Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Мария ВИРГИНСКАЯ

Мария Виргинская

Мария Виргинская родилась в Ленинграде, но ее истинная родина — Севастополь, место действия всех ее произведений. ...

Читать далее

Ирина БОХНО

Ирина Бохно

Самобытный автор, чувственная поэтесса, великолепный журналист — Ирина Бохно была хорошо известна в журналистских и писательских ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Александр ВОЛКОВ. Вося «Бум-бум»

А.Волков. Вося "Бум-бум"

После долгого, в несколько лет, перерыва я зашел в кабак, на месте которого раньше был бар, а теперь он назывался «Бум-Бум». Его зал, как и раньше, когда там был бар, украшали старинные предметы, на стенах были развешаны фотографии конца XIX и начала XX века – в общем, исторические раритеты.

Сел у распахнутого окна, перед которым на улице росло уксусное дерево – старая вонючка, раскинувшая широко свои темно-зеленые непарноперистосложные листья, еще это дерево называют айлант, или китайский ясень.

Времени около полудня, а я в своем обычном путанном состоянии. Это когда жизнь – как пуля на излете: ничего нет, а скоро и оставшегося не будет, и ты сидишь, наконец, как оглоушенный, и ждешь, когда за тобой кто-нибудь приедет на эту конечную станцию.

Это заведение держал, по идее, Вова, которого все называли Вося.
Этот Вося закончил в начале девяностых с моим братом Севастопольский приборостроительный институт. Во время учебы он, кроме самой учебы, занимался наукой – ему прочили большое научное будущее в области компьютерных технологий, ухаживал за своей девушкой по имени Валя, еще занимался альпинизмом и облазил все крымские отвесные горные склоны. В общаге в его комнате всегда валялись рюкзаки, кошки, веревки, заступы, над которыми колдовал Вося, приводил их в порядок, готовясь к очередному штурму отвесной скалы.
По жизни он был такой безобидный, учтивый, аж страшно – начнется в общаге драка, так он не участвует, а достается ему больше всех. Талант какой-то по морде незаслуженно получать. И все из-за доброты его и безотказности.
Потом, после выпуска наступили не те времена, в смысле, не ожидаемые – все пошли по свету своими путями.
Вося, например, с наукой завязал, спорт забросил, открыл надливайку и жил с нее вместе со своей однокурсницей, которую все стали называть Валюся. Вося был дисциплинированным бизнесменом, и во времена Большой смуты в бандиты не лез. Потому и выжил. Потом они построили с Валюсей на месте наливайки бар и жили с него. Валюся стала баловаться красненьким, каждый день и с утра, а Вося всегда был рядом с ней. Детей у них не было, они целыми днями пропадали на работе, а позже, по слухам, построили на месте бара ресторан и разошлись. Разошлись как супруги, но остались как партнеры и жили с ресторана, который, как я увидел, назвали «Бум-Бум».
Так вот, я быстро взлохматил у себя в голове информацию о создании кабака и сижу, и тут заходит эта, с длинными, как у цапли, ногами и каштановыми волосами, хорошей попкой и грустными карими глазами. Поначалу я на нее не реагировал. Я ее проигнорировал, хотя она и села на скамейку за моим столом, хотя зал был пустой, почти никого не было.
Фактически, мы в зале мы были одни, не считая надменного бармена.
Она сидела молча.
Потом спросила, что пью я.
– В это время суток?
– А? – она посмотрела на меня удивленно.
– Портвейн, – сказал я,
Она обернулась в зал и крикнула монументальному бармену:
– Жорик, принеси крепленого.
– Так, это уже необычно.
Она промолчала.
– Вообще-то, я всех здесь знаю, – начал я.
– Это кого?
– Ну, Восю, Валюсю...
– Тут таких нет, – сказал она, как отрезала.
Я понял, что это какая-то залетная кобыла понты колотит. Но меня интересовал вопрос – чего она ко мне клеится? Ведь надо признать, что у меня рожа не молодая и, как у всех бывших спортсменов – семь на восемь, но я, видимо, ей чем-то показался, она и подсела, а может, ей пофиг, с кем? А что, подумал я, с виду девка-то вроде ничего, то, что мне и надо. Обожаю, когда подо мной красивое бревно – делай с ней, что хочешь! Тошнит от этих девок из новой генерации с императивными выкрутасами в постели.
– А тебя как зовут?
– Алла.
– А я отзываюсь, когда ко мне обращаются по имени – Саня.
– Сколько ж тебе лет, если ты на Саню отзываешься?
– Я родился не в год Куликовской битвы. Успокойся.
Она закурила и стала пускать дым из ярко накрашенного рта вверх, вытягивая губы трубочкой и запрокидывая при этом голову, отчего ее волосы зазывно колыхались, как травы в степи во время ветра. Прикольно было наблюдать.
– А здесь ждешь кого?
– Тут мой парень работает.
– А знаешь, почему кабак называется «Бум-Бум»?
– Ну?
– Когда я был молодым и задорным, мой брат с Восей в Севастопольском приборостроительном институте учился. Я был старше их на десять лет и тогда много пил и дрался на улице, а потом залетал к ним в общагу, чтоб водки попить и баб поснимать, ну и рассказывал студентам, как вышибал на улице всяких там подсвинков: бум-бум, говорю, тот падает, как дрова. Вот они меня уважительно и прозвали – «Саня – бум-бум дрова». Думая, поэтому и назвали.
– Не знаю я никакого Восю, а мой парень мне такого не рассказывал.
– А кто твой парень?
– Босс-директор.
– Это погоняло такое?
– Так его все зовут.
– А где ты с ним познакомилась?
– На вечеринке. Он тогда напился в умат, а я с ним только познакомилась и весь вечер его тогда и таскала.
– Н-да, тогда кое-что ясно. Выпить хочешь?
– Я сама закажу, ты что будешь?
– В это время суток?
Она опять удивленно на меня посмотрела.
– Можно уже и к водке перейти. Ты как?
– Я коньяк буду…
Обернулась и опять позвала Жорика.
Тот принес коньяк и водку.
– Ты учишься где?
– Босс-директор обещал купить диплом.
– Зачем тебе купленный диплом?
– Ну как же – высшее образование!
– Скорее – верхнее…
Выпили.
Я махнул свою дозу одним глотком, а она томно цедила коричневый полтинник, будто дегустатор какой при фирме «Камю».
– Я смотрю, тебе претит одиночество? Ты не можешь быть одна, если ты одна, то начинаешь сидеть на телефоне и звонить всем подряд!
– А ты откуда знаешь?
– А видно.
– Я не могу одна. А разве я недостойна хорошего общества?
– Любое человеческое общество смердит! Разве нет?
– Я не знаю, с кем ты общаешься, раз так думаешь.
– Я общаюсь с людьми, с которыми мне интересно.
– А я?
– Может с теми, кто тебе нужен?
– Ну, не всегда.
– Правильно. Я бы сам кому-нибудь продался бы, лишь бы хорошо заплатили.
– Я не продаюсь. У меня парень есть. Ну, пусть не парень, а мужик, но он мой…
– С ним не ругаешься?
– С ним невозможно ругаться. Он хороший.
– Говорливый?
– Слова не вытянешь?
– Так поехали, где-нибудь поговорим. А?
– Не сейчас. Мой парень должен подойти, – и сунула мне в руки свою визитку, – позвони мне, только до обеда, потом я с моим парнем буду.
– Идет, – сказал я и посмотрел на ее ноги. Ноги были классные, фигурные, словно вылитые, и сходились в отличной заднице, которая как хозяйка принимала их в себя, и…
– Привет, Саня! – прервал мои смакования голос.
Я обернулся и увидел Восю. Тот был узнаваем, но уже со сглаженными чертами лица, плохими зубами, щелками глаз, небритый, и руки при пожатии то ли грибками поражены, то ли какой проказой, в общем, бывший отличник, ученый и скалолаз не создавал впечатление очень здорового человека.
– Как, Саня, дела? – фамильярно спросил он.
– Нормально, если так бывает.
– А как бандиты твои? Времена другие. А?
– Кто в бегах, кто сидит, остальные здравствуют.
– А тема идет?
– Тема вечна, на любого козла найдется волк – кто кем родился.
– И что? С тем получают?
– Кто-то это отменял?
Восю передернуло, он обернулся и махнул рукой вглубь зала.
– А чего кабак не назвал – дрова?
–  «Бум-бум» звучит зазывнее. А ты понял, да? – и сморщился в угодливой улыбке, потом захихикал.
Вокруг столика засуетились официанты, стали смотреть на меня как положено с подобострастием.
Вося сел у окна, из которого хорошо видны были ветки китайского ясеня – айланта, или по-простому, по-русски, вонючки.
– Чего не срубишь? – спросил я.
– Где растет вонючка нет ни мух, ни комаров, ни какой другой гадости, кроме нас, – и заржал похабно.
Тут подала голос Алла:
– Это мой парень.
Вося ухмыльнулся, кивнул на нее и произнес:
– Это моя жена, – обернулся в зал и махнул рукой.
Тут же принесли напитки, салаты, кушанья...
Вося пил по-семинарски – портвейн стаканами, водку порциями по сто граммов.
Потом подали рапанов.
Этих рапанов и раньше ловили другие бывшие одноклассники моего брата, и Вося их готовил. В баре готовили классно. Когда я разрезал приготовленную мякоть морского существа, то ощущал всеми чувствами какое-то океанское прикосновение – может, все исчезающий налет тины или соленой воды. Наверное, это и есть шарм.
Алла не отставала, много ела и много пила. Пила коньяк уже большими глотками, и все больше и больше розовело ее молоденькое лицо.
– Пойди, скажи Леди-вумен, чтобы кофе сделала по-турецки, – сказал Вося.
Та удивленно обернулась на него:
– Сам скажи.
– Кто это – Леди-вумен?
– А-а-а, – махнул Вося и скривил лицо, – Валюся.
Потом он обернулся в зал, затем уставился себе в колени и замолчал.
Посмотрел через какое-то время на Аллу и говорит:
– У тебя, по-моему, тушь потекла, пойди в туалет приведи себя в порядок.
Та полезла в сумочку и достала зеркальце, внимательно осмотрела свое лицо, слегка покусала губки, потом кончиком мизинца дотронулась до уголка рта и сказала:
– Да все нормально, с чего ты взял?
Вося засопел и умолк.
Я выпил еще, Вося как спохватился и потянулся со стаканом со мной чокаться.
– А я? – вступила женщина.
– И ты, конечно, – кивнул он, потом добавил: – Леди-вумен что-то тебе рассказать хотела, подойди к ней.
– Потом подойду, – отмахнулась она.
Вося посмотрел на нее и произнес:
– О, теперь точно размазалась, иди, приведи себя в порядок.
Та снова достала зеркальце и долго себя рассматривала.
– Ты чего? Придраться к чему-нибудь хочешь? Хочешь, чтобы я ушла?
– Да я... – начал было Вося, но женщина резко поднялась с места и пошла к барной стойке, стала с кем-то громко разговаривать.
Я молчал.
Вося сидел бронзовый, как кумачевое полотно.
– Знаешь, – начал он, – а я ведь хотел, чтобы она отошла, чтобы сказать тебе, как она мне нравится, можно даже признаться – я ее люблю. Представляешь?
– А чего ж ты так? Пойди, поговори с ней.
Вося хмыкнул, и зрачки его спрятались за отечные мешки под глазами:
– Да куда она денется!

А.Волков. Вося "Бум-бум". Рис. А. Мартиросова

А.Волков. Вося «Бум-бум». Рис. А. Мартиросова

 

Волков А. Неотвеченный звонок: Роман в рассказах о женщинах …и немного о мужчинах… – Севастополь: «Дельта», 2014. – 336 с., илл.

 

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.