Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Владимир ВРУБЕЛЬ

Владимир Врубель

Почти десять лет живя в Германии, Владимир Абович по-прежнему ощущает себя севастопольцем и флотским офицером.

"Я ...

Читать далее

Мария ВИРГИНСКАЯ

Мария Виргинская

Мария Виргинская родилась в Ленинграде, но ее истинная родина — Севастополь, место действия всех ее произведений. ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ
Валерий ВОРОНИН. Древние корни Крыма

При заходе в балаклавскую бухту со стороны моря обращаешь внимание на особое расположение прибрежных скал и холмов. Кто не знает точное место захода в бухту, может запросто проплыть рядом, не заметив его. Эту особенность знают все опытные мореплаватели. Конечно, была она известна и в прошлом.

Если плыть вдоль берега, то можно составить впечатление, что скалы на мгновение расходятся в стороны, а затем смыкаются, закрывая вход. Этот фокус известен каждому балаклавскому рыбаку. Читать далее...

Комментарии

В. Тужилин. Мемуары сантехника

Не люблю запретов. Они порой смешны, иногда просто раздражают, но никогда не действуют. Старый волк смеётся над красными флажками, упрямая коза ломает ограду и добирается-таки до вожделенной капусты, а человек похитрее их, вместе взятых. У разумных и так предостаточно своих внутренних, генетически вколоченных «нельзя», «не буду», а неразумным никакой закон вообще не писан.

Предрассудки – тоже явление запретительное, немного иного порядка, только и всего. Слабо в них верю и почти никогда не руководствуюсь ими. Люди могли бы сделать намного больше, если бы не терзались бесплодными сомнениями типа: «А что обо мне подумают?» Так ведь и не узнают... Читать далее...

Комментарии

Юсуповский замок

Давайте-ка представим на минуту тот древний ночной Крым. Пылают башни-исары Кремля, являя небесному миру свой тайный огненный знак. Озаряют пространство гор десятки, если не сотни сторожевых башен. Это пиршество огня завораживает! Это мистерия единства земли и космоса их соединения в ночном небе над Крымом, когда звёзды небес и огни башен сливаются в одно целое – представляют собой нечто большее, чем можно себе представить.

Может быть, я и сам, когда впервые увидел башни и стены кремля, находясь рядом с развалинами храма Спаса, был озарён тем далёким сиянием прошлого. И теперь по каплям восстанавливаю собственное видение, придаю ему объём и наполняю содержанием, которое, возможно, больше, глубже и проникновеннее, чем я в состоянии понять. Читать далее...

Комментарии

Виктор ЛАНОВЕНКО. Отара для волка. Главы из романа

Глава из романа

...Весь день Танцор обдумывал план. Договориться о встрече и получить выкуп – вот такая простенькая задача, она никак не хотела увязываться с личной безопасностью Танцора.

Рано утром, во вторник, он поймал такси и отправился на восточную окраину города, в район, который назывался Самарская балка. Здесь находился автовокзал. Весь из стекла, сверкающий никелированными стяжками, он являл собой последнее слово архитектуры. Танцор остановил такси, не доехав до вокзала четырех кварталов. Прошел вдоль молодого парка, затем повернул назад. Спустился в подземный переход и оказался на противоположной стороне. Отсюда проспект хорошо просматривался. И здесь же, в первом этаже одного из домов, помещалось кафе под названием «Снежинка». Читать далее...

Комментарии

П.П. Шмидт

"Посвящается моему деду Луке Степановичу Осипову. Светлой осенью 1905 года, когда дед мой учился в пятом классе севастопольского реального училища, за парту рядом с ним сел новичок – Евгений Шмидт.

В доме на Соборной улице дед познакомился с Петром Петровичем Шмидтом, и эта встреча определила всю дальнейшую жизнь реалиста. За активное участие в ноябрьских событиях он оказался в тюрьме, где встретился с большевиками. Вступив в партию, он полностью отдался революционной деятельности. Читать далее...

Комментариев: 2