Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Владимир ЯРОВОЙ

Ярово2017

Кандидат медицинских наук, доцент, нейрохирург, вертебролог. Лауреат медицинской премии им. Ярослава Окуневского. Изобретатель ...

Читать далее

Эдуард УГУЛАВА

Эдуард УГУЛАВА

Автор множества публикаций в московских, киевских изданиях, неоднократный победитель конкурсов на лучший рассказ в «Крокодиле», ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Ирина БОХНО. Чер, Про и пепельное сияние

Чер, Про и пепельное сияние

...Усевшись на массивную, с наклонной крышкой парту, они болтали ногами и беседовали вот уже второй час пополуночи. Растущий месяц склонялся к крышам, сияя во всю свою серебряность, и через окно, открытое в старый школьный сад, сидящие в классе отлично различали пепельный отсвет большей, затенённой части диска. Тонко пахло осенними цветами: в зарослях ранних хризантем возилась и фыркала овчарка сторожа – любительница горьких хризантемовых листиков. Поздние посетительницы её совершенно не беспокоили – подобные разговоры велись на первом этаже, где днём обитали первоклашки, каждую ночь.

– Послушай, Чер... Все уже давно разлетелись – одни мы с тобой разглядываем эту недобукву наверху...

– А что? Хороший нажим, правильная толщинка, отличные волосные линии...
– Если не считать того, что для Р она недописана, а для С – перевёрнута...

– Я всё же не пойму, Про, что тебя беспокоит?

– Наша Девочка. Её нетерпение, нежелание выводить вот эти толщинки и волосные... Зачем, спрашивается, косые линейки в тетради, если наклон ей до Чер-Ла?

Та, которую звали Чер, едва заметно передёрнула плечами: с Чер-Ла у них никогда не было взаимопонимания. Его наплевательское отношение к ошибкам и высокомерная уверенность, будто он способен исправить что угодно, могли сравниться разве что с несерьёзностью этой новенькой Ру, которая втайне от коллег поддерживала Девочку во всех её проказах.

Чер встревоженно разгладила подол белого поплинового платья, а её подруга между тем продолжала:

– Ты ещё не знаешь, что рассказал мне Ал... Он видел у Девочки дома листы бумаги, исписанные целыми строчками!

– Ну, и что?

– А то, милая Чер, что эти листы нелинованные! И строчки написаны кое-как!

– Про... Извини – Ал не мог перепутать? Буквы – не печатные?

– Печатные буквы у неё на листах в клеточку... И спроси Те-Кле какие это буквы! Глаза б её не видали – а видали они многое... Она пишет! Она безо всяких линеек пишет целые строчки... Род-Ре полагает, что это – стихи...

Про возмущённо пожала плечами, и рукава-фонарики её розового кримпленового платья недовольно встопорщились.

– А ты сама-то видела, Про?

– Нет, конечно! Дома она не выпускает меня из Порта. Поэтому в тетрадях у неё такая грязища. Сама знаешь, наша Ру торопыга, и в результате буквы в упражнениях не успевают просыхать, и Девочка размазывает их соседними страницами или ладошкой...

Чер закусила губу и возвела глаза горЕ, словно надеясь, что тихое сияние лунной тени поможет ей собраться с мыслями... Внезапно тёмно-фиалковые глаза её округлились, и она молча указала всё ещё ворчащей Про на серебристый силуэт, мелькнувший близ луны. Не успела Про обернуться, как силуэт очутился уже на подоконнике.

– Добрая ночь, милые дамы! О чём горюете?

Подруги знали, конечно, о существовании Лунных Гостей, но встречаться до сих пор не доводилось. Говорят, Гости спускаются только по очень серьёзным поводам... И эта мысль ещё сильней расстроила собеседниц. Тем не менее, Чер вкратце пересказала Гостю разговор, стараясь, в отличие от Про, не слишком сгущать краски.

Лунный улыбнулся:

– А почему бы вам не попросить помощи у Кара? Он, конечно, мрачноватый тип, но тоже очень болеет за Девочку... Кроме того, именно он помогает ей писать эти её стихи, так что вы зря грешили на Ру. Ру отказалась сразу и заявила, что без вашего, дорогая Чер, разрешения, она не напишет ни строчки!

– Но Кар! Как он мог?!

– По-вашему, он должен был бросить её без присмотра? Тогда она обратилась бы к Жи-Ме, и каракули вышли б ещё страшнее!

– И чем нам поможет Кар?

– Девочка любит остро заточенные грифели. Вы же понимаете, что они тоже годятся для чистописания... Договоритесь с Каром – пусть проследит, чтобы Девочка и на нелинованных листах писала ровно, а грифели заставляли её вырисовывать буквы. Не письмом, так черчением поправим дело – и тогда она в любых тетрадках и даже с попрыгуньей Ру будет писать красиво...

– Спасибо, Лунный... Мы, наверное, слишком погрязли в чернилах – и не увидели другого пути…

...Утреннее солнце заглянуло в окно класса – должно быть, с вечера не защёлкнули шпингалет, и потому в комнате было свежо и пахло не мелом, а росистой зеленью. В круглом углублении одной из парт белела чернильница, а рядом лежала чудом не сброшенная ночным ветром розовая промокашка. Девочка влетела в класс первой – в школе было почти пусто, и только техничка с натугой толкала по коридору широченную швабру.

– Вот вы где! А я-то думала – потеряла! И промокашка не улетела под парту! И чернила не высохли!

Девочка погладила пальцем гладкий бочок чернильницы, поправила промокашку, чтоб лежала ровней, и стала доставать остальные школьные принадлежности. Выкладывая карандаш, она промахнулась мимо желобка, и карандаш с негромким рокотом покатился по парте. Девочке показалось, что промокашка чуток приподнялась и остановила бегство карандаша. Положив его на место, пристроив рядом перьевую ручку и выровняв невысокую стопочку – учебник «Родная речь», две тетради, промокашка – девочка прислушалась к звукам из коридора... Нет, топота ног ещё не слышно, лишь в дальнем конце коридора звякнула дужка о ведро. Девочка достала из портфеля большой блокнот – чистые плотные листы без единой линейки были чуточку шершавыми, и она с удовольствием потрогала верхний. Взяла из лунки карандаш и стала выводить в блокноте буквы. Почему-то получалось не так быстро, как обычно, но заметно красивей. Разглядывая первые две строки, девочка вдруг подумала, что если писать вот так, невторопях, не придётся потом перечёркивать или вытирать неудачные слова...

Шариковая ручка через полгода всё же испортила девочке почерк, но надписи чертёжным шрифтом удавались ей всю жизнь – даже в альбомах у собственных маленьких девочек.

Действующие лица и исполнители:

Чер – чернильница
Про – промокашка
Ру – перьевая ручка
Ал – альбом
Чер-Ла – «чернильный» ластик
Те-Кле – тетрадь в клеточку
Жи-Ме – «жировые» мелки
Кар – карандаш
Девочка – девочка
Лунный Гость – лунный гость.

Бохно И. РасСказки: Избранные рассказы и сказки. – Севастополь: Издательство «Дельта», 2014. – 344 с.

Обсуждение

  1.    Аэлита,

    Чудесная сказка.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.