Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Виталий НАДЫРШИН

Виталий НАДЫРШИН

Виталии Аркадьевич Надыршин родился в Астрахани в 1948 году, но почти всю жизнь ...

Читать далее

Гидаят МУСАЕВ

Гидаят МУСАЕВ

Ветеран ВМФ СССР, участник боевых действий, полковник в отставке.

Проходил военную службу матросом-срочником на Северном флоте ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Голоса Серебряного века: Аделаида Герцык

Голоса Серебряного века: Аделаида Герцык

К 140-летию со дня рождения

Аделаида Герцык не принадлежит к числу известных поэтесс Серебряного века.  Но её волнующая биография и душевный талант неизменно привлекают внимание исследователей, а многогранное творческое наследие прославляет и нашу благодатную крымскую землю. Сегодня её имя возрождается, издаются  произведения А. Герцык, в архивах находят новые сведения о ней как о переводчике трудов Ницше и авторе критических очерков.

Аделаида Казимировна Герцык родилась в феврале 1874 года в городе Александров, Московской губернии, в семье Казимира Герцык, потомка обедневшего польского дворянского рода. Ада и ее сестра Евгения рано лишились матери, росли под руководством воспитателей и гувернантки, но домашнее образование было серьезным – только языков девочки знали пять, среди них – итальянский и польский… Их отец, Казимир Антонович Лубны-Герцык, был инженером-путейцем, начальником участка строящейся Московско-Ярославской железной дороги, и по роду своей деятельности часто переезжал с места на место. Поэтому и семья жила то в Москве, то в Александрове, то в Севастополе, то в Юрьеве-Польском.

По воспоминаниям Евгении Казимировны, Ада росла вдумчивым, замкнутым ребенком, проявляла большую настойчивость в учении. К поступлению в московский дворянский пансион ее готовил поэт-народник М.А. Карлин, который и привил ей вкус к сочинительству. Учитель и ученица часами сидели в классной комнате, сочиняя каждый своё. Уже в детстве проявились основные черты характера Аделаиды: вдумчивость, серьезность, способность и умение говорить с каждым и сопереживание чужому горю, как своему.

Её постоянно можно было видеть с книгой в руке, причем за чтением Аделаида забывала обо всем на свете.

«Это были пережитые романы, – вспоминала она, – но романы с книгами или авторами их, хотя не менее реальные, решающие судьбу, переплавляющие душу, чем жизненные истории с живыми людьми. В моей судьбе перевес остался за теми первыми, и лучшие силы и жаркое чувство были навсегда отданы им».

В итоге после окончания пансиона Аделаида Герцык решила посвятить себя литературе, печатая в литературных журналах переводы и критические очерки.

Аделаида Казимировна, совместно с сестрой, перевела самые популярные в России труды Ницше: «Сумерки богов» и «Несвоевременные мысли» (1900–1905 годы). Она перевела также на русский язык стихотворения Ницше, что было отмечено и критикой, и публикой. С 1905 года Аделаида Казимировна сотрудничала с журналом Валерия Брюсова «Весы». Ее публикации-рецензии в рубрике «Новые книги» появлялись под псевдонимом В. Сирин.

 

Александр Михайлович  Бобрищев-Пушкин

В начале века Аделаида полюбила мужчину, который был много старше ее и женат к тому же…

Александр Михайлович Бобрищев-Пушкин – писатель и судебный деятель – занимал должности председателя петербургского окружного суда и обер-прокурора уголовного кассационного департамента Сената. Он был любителем истории, литературы и служителем поэзии, и притом поэзии не отвлеченной, направленной исключительно на поклонение красоте и парящей в поднебесье, а сходящей на землю, как утешение и поддержка человеку среди печальной прозы жизни.

В том, что юной провинциалке приглянулся этот человек, не было ничего удивительного – он выглядел весьма импозантно, был остроумен, обходителен и, ко всему прочему, очень богат и близок ко двору. Одним словом, будто сошел со страниц французских романов.

Под влиянием этого чувства Герцык начала писать стихи.

Не Вы – а я люблю!
Не Вы – а я богата...
Для Вас –
по-прежнему осталось все,
А для меня – весь мир
стал полон аромата,
Запело все и зацвело...
(28 апреля 1903, Москва)

Но в 1903 году ее возлюбленный внезапно скончался в полном расцвете душевных сил и могучего здоровья от последствий операции в одном из курортов в окрестностях Дрездена. Аделаида пережила такое сильное потрясение, что почти оглохла. Но это же потрясение словно открыло ей внутренний поэтический слух. Её стихи начали печатать в журналах.

Замужество

В 1907 году появилась первая значительная публикация стихотворений Герцык – цикл «Золотой ключ» в альманахе символистов «Цветник Ор. Кошница первая». Для ранних стихов характерны состояния томления, духовного поиска, одиночества.

Женщина там на горе сидела,
Ворожила над травами сонными…
Ты не слыхала? Что шелестело?
Травы ли, ветром склоненные…

В кругу поэтов-символистов поэтессу называли полушутя-полусерьезно: «сивиллой, пророчицей, вещуньей» – так много было в стихах мистически-сказочных мотивов, предсказаний, предчувствий.
Вячеслав Иванов охарактеризовал Аделаиду в те годы в своём сонете:

Так ты скользишь,
чужда веселью дев,
Замкнувши на устах
любовь и гнев,
Глухонемой
и потаенной тенью.
Глубинных и
бессонных родников,
Внимая сердцем
рокоту и пенью,
Чтоб вдруг взрыдать
про плен земных оков.

В 1908 году Аделаида Герцык в Париже вышла замуж за Дмитрия Евгеньевича Жуковского, ученого-биолога, издателя, переводчика философской литературы. Шафером на свадьбе Дмитрия и Аделаиды был Максимилиан Волошин.

Дмитрий Евгеньевич Жуковский (1866–1943) – ученый-биолог, издатель, переводчик, просветитель, общественный деятель, меценат. Он родился и воспитывался в семье дворянской, известной в России, обеспеченной и интеллигентной.

Жуковский Д.Е., его жена Герцык А.К. и Герцык Е.К.

Жуковский Д.Е., его жена Герцык А.К. и Герцык Е.К.

С 1905 года Дмитрий Жуковский издавал в Петербурге журнал «Вопросы Жизни», в редакции которого сотрудничали: Н. Бердяев, С. Булгаков, Дм. Мережковский, Вяч. Иванов, А. Блок, А. Белый, Ф. Сологуб.
Он занимался переводами и в собственном издательстве выпускал труды А. Бергсона, И. Фихте, Ф. Шеллинга, Г. Риккерта, Ф. Ницше, Жан-Жака Руссо, С. Булгакова, П. Струве, С. Франка, К. Фишера, статьи Владимира Соловьева, а также субсидировал нелегальное издание журнала русской либеральной буржуазии «Освобождение».

Алексей Ремизов отозвался в «Кукхе» о Жуковском той поры так: «Хозяин наш, издатель «В.Ж.», – Дмитрий Евгеньевич Жуковский, замечательный человек, философ, микробиолог, обуянный двумя страстями: купить имение и жениться …»

В 1909 году родился первенец Дмитрия и Аделаиды Даниил. Второй сын, Никита, родился в 1913 году.
Аделаида Казимировна деятельно помогала мужу: переводами, правкой корректур, подбором материала. А их дом в Москве, в Кречетниковском переулке, стал знаменитым в начале 1910-х литературно-философским салоном. Здесь собирались многие литераторы и философы, близкими друзьями супругов были Сергей Булгаков, Максимилиан Волошин, Вячеслав Иванов.

Аделаида вела жизнь светской московской дамы с приемами, завтраками, музицированием, вечерними беседами в гостиной при зажженных свечах. Но больше слушала разговоры своих гостей, редко говорила сама, потому что развивалась все сильнее глухота, которой она немного стеснялась.

Марина Цветаева и Аделаида Герцык

А в начале 1911 года в этом доме состоялась удивительная встреча трёх поэтов, тогда только что выпустивших свои первые сборники: Максимилиана Волошина, Марины Цветаевой и Аделаиды Герцык.     Максимилиан Волошин слыл в Москве первооткрывателем талантов и, с восторженностью увлекающегося человека, немедленно привел 18-летнюю Марину Цветаеву знакомиться с хозяйкой и поэтессой – Аделаидой Казимировной Герцык-Жуковской.

Марина Цветаева

Марина Цветаева

В своем очерке-воспоминании Марина Цветаева так описывает эту встречу:
«В первую, горячую голову нашего с ним схождения он (Волошин) живописал мне ее (Герцык): глухая, некрасивая, немолодая, неотразимая. Любит мои стихи, ждет меня к себе. Пришла и увидела – только неотразимую. Подружились страстно…Так они и остались – Максимилиан Волошин и Аделаида Герцык – как тогда сопереплетенные в одну книгу (моей молодости), так ныне и навсегда сплетенные в единстве моей благодарности и любви».

В 1912 Цветаева дарит книгу стихов «Волшебный фонарь» А. Герцык с надписью: «Моей волшебной Аделаиде Казимировне – Марина Цветаева».

Аделаиде Казимировне тогда было 35 лет. Знакомство с этой незаурядной женщиной подарило Марине Цветаевой удивительно преданного и нежного друга, счастье общения с необыкновенным человеком, навсегда оставившим след в душе юной поэтессы…

В 1913 году, когда Марина Цветаева уже стала женой и матерью, Аделаида Герцык написала стихотворение «Марине Цветаевой»:

«Что же, в тоске бескрайной
Нашла ты разгадку чуду,
Или по-прежнему тайна
Нас окружает всюду?»
– Видишь, в окне виденье…
Инеем все обвешано.
Вот я смотрю, и забвеньем
Сердце мое утешено.
«Ночью ведь нет окошка,
Нет белизны, сиянья,
Как тогда быть с незнаньем?
Страшно тебе немножко?»
– Светит в углу лампадка,
Думы дневные устали.
Вытянуть руки так сладко
На голубом одеяле.
»Где же твое покаянье?
Плач о заре небесной?»
– Я научилась молчанью,
Стала душа безвестной.
«Горько тебе или трудно?
К Богу уж нет полета?»
– В церкви бываю безлюдной.
Там хорошо в субботу.
«Как же прожить без ласки
В час, когда все сгорает?»
– Детям рассказывать сказки
О том, чего не бывает.

Максимилиан Волошин и Аделаида Герцык

О дружбе Аделаиды и Макса Волошина поведала Евгения Герцык в «Воспоминаниях»:
«Но Волошин умел и слушать. Вникал в каждую строчку стихов Аделаиды, с интересом вчитывался в детские воспоминания ее, углубляя, обобщал то, что она едва намечала. Между ними возникла дружба или подобие ее, не требовательная и не тревожащая. В те годы, когда ее наболевшей душе были тяжелы почти все прикосновения, Макс Волошин был ей легок; с ним не нужно рядиться напоказ в сложные чувства, с ним можно быть никакой».

Аделаида написала о Волошине стихотворение:

Все так же добр
хранитель умилений,
Все с той же шапкой
вьющихся кудрей,
По-прежнему влюблен
в французский гений,
Предстал он мне
среди моих скорбей.

Не человек, не дикий зверь – виденье
Архангела, когда бы был худей.
Все та же мудрость
древних сновидений
И невзмутимость
сладостных речей.

И гладя мягкую густую шкуру,
Хотелось мне сказать ему в привет:
«Ты лучше всех,
ты светом солнц одет!»
Но хочется острей рога буй-туру,
И жгуче пламень, и грешней язык,
И горестнее человечий лик.
(1912 г.)

 

Дом А. Герцык в Судаке

Литературные общества в Судаке и Феодосии в годы гражданской войны

В Судаке по улице Гагарина сохранился дом Аделаиды Герцык и ее мужа Дмитрия Жуковского, в начале ХХ века бывший одним из центров культурной жизни восточного Крыма.

Отец сестер Герцык, инженер-путеец Казимир Антонович Лубны-Герцык, купил дом в Судаке в 1880 году. Этот дом, значительно перестроенный, сохранился до нашего времени по адресу: улица Гагарина, 49.

В 1884 году к судакскому дому Казимира Антоновича Лубны-Герцыка была пристроена мастерская извест-ного художника Льва Феликсовича Лагорио (1827–1905). В своей судакской мастерской художник написал многие крымские пейзажи, в том числе виды Кучук-Ламбата, Ялты, Симеиза, Феодосии, Алушты.

В этом доме побывали многие известные деятели культуры – поэт Максимилиан Волошин, художница Маргарита Сабашникова, поэт Вячеслав Иванов, философ Николай Бердяев, антропософка Анна Минцлова, визиты которой всегда сопровождались мистическими разговорами и действами.

Отцовский дом стал ветшать, и 15 июня 1914 году Аделаида вместе с мужем Дмитрием Жуковским начали строительство в Судаке нового дома.

Евгения Герцык в одном из своих писем описывала первый день строительства: «Дмитрий сам, заинтересовавшись домом, позвал гостей, устроил угощение, и мы торжественно святили, и мы с Адей, правда, взволнованно, благословляли ее первый настоящий дом. Мы сами положили камни в 4 угла, и каждый под свой что-нибудь заветное».

В третьем номере журнала «Северные записки» за 1915 год были опубликованы стихи Аделаиды Герцык, посвященные строительству дома:

Люблю пойти я утром на работу,
Смотреть,
      как медленно растет мой дом.
Мне запах дегтя радостно знаком,
И на рабочих лицах капли пота…
Присевши у ограды,
Я думаю, как нужен нам приют,
Чтоб схоронить в нем
  найденные клады,
И каясь, и страшась
   земных уныний,
Уйти самой в далекие пустыни.

Строился дом долго. Поселились в своем гнезде Герцык-Жуковские лишь в 1916-ом уже с сыновьями Даниилом (1909–1938) и Никитой (1913–1995), а безвыездно жили в нем с 1917 по 1922 год.

В годы гражданской войны в Судаке, Коктебеле, Феодосии образовались творческие содружества. В голодном Судаке собирались вместе сестры Герцык, М. Волошин, художник Л. Квятковский, композитор А. Спендиаров, С. Парнок с Л. Эрарской. Они читали стихи, обсуждали новые творческие идеи, даже издавали рукописный журнал.

Парнок С.Я. и Эрарская Л.В. (стоит) на веранде дома Герцыков в Судаке. 1918 г.

Парнок С.Я. и Эрарская Л.В. (стоит) на веранде дома Герцыков в Судаке. 1918 г.

Аделаида навещала друзей в Коктебеле и Феодосии. В это время в Коктебель по-прежнему стягивается творческая интеллигенция. На своих дачах живут В. Вересаев, Г. Петров, Н. Манасеина, П. Соловьёва; часто наезжают драматург К. Тренёв и литературовед Д. Благой; на одной из дач поселяется прозаик А. Соболь; частым гостем оказывается И. Эренбург; объявляется даже лингвист С. Карцевский, профессор Кембриджского университета.

На фоне горы Ай-Георгий в Судаке. Сидят: В. А. Жуковская, Л. А. Герцык (урожд. Жуковская), Е. А. Лубны-Герцык, A. К. Жуковская (урожд. Герцык), Л. Ю. Бердяева, Е. Л. Швилье; стоят: Е. К. Герцык, Н. А. Бердяев, B. К. Герцык, Д. Е. Жуковский. 1910-е гг.

На фоне горы Ай-Георгий в Судаке. Сидят: В. А. Жуковская, Л. А. Герцык (урожд. Жуковская), Е. А. Лубны-Герцык, A. К. Жуковская (урожд. Герцык), Л. Ю. Бердяева, Е. Л. Швилье; стоят: Е. К. Герцык, Н. А. Бердяев, B. К. Герцык, Д. Е. Жуковский. 1910-е гг.

А в 1919 году Феодосии возникает литературно-артистический кружок (ФЛАК) со своим помещением в кафе-подвальчике на углу улиц Земской и Новой. Инициатором его создания был актёр и режиссёр А.М. Самарин-Волжский (Левинский). Эстрада ФЛАКа стала подмостками для певцов Большого театра В. Касторского, Г. Юренева, В. Андриевской, танцовщицы Камерного театра Н. Ефрон. Однако прославили кафе всё же выступавшие там поэты: Волошин, Мандельштам, Эренбург, Бабаджан, Миндлин, Соколовский, Полуэктова, Герцык, Парнок, Кудашева, скрипач Сибор. Анастасия Цветаева по традиции читала стихи своей сестры Марины, Волошин выступал со стихами и с лекциями: «Война и демоны машин», «Двенадцать» А. Блока». На вырученные от этих выступлений деньги начали издавать литературно-художественный альманах «Ковчег». ФЛАК просуществовал недолго – уже в 1920 году он закрылся.

Однако Аделаиде и Дмитрию недолго удалось прожить в своем новом доме. Когда осенью 1920-го года в Крыму окончательно установилась советская власть, начались репрессии по отношению к местным жителям, имевшим свои дома.

В январе 1921 г. поэтесса была арестована и провела три недели в сыром холодном подвале в Судаке вместе с другими заключенными. Виденное и пережитое за эти дни Аделаида Герцык выразила в пронзительных «Подвальных очерках». Там она создала цикл стихотворений «Подвальные».

Как пишет Борис Зайцев в статье об Аделаиде, ей повезло:
«...попался молодой следователь, любитель поэзии. Он заставил на допросе А. Г. записать ему ее «Подвальные стихи»,  попросил сделать надпись, что она посвящает их ему, и отпустил домой».
В Судаке голод, и Дмитрий Жуковский переезжает в Симферополь, где работал его старый знакомый профессор Александр Гаврилович Гурвич, благодаря которому Дмитрий Евгеньевич сумел получить скромное место ассистента при кафедре биофизики Крымского университета им. М.В. Фрунзе. Вслед за ним перебирается в центр Крыма Аделаида Казимировна с детьми.

После отъезда Жуковских в Симферополь в 1922 году в их доме остались сестра Аделаиды Евгения, мачеха сестер, жена брата, прикованная к постели, и маленькая племянница. В 1924 году старый дом был «отнят и разрушен», началось «уплотнение» в имении Жуковских, а весной 1925-го «Адин дом» был полностью национализирован.

22 марта 1925 г. Аделаида Герцык напишет М.Б. Гершензон из Симферополя: «Наш судакский дом, где жили все мои, окончательно отнят, в нем устроят какое-то учреждение, и все мои – старые, малые и больные – останутся без крова. И для нас Судак стал недоступен, т. к. нанимать помещение мы не в состоянии».

Но все-таки в последнее лето своей жизни в 1925 году Аделаида Герцык побывала в Судаке, где попала в больницу, и родные забрали ее домой перед смертью.

Похоронена на Судакском кладбище, которое в 80-е годы было полностью снесено. «На моей могиле цветы не растут…» Не знала, наверное, что пророчествовала Аделаида Герцык. На месте старых могил теперь стоит поликлиника.

Веранда дома Герцык в Судаке

Веранда дома Герцык в Судаке

А в доме, выстроенном когда-то Дмитрием Евгеньевичем Жуковским, за девять с лишним десятилетий побывали разные «учреждения». Сейчас там Судакский филиал Ялтинского ПТУ № 21 (ул. Гагарина, 39). Лишенный «архитектурных излишеств», многократно ремонтированный и перекрашенный, внешне безликий дом хранит мысли, чувства, шаги и голоса его владельцев и их гостей: Н. Бердяева, И. Ильина, С. Булгакова, И. Розанова, М. Гершензона, М. и А. Цветаевых. С. Парнок, А. Спендиарова. Об этом напоминает установленная в 2001 году мемориальная доска.

С. Булгаков, Б. Пастернак, М. Волошин об Аделаиде Герцык после ее смерти

В 1925 году Сергей Булгаков, узнав о смерти Аделаиды Казимировны, написал ее сестре Евгении из парижского изгнания:

«У меня давно-давно, еще в Москве, было о ней чувство, что она не знает греха, стоит не выше его, но как-то вне. И в этом были ее сила, мудрость, очарование, незлобивость, вдохновенность. Где я найду слова, чтобы возблагодарить ее за все, что она мне давала в эти долгие годы – сочувствие, понимание, вдохновение и не только мне, но всем, с кем соприкасалась?!.. Видел я ее в последний раз в Симферополе, в двадцатом году. Она сильно изменилась, состарилась, но внутренний свет ее оставался все тот же, только светил еще чище и ярче. Она провожала меня на почту, я как-то знал, что вижу ее в послед-ний раз, что в этом мире не увидимся. Прежде я больше всего любил ее творчество, затем для меня нужна и важна была она сама с дивным неиссякаемым творчеством жизни, гениальностью сердца».

Борис Пастернак, познакомившийся с творчеством Аделаиды Герцык в 30-е годы, сказал:
«Конечно, поэтический опыт у нее был и ранее, но если бы он был смешан с горечью того, жизненного, что пришло поздно, перед смертью, то все это вознесло бы ее Бог знает куда».

Максимилиан Волошин посвятил поэтессе стихотворение «Аделаида Герцык»:

Лгать не могла. Но правды никогда
Из уст ее не приходилось слышать –
Захватанной, публичной,
тусклой правды,
Которой одурманен человек…
…И смерть пришла,
и смерти не узнала:
Вдруг растворилась в сумраке долин,
В молчании полынных плоскогорий,
В седых камнях Сугдейской старины.

Герцыковские чтения в Судаке

Но жизнь продолжается. В наши дни возрождается память о талантливых поэтах и писателях Серебряного века.

Внучка Аделаиды Герцык, Татьяна Никитична Жуковская, хранительница архива Герцыков и Жуковских, публицист, библиограф, стала инициатором Герцыковских чтений, впервые состоявшихся в Судаке в 1996 году. Как известно, поводом для проведения Герцыковских чтений «Серебряный век в Крыму», проходящих под эгидой Международной библиотечной конференции, стал мемориальный дом Аделаиды Герцык и Дмитрия Жуковского. В настоящее время по инициативе участников Герцыковских чтений при поддержке мировой культурной общественности поднят вопрос о создании в Судаке «Судакского музея Серебряного века имени сестер Аделаиды и Евгении Герцык».

Автор: Светлана  САЕНКО,  н.с. ОНИиОР КРУ КЭИКЗ «Киммерия М.А. Волошина».

Источник: «Литературная газета+Курьер культуры»

Метки записи: ,

Обсуждение

  1.    Агнесса,

    Забытые имена, канувшие в лету... А ведь эти люди — талантливые, творческие, ищущие — наполняли ту питательную среду, в которой существовали, развивались «звезды» первой величины. Они — хор, бэк-вокал для мощно солирующих голосов тех поэтов Серебряного века, которых знает сегодня каждый — Ахматова-Цветаева-Блок-Есенин...

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.