Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Владимир ГУБАНОВ

Владимир Губанов

Севастопольский поэт, бард, журналист. Победитель фестиваля авторской песни «Чатырдаг-2008» в номинации «Автор». Организатор ...

Читать далее

Валерий ВОРОНИН

Валерий ВОРОНИН

 

Поэт, прозаик, популярный писатель, исследователь, участвующий в поиске исторических артефактов.

 

Биография

Родился в г. Кривой ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Андрей АГАРКОВ. Андрюха

А. Агарков. Андрюха. Эссе

Питер ждал. Манил полученной от флота капразовской квартирой, которая с прошлой зимы прозябала в двухкомнатном одиночестве.

Мне – пятьдесят. Тридцать три календаря выслуги. Но, верится – все еще впереди.

Севастополь покидал теплой зимой, горячо попрощавшись с сослуживцами, не обращая внимания на усмешки по поводу моей уверенности – выдержит месяца два-три, и вернется, туда, где родился, служил, не предал Флаг и писал стихи…

Когда сжимается время – расширяется пространство.

Здравствуй, Питер: парки с выстроенными под единый ранжир и остриженными наголо ветрами и заботливыми садовниками деревьями, ершистыми царскими тропинками у воды, со стекающей синевой неба сквозь небрежные расчесы облаков!

Давно не был…

…Ленинград. Курсантские встречи. Рождение первенца.

Сейчас ему почти тридцать и он в Севастополе, а я здесь: привычно иду от Сенной – вдоль канала Грибоедова, слева – через Львиный мост – в ВОСВОД, а мысли мои – в Севастополе, уже почти другом Севастополе…

Есть связь по телефону! Почти кричу:

— Сына, как дела? Ты где?!

— Па, ты, что телек не смотришь? Все нормально. В самообороне города. Гудки…

Отвечал спокойно и гордо.

В ушах тишина такая, что ощутимо подрагивание струн музыкальных инструментов, в пустом помещении, за пыльным стеклом дома на Театральной площади, где жил Мейерхольд.

Звонки…Звонки…Телевизионные новости…

Выступление в Доме писателей, где я, с уверенностью, читаю давно написанное стихотворение «Севастополь», и, далеко забегая вперед говорю:

— Все под контролем, все будет хорошо.

А, уходя, твержу:

— Через два-три дня я буду у своих равелинов, обязательно буду.

Но не так-то было…

Звонки…Звонки…Тревога многочисленной родни. И уверенная жесткость сына:

— Ты что?! Ты куда?! А если не так пойдет?.. Па, ты готов принять в Питере семерых детей, ну и сопровождающих? Хотя, это вряд-ли – мы на местах, справимся. Но лучше знать, что ты готов…

— Да, конечно, да.

Ветер обжигает лицо. Сжимается время – расширяется пространство. Стою – недвижим и чувствую как тяжело дышит и увеличивается в объеме моя питерская квартира.

Молчу. Мечусь.

Разрыв ночей, где — уходящая приносит избавление и гордость…

…Мой отец, рожденный в 1920 году, незаспанным курсантом Севастопольского училища зенитной артиллерии, 22 июня 1941 года сшивал снарядами родное небо, внезапно раскроенное крыльями румынских самолетов. В 1945 году, на Кольском полуострове, завершая встречу с войной, может быть и прощал поверженных, неразумных германцев. И бледные лучи северного солнца румянились на густой эмали ордена «Красной звезды» и, на изломах, обретали естественность, отражаясь от потемневших – золотой и красной нашивок (тяжелое и легкое ранение).

Потом он, конечно, вернулся в Севастополь, где и остался навсегда в 1982 году. Если бы он не вернулся, откуда бы я шагал?

Конечно, и я вернулся в Ленинград, из которого, малышом, шагнул в Севастополь мой Андрюха.

Связь. Неразрывная связь возвращает людей и города…

Питер звенит ветрами. Темнеет и трескается лед. Скоро взорвется сковавшее пространство и малое прибудет к великому…

Именно так волнистая строка, с размаха, завершается точкой.

Разрывая бумагу – взлетают чайки и, с затихающим клекотом, исчезают в закатном мареве за Михайловским равелином…

Питер

Об авторе

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.