Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Александр ФЕДОСЕЕВ

Александр Федосеев

Александр Федосеев родился в 1957 году в Тульской области. Окончил техническое училище, получив ...

Читать далее

Эдуард УГУЛАВА

Эдуард УГУЛАВА

Автор множества публикаций в московских, киевских изданиях, неоднократный победитель конкурсов на лучший рассказ в «Крокодиле», ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Живой подарок

Ирина Симанская. Живой подарок

Автор: Мария ШУРИНОВА, Ирина СИМАНСКАЯ
Жанр: Истории для детей
Издательство: ПП “Купол”
Город: Севастополь
Год: 2011

Автор рассказов, помещённых в этой книжке, Мария Константиновна Шуринова много лет была художником и режиссёром Крымского кукольного театра. До Великой Отечественной войны была издана в Крыму книжка М.К. Шуриновой «Ёж и заяц». Во многих театрах кукол, в том числе и в симферопольском, шли её пьесы «Дед Мороз», «Девочка и медведь» и другие.

Мария Константиновна Шуринова умерла в 1952 году. Рассказы, включённые в эту книжку, она написала в последние годы своей жизни.

Симанская Ирина Юрьевна — дочь Марии Шуриновой — родилась в 1923 году, она участник боевых действий в Великой Отечественной войне, награждена медалью «За оборону Кавказа» и орденом Великой Отечественной войны второй степени. Ирина Юрьевна долгие годы проработала на океанических судах объединения «Азчеррыба». Печаталась в журналах и альманахах,  автор нескольких книг, член Севастопольского городского  литературного объединения имени Озерова, член Союза русских, украинских и белорусских писателей.

Ирина СИМАНСКАЯ

Акула, валерьянка и… красная босоножка

У меня дома, среди сувениров, подаренных морем, висит красная босоножка из пересохшей, сморщенной кожи. Иногда мой семилетний внук задумается, разглядывая достопримечательности океана, и скажет:

– Бабушка, расскажи, как тебя чуть акула не съела.

– Чуть-чуть не считается, – неизменно отвечаю я, – но что было, то было.

Последняя пересадка в море, и я отправляюсь домой. Рейс закончен. С одесского судна “Львов” перехожу на севастопольское – “Стратосфера”. Для этого готовят мотодори (шлюпку). “Львов” сбавил ход, лёг в дрейф. Словно на качелях, крепкие металлические тали опускают ее с подветренного борта, океанская зыбь не желает сдаваться. Волны играют судном. Потом вдруг плавно откатываются, опуская “Львов”вниз, чтобы через пару десятков секунд снова устроить толчею.

В новом синем спортивном костюме и красных босоножках усаживаюсь на среднюю банку (это я приоделась в честь праздника возвращения). Крепко держусь за борт. Спускаемся. Минута, и нас принял океан. Шлюпка ударилась днищем, тут же заработал мотор, бубнящим гулом перекрывая шум несговорчивой волны, иона, набирая скорость, помчалась вперед, разбивая носом кипящую волну.

Вот и борт “Стратосферы”. Подали конец, который закрепили с кормы. Я встаю на банку, переступаю на планшир, протягиваю руки к штормтрапу, но коварная волна отбрасывает незакрепленный нос шлюпки, и я, уже готовая ухватиться за трап, падаю между бортами.

Лишь какие-то мгновения в воде, но отчетливо понимаю: сейчас шлюпку прибьет обратно, и вместо меня останется лепешка. Иду в прозрачную глубину и вдруг вижу совсем недалеко зеленый глаз и острый нос. Мысль работает лихорадочно быстро: “Это же акула!”.

АкулаВ воде она смотрится иначе, чем на падубе. Зоркий зеленый глаз явно следит за мной. Делаю несколько судорожных движений и вылетаю на поверхность. Вдали удаляется тень. Отчаянно преодолеваю в образовавшемся пространстве расстояние до левого открытого борта, хватаюсь за протянутые мне руки матросов, упираюсь ногой в специальную петлю бортового леера мотодори и переваливаюсь на ее дно.

Волна уже прижала нос шлюпки и я, вскакивая, хватаю штормтрап и быстро поднимаюсь на борт “Стратосферы”.

Вода стекает с меня ручьями, мокрые волосы сосульками свешиваются на лицо, ноги босые, потому что красные босоножки уплыли. Смотрю вдаль, но босоножек не видно, и вижу, как острый треугольник плавника акулы заходит по второму кругу. Теперь по-настоящему понимаю, какая опасность была со мною рядом. Судовой врач Анна Васильевна дергает меня за мокрый рукав.

– Как вы, не ушиблись? – Она заглядывает мне в глаза, отводит с лица мокрые волосы и пристально рассматривает меня. Неожиданно мне становится жаль босоножек, и я говорю ей об этом.

– Скорее пойдемте в амбулаторию, иначе вы простудитесь, вода ведь всего 15 градусов. Я испугалась, увидев, как вы выпали за борт, прийти в себя не могу, а вас волнуют босоножки,– строго говорит доктор и провожает меня в амбулаторию.

В амбулатории я принимаю согревающий душ. Теплая вода успокаивает, по телу разливается необыкновенное блаженство, не хочется выходить. Но принесли вещи и надо одеваться.

В это время врача по судовой трансляции просят выйти на палубу с валерьянкой.

– Вам плохо? – обращается она ко мне.

Отвечаю, что все в порядке, и она спокойно может уйти. Доктор схватила со стола пузырек и убежала.

Одевшись, я пошла туда же: Окруженный ребятами, на крышке трюма сидел боцман. Он был бледен, держался за сердце. Рядом хлопотала доктор.

Оказывается, когда я упала между бортом и шлюпкой, боцман бросился за спасательным кругом. Увидев, что в воде никого нет, решил, что случилось худшее, и “пассажиркой”со “Львова” уже закусила акула, с утра снующая вокруг судна. Вот тогда и понадобилось успокоительное.

Собравшиеся на корме моряки, увидев меня, позвали посмотреть, с кем я недавно плавала рядом. На палубе лежала только что пойманная на толстый крючок голубая акула. Она била хвостом, извивалась всем телом, хищно раскрывая пасть с шестью рядами острых зубов. Наконец она выбилась из сил и притихла. Я присела не очень близко, чтобы еще раз заглянуть в гипнотизирующий меня зеленый глаз. Теперь он казался не страшным, равнодушным ко мне. Глаз периодически мигал, словно маленький фонарик.

Когда акулу разделали и выпотрошили, все увидели в числе съеденных предметов мою красную босоножку. Кто знает, может быть, это она и спасла меня, обратив на себя внимание хищницы. Красный цвет мог быть принят за кровь или за кусок кровоточащего тела. Хотя специалисты утверждают, что акул привлекают в большинстве своем лишь белые предметы.

Конечно же, я забрала себе на память свою красную босоножку, а вернувшись в Севастополь из длительного рейса, пополнила ею свой домашний морской музей. Ведь редкая женщина может похвастаться предметом своей одежды(или туалета) утерянного в океане и найденного вновь столь необычным образом.

 * * *

У моряков разных стран для переговоров и обихода существует целая серия слов и радиосигналов. Это целые книги, которые есть на всех судах, их знают наизусть. На каждом корабле так же употребляют веками сложившиеся слова, принятые в употребление моряками:

*шлюпка или мотодора – лодка, моторная лодка

*банка – скамья

*трап – лестница

*выражение «подать конец» — означает, что шлюпка (корабль) канатом закрепляется к борту судна или к берегу

*леер – защитное ограждение борта

*планшир – брус для укрепления борта шлюпки

*шторм-трап – лестница из каната и деревянных ступеней

*толчея волн – столкновение гребней волн между судами

 

Шуринова М., Симанская И. Живой подарок: Истории для детей. Севастополь: Издательство: ПП “Купол”, 2011. — 80 с., ил.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.