Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Нина ОРЛОВА

нина орлова2015_

Поэт и музыкант Нина Орлова живет в Новосибирске. Она пишет стихи и песни, ...

Читать далее

Сергей ГОРБАЧЕВ

Сергей Горбачев

Капитан 1 ранга запаса. Член Союза журналистов России. Председатель Союза журналистов Севастополя.

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Гидаят МУСАЕВ. Инстинкт-2

Инстинкт 2

В начало.   Глава «Лёлик-солист»

«Лучше самая длинная живая очередь,

чем короткая автоматная».

Светила луна на ущелье, и пустынное в этот час Приморское шоссе, ограждённое белыми столбиками, неплохо просматривалось. Агаларов вёл машину на скорости семьдесят километров в час. Вдруг сзади их осветили фары. Они стремительно приближались. Лёлик задёргался, заглядывая в зеркало заднего обзора. Не изменяя скорости, Агаларов принял вправо, уступая дорогу. Мимо них слева промчался чёрный лимузин. Метрах в трёхстах впереди лимузин резко затормозил и остановился, перегородив довольно узкое шоссе, причём справа от лимузина оставался чуть больший проход, чем слева.
– Впегёд! – скомандовал Лёлик.
Агаларов весь напрягся и, выжимая до отказа педаль газа, направил «пирожок» вправо.
– Обходи слева! Слева обходи! – заорал вдруг Лёлик, и его тоненьком заплюгавеньком голоске явно зазвенели металлические нотки.
– Сам знаю, не мешай! Обойду слева! – проговорил сквозь зубы Агаларов и включил дальний свет, ослепляя выскочивших из лимузина четырёх людей в плащах.
Гудрат уже понял, что сегодняшняя, как он считал до этого «игра в конспирацию» приняла рисковый оборот. И, как всегда, в остроопасных ситуациях им овладела спокойная холодная решимость.
Всё дальнейшее произошло в считанные секунды, хотя Гудрату казалось, будто события разворачиваются тягостно медленно. Он скосил глаза вправо: как там в неожиданной обстановке голубенький дохляк чувствует? И глаза Гудрата округлились от удивления: в руках у Лёлика каким-то непонятным образом оказался автомат незнакомой Гудрату конструкции, а пустой футляр от скрипки лежал у того на коленях. Стрелка спидометра стояла на отметке сто тридцать километров в час. «Пирожок», свирепо рыча, целился в правый от лимузина проход, где стояли, широко расставив ноги, четверо. До них оставалось метров сто. «Ничего, сейчас драпанёте!», – зло подумал Агаларов. В этот момент в руках у четверых что-то засверкало в темноте, и тотчас на лобовом стекле, ровно посредине, возникли две дырочки с веером трещин вокруг. Однако через какую-то секунду, когда до палящей из автоматов четвёрки оставалось около пятидесяти метров, нервы у тех не выдержали, и они рванули влево, за лимузин. Этого только и ждал Агаларов. «Держись!»,– крикнул Лёлику и, не снимая скорости, резко бросил машину влево. «Пирожок», отчаянно заскрипев, накренился на правый борт, левые колёса оторвались от шоссе и на правой паре с креном в сорок пять градусов под яростный вытреск Лёликиного автомата, он пронёсся чуть ли не в притык к лимузину, пронеся левые колёса над столбиками дорожного ограждения. Боковым зрением Гудрат заметил, как Лёлик, не прекращая стрельбы, что-то швырнул в окошко, и тут же позади их так рвануло, что «пирожок» натурально подбросило в воздух.
– Тогмози! Дегжи скорость тгидцать! – завопил Лёлик, распахивая дверцу. Будто каскадёр, опёршись левой ногой на откинувшуюся дверцу, а правой на ступеньку, он поливал огнём оставшихся позади типов, умудряясь ещё при этом молниеносно заменить отстрелянный рожок автомата. Отстреляв новый рожок, он повалился на сидение и захохотал:
– Стоп! Остановись, Гудратик!
Агаларов остановил машину. Зеркало заднего обзора с его стороны было разбито. Он отворил дверцу и посмотрел назад. «Пирожок» стоял на взгорке, а в двухстах метрах сзади, в низине, полыхал на шоссе огромный костёр. Около костра суетились уже не четыре, а две фигуры.
– Папаша Джаваншир, полюбуйтесь на нашу работу! – раздался из-за машины голос Лёлика, успевшего уже отпереть дверцу крытого кузова. – На такую кагтинку стоит полюбоваться!
– Ч-ч-что? Ч-что т-там такое стряслось? – послышался из кузова жалкий придушенный голос.
Агаларов подошёл и заглянул туда. Шеф лежал на полу плашмя, а сверху, прикрывая хозяина от пуль, громоздилась чудовищная туша гориллы. Из кузова пёр отвратительный запах дерьма: кажется, папаша обделался со страху. Горилла, рыча, вывалился из кузова на асфальт, неестественно волоча правую ногу и держась руками за гузно.
– Дрын, вас похоже немного зацепило? – заботливо осведомился пришедший в себя Джаваншир, свесив ноги из кузова.
В ответ раздалось рыканье на приблатнённой фене, из матерного сумбура которого Агаларов всё же понял, что Дрыну-горилле прострелили правую ягодицу.
– Дрын! Ваша преданность не останется забытой! – торжественно молвил Джаваншир.
– А Гудрат, шеф, какой он симпатичный фгаег! Он классный водитель, он так лихо обошёл «валетов» на двух пгавых колёсах, пгосто каскадёг! – затараторил Лёлик, оттирая Дрына.
– Я никогда не забуду ваш подвиг, друзья мои! – патетически изрёк Джаваншир. – А вот так будет со всеми, кто посягнёт на папашу Джаваншира! – сделал он наполеоновский жест в сторону горящего лимузина.
Лёлик тем временем опустил штаны Дрыну и, подсвечивая фонариком, внимательно рассматривал его огузок, по части которого он, видимо, был великим специалистом.
– Ничего стгашного. Кость цела. Выгван кусочек мяса, – поставил он через минуту диагноз, заделывая пробоину лейкопластырем из походной аптечки, – чегез неделю попочкой можно будет пользоваться.
– Шухер! Менты! Сматываемся! Свет не включать! – заметался Джаваншир, увидев в двух километрах позади приближающуюся милицейскую мигалку. – Лёлик, немедленно дайте команду по объектам «валетов» 1, 4, 5!
Когда тронулись, Лёлик аккуратно уложил в скрипичный футляр автомат, замкнул замочек, а на обратной стороне футляра открыл молнией какое-то устройство, поколдовал на кнопках, а как только оттуда раздалось сипловатое: «Семёрка на связи», произнёс дважды: «Агмагедон, Альфа. Один, четыре, пять!». Сиплый голос отрапортовал команду, Лёлик блаженно откинулся на спину сидения и запел:

Сегце, тебе не хочется покоя,
Сегце, как хогошо богатым стать.
Сегце, как хогошо, что ты такое,
Спасибо, сегце, что я умею так стгелять!

И надо сказать, тенор у него был хорошо поставлен. Агаларов неприязненно покосился в его сторону. «А ведь там позади, на дороге, люди истекают кровью, а эта сволочь радуется, – подумал он, хорошо, хоть милиция оказалась в этих флибустьерских краях, поможет, наверное, бедолагам». То, что экипаж лимузина состоял, надо полагать, из таких же головорезов, как и пассажиры «пирожка», это для Гудрата почему-то не имело особого значения. «Валеты» для него были сейчас просто грешные люди, попавшие в беду.
Во дворе «Старого города» машину встретил Сабухи с тремя неизвестными Агаларову кинг-конгами в форме десантников. Один из них взял под локоть Джаваншира и, шепнув ему что-то, повёл в дом. Следом Сабухи с Лёликом повели прихрамывающего Дрына. Агаларов остался с двумя незнакомыми кинг-конгами.
– Ну что, жарко было? – поинтересовался один из них.
Агаларов по привычке молча пожал плечами.
– Ого! Я уже пять дырок насчитал, – раздался голос второго, с фонариком осматривающего «пирожок».
Гудрат не знал, что делать дальше, присел на пустой ящик. Голова слегка кружилась, но в принципе он чувствовал себя физически неплохо.
Минут через двадцать Сабухи появился и позвал Гудрата в «келью». Джаваншир был в новом костюме, и от него пахло дорогой туалетной водой. Волосы влажно блестели: принял душ, конечно, после этакого конфуза. Гудрат увидел через окно, что зал освещён и, как всегда, все столики заняты.
– Гудрат Фируддинович, – очень задушевно произнёс хозяин, – мы с вами одни. Два мыслящих человека. Те, – он махнул рукой на дверь, – технические исполнители. Вы, конечно, поняли, что произошло. Признаться, не ожидал такого разворота событий, хотя и не исключал нечто подобного. Видит Аллах, и вы видели, милый Гудрат Фируддинович, Джаваншир не хотел крови. «Валеты» начали первые… «Валеты» замахнулись на «Туза», нонсенс! Ну, да ладно. Я очень хочу, Гудрат Фируддинович, чтобы вы навсегда забыли (он проговорил это слово раздельно) о том, чему оказались случайным свидетелем. Вы умный человек, и мне нет необходимости аргументировать свою просьбу. И, согласитесь, просьба моя вовсе необременительна тем более…
Джаваншир открыл сейф в стене и вытащил оттуда перевязанный шпагатом пакет.
– Вот вам презент. Скромный. Тут всего-то пять тысяч долларов США… А теперь, – шеф заулыбался, потёр ладони и стал прежним папашей Джаванширом, – выпьем за… за удачный исход из случившегося. Ха-ха-ха. А почему бы и нет, а?
Джаваншир быстро откупорил бутылку шампанского, наполнил два бокала, протянул один Агаларову и торопливо сделал большой глоток из второго, словно боялся, что Агаларов начнёт артачиться. А тот стоял в нерешительности, держа в одной руке бокал, а в другой – доллары. Он не знал, что делать. Взять деньги – означало попасть в полную зависимость от этого бандита. Отказаться… это значит, сегодня же ночью получить пулю в затылок. Оба внимательно смотрели в глаза друг другу. И хорошо понимали один другого. Но вот, кажется, Агаларов что-то решил. Он желчно усмехнулся, раздражительно дёрнул плечом, с прихлопом положил пакет на столик, уселся на диване, нога на ногу, небрежно откинулся на спинку, залпом выпил шампанское, плеснул в этот же бокал коньяка из откупоренной бутылки, тоже выпил, сморщился, нарочно нюхнув рукав куртки вместо закуски, и с издёвкой обратился к стоящему с бокалом в руках хозяину:
– А я-то думал, Джаваншир (он впервые обратился к шефу так амикошонски) знает Агаларова. Ну, можно ли так грубо покупать его?.. Он вам что, Дрын? Денежки эти, – он показал глазами на пачку, – я, пожалуй, и… (длинная пауза, во время которой Джаваншир вытянул вперёд короткую толстую шею, ожидая решения Агаларова)… нет, я не решил ещё, как поступлю (он явно издевался над хозяином).
– Мало?.. Так я ещё пару тысячонок…
– Х-м, пожалуй… и это не возьму. Ни семь, ни десять, нисколько.
– Но поймите, Гудрат Фируддинович, у вас же просто нет иного выхода! – искренне воскликнул Джаваншир, наклоняясь к Гудрату. – Вам, видит Аллах, деваться некуда. У вас умная голова. Светлая голова. Красивая голова, её беречь надо…
– Ах, милый Джаваншир Искандерович, – пяьно ухмыльнулся Агаларов, хотя чувствовал себя как никогда трезвым, – ещё раз с грустью вынужден констатировать, что вы не знаете меня.
– Знаю.
– Если б знали, то известна бы была простая истина: лучший способ заставить Агаларова сделать всё наперекор – это попытаться запугать его или купить грубо.
– Нет-нет, Гудрат Фируддинович, вы меня не поняли. Я вовсе не грубо, я от души даю это, – Джаваншир осторожно подвинул к Гудрату пакет и суетливо принялся наполнять бокалы.
– Не возьму. – Агаларов отодвнул пакет.
– Возьмёте, возьмёте, – ласково заворковал Джаваншир и снова пододвинул пачку.
– А я не возьму, – продолжал куражиться Гудрат, разыгрывая из себя пьяного.
Глаза Джаваншира подёрнулись недетской дымкой, губы сжались.
– Опять запугиваете? Глупо!
– Ну, хватит ломать комедию, Гудрат Фируддинович! Вы ошибаетесь, что я не знаю вас. Папаша Джаваншир хорошо осведомлён, что запугать Агаларова лично – сложно. Но… у Агаларова есть очень красивая жена, дочь и два сына, – с мокрой, увилистой, гадкой улыбочкой проговорил Джаваншир и тут же демонстративно положил палец на кнопку вызова охраны.
– Слушай… ты-ы… грязная старая сволочь, – глухо произнёс Агаларов, сжимая кулаки.
– Но-но! Прошу не забываться, Гудрат, не заставляй меня нажимать на эту кнопочку.
Агаларов затих, тоскливо сознавая, что сейчас он целиком в руках бандита.
– Сделаем так, – сказал он через минуту, – заберите эту пачку и гоните мне четыреста баксов – тех, сверхурочных, которые обещали. А насчёт «позабыть всё» я обещаю подумать. Всё это окончательно. Ничего другого обещать не могу. И вам, в принципе, должны быть выгодны мои условия. Ведь я мог бы преспокойно забрать пачку за спасение вашей жизни от «валетов», а потом сделать так, как, положим, задумал, не так ли?.. Ну, вот, вы кивнули, значит и у вас голова работает.
– Работает, работает, – с готовностью закивал Джаваншир, смахивая со стола пакет и вытаскивая из жилета четыре сотенные с изображением президента Франклина, – итак, принимаем Соломоново решение: с сегодняшнего дня я вам, Гудрат Фируддинович, удваиваю оклад. А вы, в свою очередь, обещаете мне хорошо, очень хор-рошо подумать. Идёт?
– Идёт, – без энтузиазма кивнул Агаларов.
– А теперь надо выпить по этому поводу, почему бы и нет, а? – потёр опять ладони.
Агаларов, не чокаясь, молча выпил свой бокал, поднялся и пошёл к двери.
– Да, Гудрат Фируддинович, чуть не забыл. Так, мелочь, но всё-таки… Касаемо того, знает ли папаша Джаваншир Агаларова или нет. Та милая дама, что звонила сюда и вас требовала к телефону, она вовсе не Вамп, а… несчастная мама своей дочки. Мне известен каждый ваш шаг, Гудрат Фируддинович. Но я на многое закрываю глаза: мне вы искренне нравитесь, и я… вы, конечно, не поверите, но это так, я привязался к вам. И мне не хотелось бы расставаться с вами навсегда. Но это я к слову, так. Идите и отдыхайте. Вы заслужили отдых. Мы теперь с вами неразлучно повязаны кровью тех недоумков на шоссе.
Агаларов вышел ну улицу. О том, чтобы позвонить Подшивалову, не могло быть и речи. С этой минуты, он знал, каждый шаг его прослеживается. Обернулся. Так и есть: вслед за ним из «Старого города» вышел какой-то тип. И, не таясь, потянулся за Гудратом на расстоянии пятнадцати метров.
В эту минуту над городом прокатились три мощных грозовых раската, а на следующий день город только и говорил о том, что накануне вечером взлетело в воздух казино, частный офис и один известный магазин.

-----------------------------------

Мусаев Г. Инстинкт: Остросюжетный роман. / Г.М. Мусаев. – Севастополь: «Дельта», 2012.  – 352 с., ил. / Художник Леонид Кручинин.

-----------------------------------

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.