Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Ирина СИМАНСКАЯ

Ирина СИМАНСКАЯ

Член Севастопольского городского  литературного объединения имени Озерова, Член Союза русских, украинских и белорусских писателей. Член ...

Читать далее

Сергей ГОРБАЧЕВ

Сергей Горбачев

Капитан 1 ранга запаса. Член Союза журналистов России. Председатель Союза журналистов Севастополя.

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Борьба за Крым. Часть 3. Севастопольский «облом»

борьба за крым_ч3

Автор: Борис НИКОЛЬСКИЙ
Жанр: Научно-историческое исследование
Издательство: «Мистэ»
Город: Севастополь
Год: 2014

Хорошо представляя себе «праведный» гнев читателей, изначально возмущенных названием «Севастопольский «облом», даю некоторые пояснения. В мемуарах маршала Василевского, в том числе в воспоминаниях, посвященных Крымской операции, Александр Михайлович неоднократно использовал термины: «взломать», «проломить», «вломить»... В этой связи, оценивая процесс управления войсками в ходе боев под Севастополем в апреле-мае 1944 года, и в некотором роде вторя маршалу, я позволил себе в названии книги использовать одноко-ренное от этих сильных, образных терминов слово — «облом».

Объектом исследования стали боевые действия в ходе Крымской наступательной операции. Отдельные этапы борьбы за Крым неоднократно описывались в воспоминаниях участников событий, привлекали внимание военных историков и краеведов, но чаще исследователи не выходили за временные рамки Таманской, Мелитопольской и Крымской наступательных операций, не пытаясь проследить в них связи, выявить стратегические просчеты и тактические ошибки командования. Используя наиболее аргументированные публикации по отдельным эпизодам исследуемой темы и документы, введенные в оборот в последние годы, в этой части своего исследования автор поэтапно производит анализ боевых эпизодов, проведенных войсками 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии в процессе Крымской наступательной операции. В ходе описания проводится сравнительный анализ тактических приемов противоборствующих сторон, выявляются причины отдельных успехов и неудач. Даются краткие характеристики военачальников, руководивших отдельными операциями, и анализируется их роль в процессе подготовки и осуществления стоявших перед ними задач. Отдельные главы посвящены участию Черноморского флота в борьбе с морским противником в процессе выполнения задач Морской части Крымской наступательной операции. Используя подборку документов немецких архивов по исследуемой теме, автор проводит углубленный анализ процесса эвакуации противника с Херсонесского плацдарма на фоне борьбы нашего флота с морским противником на этом этапе.

Исследование рассчитано на читателя, знакомого с основами военного дела, с военной и морской терминологией.

Фото на обложке: А.М. Василевский и Ф.И. Толбухин на командном пункте под Севастополем. Апрель 1944 г.

Оглавление
В качестве необходимого вступления
Глава 1. Подготовка к Крымской наступательной операции
1.1.               Обстановка в Крыму марта—апреля 1944 года из анализа
немецких документов
1.2.              Планы сторон
1.3.               Оценка противоборствующих группировок с учетом их состава, вооружения и размещения на позициях накануне начала операции
Глава 2. Общий ход Крымской наступательной операции
2.1.              Бои на Перекопском перешейке и на Сивашском направлении
8-14 апреля 1944 года
2.2.             Наступление 8 апреля на участке 51-й армии.
2.3.             Ход боев в полосе наступления 51-й армии с 9-го по 11-е апреля.
Прорыв 63-го корпуса на Сивашском перешейке
2.4.           Бои в полосе наступления 2-й Гвардейской армии
2.5.           Введение в бой 19-го танкового корпуса
2.6.           Меры, предпринимаемые немецким командованием по итогам первых трех дней боев
2.7.           Наступление Отдельной Приморской армии 10—12 апреля 1944 года
2.8.           Преследование отступающих немецко-румынских частей 11—15 апреля
2.9.            Бои на подступах к Севастополю 15-24 апреля
2.10.          Ход событий на подступах к Севастополю с 24-го апреля по 5-е мая. Подготовка к штурму крепостного района
Глава 3. Штурм Севастопольского укрепленного района. 3.1. Прорыв главной оборонительной полосы
3.1.1.         «Демонстративные» действия 2-й Гвардейской армии
3.1.2.         Наступление 63-го корпуса 51-й армий 7 мая
3.1.3.          Наступление 16-го стрелкового и 3-го горнострелкового корпусов Приморской армии. Штурм высоты Горная 318-й стрелковой дивизией
3.1.4.         Бои 8-го мая на левом фланге фронта. Создание условий для ввода в бой 19-го ТК
3.1.5.         Основные боевые эпизоды 9-го мая в полосе наступления 19-го танкового корпуса
3.1.6.         Бои по освобождению непосредственно Севастополя
Глава 4. Черноморский флот в разгроме Крымской группировки противника
4.1.          Ход подготовки к боевой операции надводных кораблей
4.2.          Силы и средства, привлекаемые противником для обеспечения эвакуации
4.3.          Использование подводных лодок в ходе Крымской операции
4.4.          Боевая деятельность бригад торпедных катеров на коммуникациях противника в период Крымской операции
4.5.           Участие авиации флота в Крымской операции. Официальная информация
4.5.1.       Боевое применение морской авиации в ходе Крымской операции. Первый период с 11-го по 20-е апреля
4.5.2.       Второй период с 20-го апреля по 7-е мая
4.5.3.       Авиация флота в ходе заключительного этапа Крымской операции
4.6.          Боевая деятельность Черноморского флота по блокаде Крымской группировки
Глава 5. Последний акт Крымской трагедии 17-й армии вермахта

5.1.           Разгром группировки 17-й армии вермахта в районе мыса Херсонес
5.2.          Подведение итогов Морской части Крымской наступательной операции
5.2.1.       О потерях, понесенных нашими войсками в ходе Крымской операции
5.2.2.       Подведение общих итогов Крымской наступательной операции Примечания
Приложения

сталин медаль

ОТ АВТОРА

Обращаясь к теме освобождения Крыма и Севастополя в ходе Крымской наступательной операции, было желание, прежде всего, сопоставить трагические для Приморской армии события июня 1942 года с разгромом крымской группировки противника в мае 1944 года. Любые сравнения в истории, особенно в истории военной, грешат натяжками, притянутыми «за уши», всякими нелепыми сопоставлениями. Так случилось, что в период Второй мировой воины Северная Таврия, Крымский полуостров и Северный Кавказ стали ареной неоднократных и ожесточенных боевых столкновений армий воюющих сторон. Непосредственно Крыму в 1941—1942 годах и 1943—1944 годах придавалось исключительно большое значение. В послевоенные годы вышло много исследований, посвященных боевым действиям в Крыму в 1941—1942 годах, несколько меньше событиям 1943—1944 годов.

Можно было бы провести целую серию сравнений хода боевых действий двух военных периодов в Северной Таврии, на Тамани, в районе крымских перешейков, на севере Крыма, на Керченском полуострове, в горном Крыму и под Севастополем. Трагическая гибель Приморской армии в июне-июле 1942 года и драматический исход борьбы за Крым для немецкой 17-й армии в апреле-мае 1944 года редко даются в качестве серьезного сравнительного анализа, а чаще преподносятся как некое историческое возмездие германской армии за ту трагедию, что постигла советскую армию в аналогичной ситуации... Здесь следует вспомнить изречение Гераклита: «Все течет, все меняется», вошедшее в историю как постулат: «...нельзя войти в одну и ту же реку дважды». И все же, нельзя отрицать того, что в ходе боевых действий в Крыму в апреле-мае 1944 года возникали боевые ситуации, схожие с ситуациями октября — ноября 1941 года и июня—июля 1942 года, при этом только соперники поменялись местами и ролями при резко изменившихся боевых возможностях сторон. Эти события «роднило» уже то, что боевые действия происходили на одной территории, в обоих случаях они развивались исключительно динамично, отличались особым ожесточением и сопровождались большими жертвами. Общим было и то, что быстро меняющаяся обстановка порождала многочисленные ошибки и просчеты военачальников с обеих сторон. Даже смена командования оборонявшимися сторонами повторилась как в дешевом анекдоте — в самый критический момент, резко отбросив мудрый совет — «...коней на переправе не меняют» В первом случае командование советскими войсками было передано от генерал-полковника Кузнецова вице-адмиралу Левченко, во втором — от генерал-полковника Енеке генерал-лейтенанту Альтмендингеру.

В силу объективных и субъективных причин в процессе руководства нашими войсками и войсками противника в ходе боевых действий в Крыму было допущено немало ошибок, следствием которых стали неоправданные обстановкой потери, упущенные возможности, невыполненные в срок и с должным эффектом боевые задачи. Это явилось основной причиной того, что в послевоенных воспоминаниях военачальников и последующих исследованиях отдельные боевые эпизоды из рассматриваемых нами периодов традиционно обходились молчанием, либо умело фальсифицировались , а некоторые откровенно перевирались. Особенно это коснулось завершающих этапов боев, с неизбежной эвакуацией остатков войск. Что касается сопоставления процесса эвакуации немецкой группировки в апреле-мае 1944 года с жалким подобием «частичной» (?) эвакуации» частей Приморской армии в первых числах июля 1942 года, то эти эпизоды трудно сравнивать по методике планирования, масштабам проведения, успешности осуществления и главное — по конечным результатам. Самым поразительным в этих двух боевых эпизодах было то, что организаторов и руководителей эвакуации немецкой группировки судили, и в соответствие с приговором суда жестоко наказали, а тех, кто по определению отвечал за спасение советской армейской группировки в июне 1942 года и проявил при этом преступную безответственность, приведшую к гибели армии, наградили орденами.

Поскольку и в первом и во втором случаях эвакуация являлась следствием длительной борьбы противоборствующих сторон, целесообразно рассмотреть ее основные эпизоды с использованием всех возможных источников как с одной, так и с другой стороны с целью принятия обоснованных, аргументированных выводов.

В своем исследовании «Управление обороной Севастополя» я подробно остановился на событиях 1941—1942 годов, то теперь считаю целесообразным всесторонне исследовать и оценить события в Крыму с октября 1943 года по апрель 1944 года и особенно тщательно проследить ход боевых действий под Севастополем с середины апреля 1944 года.

В 1995 году на фасаде дома № 24 по улице Советской в Севастополе была установлена памятная доска, напоминающая о том, что в этом доме жил Герой Советского Союза капитан 1 ранга Виктор Великий. Для увековечивания памяти героя вдове и дочерям Виктора Ивановича пришлось проявить недюжинную энергию и бойцовский напор. Когда комиссия при горисполкоме, наконец, приняла положительное решение и памятная доска появилась на стене дома, выяснилось, что чиновников не устраивал тот факт, что Виктор Иванович, «всего лишь» (?) «участник освобождения Крыма», а не Севастополя... Да, старший лейтенант Великий совершил подвиг, командуя бронекатерами при высадке десанта на керченский берег в ноябре 1943 года. Но ведь именно этот боевой эпизод положил начало борьбы за Крым, а значит, и за Севастополь. При жизни Виктору Ивановичу неоднократно приходилось убеждать «непонятливых», что начало освобождения Севастополя было положено в борьбе за Керчь. В боях за Новороссийск, Тамань и Керчь черноморцы свято верили в то, что приближают день освобождения Севастополя. Так, по сути, и было.

При самом беглом ознакомлении с материалом по теме, выбранной для исследования, стало ясно, что для объективного анализа финала крымской эпопеи в первые две недели мая 1944 года, следует отступить во времени и в позициях противников перенестись, как минимум, в сентябрь—октябрь 1943 года. Я не сторонник использования журналистских штампов, вроде «...судьба Крыма решалась в процессе Таманской операции в сентябре и Мелитопольской операции в октябре 1943 года». Потому, как не судьба решалась, а Крымская «проблема», точнее, проблема борьбы с крымской группировкой 17-й армии вермахта естественным образом назревала в процессе завершения вышеназванных операций на Тамани и в Северной Таврии. А вот это уже предполагало, что все последующие военные события вокруг Крыма и на самом полуострове следует рассматривать именно в этих временных и территориальных рамках.

Но, выполняя эти условия, и обращаясь к документальным, прежде всего, архивным источникам, не стоит воспринимать буквально и всерьез сотни боевых донесений военачальников, полит донесений комиссаров всех степеней, в том числе и победных реляций по фактам одержанных побед. Нужно, принимая к сведению многочисленные архивные материалы свои и бывших противников, используя «мемуары» военачальников и воспоминания рядовых участников и свидетелей тех военных событий, проследить неделю за неделей, день за днем все боевые эпизоды, имевшие отношения к исследуемой теме. Количество исследованных материалов и источников, естественным образом трансформируется в качество владения информацией по теме, позволит грамотно отследить события и сделать объективные выводы. В предыдущих частях исследования был проведен анализ «таманского» и «керченского» этапов боевых действий, уже тем осуществлена подготовка к исследованию событий Крымской наступательной операции апреля-мая 1944 года.

Поскольку основными целями конкретного этапа исследования стали события в Крыму то, естественно, были востребованы воспоминания военачальников, под руководством которых проходилась Крымская наступательная операция. Круг этих военачальников не так уж и широк, проблема лишь в том, что не все они оставили воспоминания, а те, что имеются в наличии, в разной степени грешат недостатками, о которых мы уже вели речь. В своем исследовании я был обречен «базироваться» на воспоминания бывшего начальника Генерального штаба и по совместительству представителя Ставки при командовании 4-м Украинским фронтом маршала А.М. Василевского, бывшего командующего Отдельной Приморской армией А.И. Еременко, бывшего Наркома ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова, бывшего командующего 4-й воздушной армией гкнерала Вершинина, командующего 19-м танковым корпусом генерала И.Д. Васильева.

Казалось бы, кто еще мог обладать большей властью при проведении операций, и соответственно обладать большей информацией по всему кругу вопросов, связанных с проводимыми боевыми действиями? Немалой доли информации мы вправе были ожидать из воспоминаний бывшего начальника штаба 4-го Украинского фронта маршала С.С. Бирюзова. Что касается остальных потенциальных мемуаристов, то картина складывается непростая и о ней нам дает информацию в своих воспоминаниях А.М. Василевский.

«...На Крымской операции мне хочется остановиться особо, ибо она, по моему мнению, освещена недостаточно. К тому же в живых нет уже многих ответственных военных руководителей, кто мог бы рассказать о ней подробнее (и правдивее — Б.Н.). Ушли из жизни командующий 4-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин, чьи войска сыграли основную роль в освобождении Крыма; его начальник штаба генерал-лейтенант С.С. Бирюзов; начальник фронтового политуправления генерал-лейтенант ММ. Пронин, командующий артиллерией генерал-майор СЛ. Краснопевцев, постоянно находившийся в боевых порядках артиллерийских частей; командующие армиями, участвовавшими в этой операции: Отдельной Приморской Маршал Советского Союза АЛ. Еременко, 2-й гвардейской генерал-лейтенант Г.Ф. Захаров, 51-й генерал-лейтенант Я.Г. Крейзер, 8-й воздушной Т.Т. Хрю-кин; командующий Черноморским флотом Филипп Сергеевич Иванов, прошедший путь от пароходного кочегара до адмирала, известный под фамилией Октябрьский и как один из руководителей славной обороны Одессы и Севастополя в 1941—1942 годах. Нет среди нас представителя Ставки в период Крымской операции 1944 года незабвенного Маршала Советского Союза Климента Ефремовича Ворошилова...» (10).

А.М. Василевский был не только признанным военным стратегом, но и мудрейшим человеком «по жизни». Он не спешил с изданием своих воспоминаний, и был по-своему прав. По крайней мере, при жизни он не дал лишних поводов для критического осмысления историками своей деятельности на высших военных постах в ходе Великой Отечественной войны.

Что касается воспоминаний Василевского по Крымской операции, то, к сожалению, на тех 19 листах, что посвящены непосредственно интересующим нас событиям Александр Михайлович изложил в основном общие вопросы и полностью обошел молчанием ряд боевых эпизодов, представляющих для исследователей особый интерес. Кстати, при чтении мемуаров Бирюзова и Василевского создается впечатление, что степень глубины изложения информации и «рамки» дозволенной правдивости в обоих случаях полностью совпадают.

Вызывает удивление даже не сам академический обобщенный взгляд на события, сколько исключительно выборочный, я бы сказал, порадно-показательный стить изложения событий при крайнем ограничении фактического материала. Все это вызывают некоторое недоумение, разочарование и оставляяет неприятный осадок.

В этом вы сможете легко убедиться по ходу исследования.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Никольский Б.В., Нестеров В.И. Борьба за Крым. Октябрь 1943 — май 1944. Часть третья. Севастопольский «облом»(Крымская настпательная операция 8 апреля—12 мая 1944 г.). Научно-историческое исследование. — Севастополь: Издательство «Мистэ», 2014. — 184 с., илл.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.