Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Геннадий КАНДАКОВ

Г.И. Кандаков

Профессиональный моряк, капитан второго ранга в отставке, за перо взялся уже после окончания флотской службы.

Все ...

Читать далее

Ирина СИМАНСКАЯ

Ирина СИМАНСКАЯ

Член Севастопольского городского  литературного объединения имени Озерова, Член Союза русских, украинских и белорусских писателей. Член ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Александр ВОЛКОВ. Красавчик

Александр ВОЛКОВ. Красавчик

У пенсионера Куликова было двое детей: старший, взрослый мужик тридцати пяти лет, и дочка, которая только поступила в университет и училась на первом курсе.

С сыном Сашей в прошлом у Куликова были проблемы: тому пришлось за свой необузданный нрав отсидеть шесть лет за драку, в которой у противника оказался нож, которым тот и был порезан. Но теперь сын остепенился, нашел хорошую женщину, родил для Куликова внука, работал в какой-то транспортной фирме и, видимо, занимался чем-то еще: приезжал на дорогой машине и помогал престарелым родителям и своей любимой младшей сестричке деньгами.

Вообще-то теперь все складывалось как нельзя лучше – дочка выросла, поступила в университет и Куликову не создавала множества проблем, не как у других. У соседа по лестничной клетке, например, дочка, красавица и спортсменка, пришла домой и в лоб зарядила родителям, мол, рожать буду и выхожу замуж. У Куликова пока такого не было. Его Аня по спортзалам не ходила, на дискотеки отправлялась только с подругами, была не броской внешности, имела лишний вес, невинное, даже глуповатое выражение лица и чаще всего ее можно было застать за чтением романов, которыми они обменивались с матерью, предварительно совершая наскоки на книжные лавки.
А Куликова больше донимало колено – болело все сильнее и сильнее. Чем он только его ни натирал, и в тот вечер он сидел в кресле с компрессом на колене из распаренного листа капусты и меда, когда жена зашла в комнату, плотно притворила дверь и шепотом сообщила:
– У Анечки жених! Весь из себя, прямо красавчик! И крутой! Ты бы видел, на какой машине он за ней приезжает! – и закатила глаза вроде как от восхищения.
– На какой?
– А я что, знаю? Крутая…
– Знаю я таких. Не придется этому красавчику потом голову отбивать? Кто он такой?
Но тут дочка подала голос, и супруга убежала на зов.
Дочка вскоре ушла к своему красавчику, а Куликов повозился немного и пошел спать.
Ночью его разбудил плач.
Он включил свет и пошел на звуки.
Жена сидела на кухне и плакала.
– Ты чего?
– Ани до сих пор нет.
– А сколько время?
– Уже почти четыре часа.
Куликов быстро оделся и вышел во двор.
– Поищу, – крикнул супруге, закрывая за собой дверь.
Двор их многоэтажки на четыре подъезда освещал только один фонарь. Двор был устлан опавшими, но шевелящимися от ветра листьями, которые и в воздухе кувыркались, как подброшенные листы бумаги: было холодно и еще ночью ветер усилился – все скрипело, шумело и двигалось.
В темноте, там, где находилась детская площадка, слышались голоса наркоманов, которые каждую ночь устраивали в этом месте свои посиделки.
У дальнего угла дома стоял автомобиль марки «БМВ» седьмой модели, но старого образца, такие машины считались крутыми еще в 80-х годах прошлого века. В салоне автомобиля кто-то сидел.
Куликов подошел поближе.
Водитель сделал движение, как вроде он кого-то нагибает, чтобы с улицы не видно было.
Куликов подошел еще ближе, водитель ему улыбнулся, симпатичный такой молодой человек.
Куликов подумал, что парень, видимо, воспитанный, раз среди ночи улыбается незнакомым людям и отошел прочь.
Развернулся, обошел дом, спустился к рынку, прошел квартал – никого!
Вернулся домой.
Подходя к подъезду, увидел, что во всех окнах их квартиры горит свет.
Жена с дочкой сидели в спальне и плакали.
Жена обняла дочь.
Куликов подошел ближе и увидел, что у дочки огромный кровоподтек под левым глазом, разбита губа.
– Папа, ты же к машине подходил, он меня такие гадости заставлял делать! А когда тебя увидел, то нагнул меня и сказал, что прирежет, если я хоть пикну… Что я могла сделать? А-а-а-а.
Куликову стало дурно, он промямлил, не понимая значения слов:
– Может, ты его чем-то обидела?
– Ты в своем уме? Ребенка избили, изнасиловали, –  вступила жена, – д-у-рак какой-то, пошел отсюда!
– Я хотел сказать… Может, в милицию?
– Пошел вон! – и опять начали реветь. – А что ты Саше скажешь? В милицию… Ты, дурак старый, подумал?! В милицию… О-о-о…
Куликов вышел из комнаты и представил, как наглые милиционеры станут его доченьку допрашивать, мол, как это было? Куда? Каким образом? Сколько раз?.. А экспертизы, мазки всякие, следы преступления… Мерзость эта… И прошептал:
– Ну, сука! Красавчик, твою мать…
Тут же вернулся в комнату:
– Ты не помнишь, где он работает?
– В горадминистрации кем-то или помощник депутата, все хвастался…
– Поехали, покажешь все места, где с ним была…
Жена тут же подала голос:
– Только Саше не звони! Слышишь?! Не звони, мало нам одного горя, так еще и этот дров наломает… Не звони, слышишь?
– Ладно, ладно, – отмахнулся Куликов, – я сам все сделаю, все решу.
Ночные улицы были пусты, будто город вымер. Только гнулись макушки деревьев, да листва кружила в воздухе и мелась ветром по тротуарам.
Подъехали в артбухту.
– Мы с ним в «Домино» заходили, он меня учил в бильярд играть.
– А живет он где?
– Я не знаю, – и опять заревела.
– Вспомни, куда вы с ним ходили на квартиры, может к нему домой, может к кому-то? Ну, вспомни.
– Да, как-то к его другу заезжали на Пирогова.
– Поехали, покажешь.
Дочка указала на двухэтажный дом, погруженный в темноту.
– Хорошо, – сказал Куликов, – завтра разберемся, кто здесь живет. А еще?
– Что еще?
– Вспомни, откуда приезжал, где машину ставит, может, говорил, где живет. А?
– Да ничего он не говорил, только хвастался, что всех ментов и воров каких-то знает. А в машине я ему сказала, что мой папа тебя убьет. Так он смеяться начал, мол, я таких людей знаю, что папа пойдет бродить. Я ему говорю, что мой папа тоже всех знает. А он – то ты, курица, гонишь, чего ж вы тогда на первом этаже живете, и на «копейке» катаетесь, если такие крутые?
И опять заплакала.
– Болит, Анечка, голова?
– Болит, папа.
– Погоди немного, покажешь, где его найти можно, и я отвезу тебя к врачу.
– Мне мама уже дала таблеток, сейчас подействуют.
Они наматывали круги по пустому ночному городу. Куликов возил по районам в надежде, что дочка увидит место, где они были, и вспомнит.
Так и вышло – в пятом микрорайоне возле школы она вскрикнула:
– Здесь, папа!
– Что здесь?
– Он на этой стоянке, видишь, машины стоят?
– Вижу, сейчас так по всему городу бросают.
– Видишь, его машина стоит!
Куликов и сам увидел старую «БМВ» седьмой модели. Эту машину он видел в своем дворе совсем недавно.
– А куда он уходил? К какому дому?
– Вон тот, рядом с проходняком, видишь?
– Вижу. Все ясно, поехали домой, а я вернусь, поищу красавчика этого. Наверняка он где-то тут живет, сука, и, скорее всего, квартиру снимает.
Отвез дочку домой, зашел в квартиру, на кухне, в ящике достал раскладной нож, сунул в карман и тихо вышел.
Вернулся к машине красавчика.
Свою копейку поставил чуть в стороне и пошел во дворы.
На улице уже ползали собачники, и питомцы подбегали к Куликову, сначала настороженно обнюхивали, потом дружески виляли хвостами.
Только бы знакомых не встретить, думал Куликов.
Исследовав дворы, понял, что ждать нужно у машины красавчика, туда он обязательно придет.
Ждать пришлось долго.
Куликов то сидел на холодных лавочках, то медленно бродил мимо закрытых дверей в подъезды.
Ветер не утихал, и по воздуху летели одинокие листья, основную массу ветер сорвал еще ночью.
Из подъезда вышел молодой человек.
Куликов сразу понял, что это он. Вроде на лице у того не написано, а ясно, что это тот человек, которого он ждет: и походка у него, как у победителя, которому все должны, и смотрит сквозь человека, а не на него, и движения, будто ему не терпится чего-то…
Куликов пошел следом – точно! Тот подошел в старому «БМВ», стал открывать ключом дверь.
Куликов подошел сзади, тот при его приближении  обернулся и сразу начал:
– Я тебя узнал, дед. Ты с дочкой очень похож. С тобой сегодня воры поговорят, понял?
Куликов изо всех сил врезал ему справа в ухо.
Красавчик упал, но тут же поднялся и сосредоточенно бросился наутек.
Куликов рванул за ним, побежал следом, но с первых шагов стало ясно, что отстает, и еще эта сука нырнула под проволоки, на которых летом сушили белье.
Куликов тоже напряженно и неуклюже нырнул под проволоку и уже возрадовался, что миновал опасный участок, но какая то сила его уложила на землю, ударив при этом по горлу. Он, видимо, потерял на мгновение сознание, но когда зажгли свет, то сразу глянул вслед бегущему от него.
Тот, видя, что преследователь упал, остановился и стал мерзко ухмыляться, тяжело при этом дыша.
Куликов нащупал в кармане нож.
– Ну, иди, сука, сюда! – прошептал исступленно он.
– Эй! – крикнул красавчик. – Ддед! Как дела?
«Ну ничего, я сыну все расскажу, пусть еще ходку сделает, но жопу поврет на кресты этому красавчику!» –  забормотал непонятными для него штампами Куликов, не вникая в смысл произнесенного.
Потом глубоко вздохнул и прошептал:
– Только никакой ходки не будет, я в милиции все возьму на себя… Вот так… – решил Куликов и, с натугой поднявшись на ноги, услышал, будто выстрел прозвучал – хрустнуло в колене.
Красавчик, не дожидаясь ответа, побежал дальше, к стоянке такси, машины с шашечками виднелись у дороги. Сел в машину и отъехал.
Куликову стало плохо, накатила тошнота, слабость и его вырвало. Он вытер ладонью рот, потом оперся на один из металлических столбов, между которыми были натянуты провода, где сушилось белье, достал мобильный телефон и набрал номер Саши, своего сына.
Обернулся назад, на то место, где недавно произошла стычка с красавчиком, увидел, что подъехала машина такси, из нее вылез красавчик, открыл «БМВ».
Когда в аппарате послышались сигналы вызова, Куликов решил ничем не выдать своего волнения, обратиться как всегда по имени, бодро сказать: «Привет, Саша, как дела?» но, не успел даже произнести «Алло, Саша!», а сын уже ответил:
– Привет, папа.
Голос Куликова предательски дрогнул, и он только сумел натужно произнести:
– Сынок...
В ответ моментально услышал:
– Ни слова больше, батя, я все понял! Уже еду!
Куликов стоял, держась за столб, его била мелкая дрожь, и он нервно хихикал, глядя на красавчика, садящегося в свой крутой « БМВ» восьмидесятых годов и медленно уезжающего с места стоянки автомобилей.

Александр ВОЛКОВ. Красавчик. Рис. А. Мартиросова

Александр ВОЛКОВ. Красавчик. Рис. А. Мартиросова

Волков А. Неотвеченный звонок: Роман в рассказах о женщинах …и немного о мужчинах… – Севастополь: «Дельта», 2014. – 336 с., илл.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.