Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Владимир ГУД

ГУД Владимир Адамович

 

Член Союза писателей России.  Автор двух сборников стихов: «Единственный берег» и «Дорога к вершине», автор ...

Читать далее

Владимир ВРУБЕЛЬ

Владимир Врубель

Почти десять лет живя в Германии, Владимир Абович по-прежнему ощущает себя севастопольцем и флотским офицером.

«Я ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Ирина БОХНО. Штандор… штандор… штандор…

Ирина БОХНО. Штандор… штандор… штандор…

На старом дворе жизнь кипела с утра и дотемна, а летом – и позже.

Дворника я по малолетству даже и не слышала – так рано он управлялся. Затем раздавались крики: «Молокооо! Молоко!!!» – молочница брякала здоровенным колокольчиком и вопила так, что эхо добывало последних засонь. Молоко покупали громко – «Здрастьмарьванна!», двор оживал. Проехала мусорная машина – она останавливалась у дальнего дома, её колокольчик надо было отлавливать в общем шуме, иначе не вынесешь ведро до пяти часов – до следующего появления.

Явился точильщик – сейчас время домохозяек и пенсионеров; работающие нередко оставляли своё неточёное соседкам. «Ножи-ножницы точить! Ножи-ножницы точить!» – возглашал он безо всяких там бубенчиков, пронзительным металлическим голосом, поднимаясь до визга ко второму «но» и сливая «жницыточить». Носить ему ножи-ножницы было страшно, но очень интересно. Он был сухопарый, дочерна загорелый и морщинистый. Своими ястребиными пальцами ухватывал материны ножницы и, крутя одной ногою педаль станка, остро вжикал сталью о точильный круг. Пела и выла сталь, летели искры. Дядька казался старым пиратом, который так и не смог вовсе бросить ножевое ремесло. Среди младших ходили слухи, что та нога, на которую он опирается, работая, – деревянная.

Разгорается день. Летом на пляж собираются либо семьями, либо – подростки – ватагами: район Матюшенко далеко от моря. Остальные – весь день во дворе или «за домом». Во время учебного года двор тоже никогда не пустеет полностью: почти все учатся посменно. ...Размеренные удары мяча об асфальт: водящий выбирает жертву, а пока тянет время и с каждым ударом мяча кричит: «Штандор... штандор... штандор... Таня!» – выкрикивает он наконец, подбросив мяч как можно выше, – и все, кроме названного штандора, бросаются врассыпную. Таня поймала мяч и заводит новую песенку: «Штандор, штандор, штандор... Витя!»...

У торца соседнего дома играют в козла. Мячом лупят в стену так, чтобы он отскочил и ударился оземь, на обратном ходе его надо перепрыгнуть тем способом, который назовет бросивший. Тот, кто задел мяч, получает букву – сперва «К», потом «О»... Набравший слово «козел», вылетает; кто продержался дольше всех – водит.

За нашим домом, на неровном известковом пустыре, ребята постарше играют в лапту. Мелких не принимают, зрителей гонят подальше, чтоб на отскоке не засветить кому в глаз.
Тротуары перед всеми домами расчерчены «классами», простыми и фигурными, с «раем» (полукругом в верхней части таблицы – там можно отдохнуть, стоя на одной или даже на двух ногах) и «адом» (в него нельзя наступать). Прыгаем на одной, на двух сжатых, чередуя, с прихлопом, припрыгом, жабкой и зайчиком, в одну биту и в две. Биты – коробочки их-под леденцов или ваксы, заполненные песком и закрытые туго-натуго: рассыпавшаяся бита – позор хозяйке, помеха всем.

Позади дома напротив – помесь палисадника и сквера: старые акации, кустарник, высокая трава. Там играют в «казаки-разбойники». Раздается урчание мотора – игра испорчена: к старикам, живущим рядом в «частном секторе», приехал сын на «Чайке». Не общупать её всю, не огладить, не заглянуть под днище – невозможно.

Тем, кто по нескольку раз остался «козлом», надоело: они ходят по двору, собирают «бояр». Две линейки игроков, взявшихся за руки, с расстояния примерно десятка метров по очереди приближаются друг к другу. Хором:
– Бояре, а мы к вам пришли! Молодые, а мы к вам пришли!
– Бояре, а зачем пришли? Молодые, а зачем пришли?
– Бояре, нам невеста нужна! Молодые, нам невеста нужна!
– Бояре, а какая нужна? Молодые, а какая нужна?
– Бояре, нам Наташа нужна! Молодые, нам Фролова нужна!
– Бояре, мы невесту не дадим! Молодые, мы её не отдадим!
– Бояре, а мы золота дадим...

Так пререкаются, будто и впрямь сватовство. Когда фантазия иссякнет, «невесту» «запускают»: близстоящие помогают ей разогнаться, и она бежит во весь дух, стараясь прорвать цепочку супротивных «бояр». Если ей это удается – она возвращается в свою команду, и теперь та заводит новый торг. Если «сторона жениха» поймала её в живую сеть – «невеста» остается в этой команде, получившей право следующего сватовства. Выиграли те, кто перетянул к себе всех игроков. Малышню поэтому ставят на фланги: толку от них ноль, берут ради голоса.

Бояре уже – игра с подтекстом: барышни лет 10-12 охотно «увязают» в новой команде с понравившимся «женихом». То же и «ручеёк» (ближе к вечеру, когда есть опасение закатить мяч в затемневшие кусты или не заметить на бегу дворовых колдобин). Тут уж многие с замиранием сердца ждут – кого выберет очередной или очередная, проходящие «ручеёк».

В эти игры практически никогда не играли на спортплощадке – она как-то отчетливо была отведена под футбол и волейбол (и упрощенный «пионербол»). Даже наведённые масляной краской «классики» отчего-то не привлекали... Зато там много и с удовольствием (асфальт ровный) рисовали цветными мелками.
Свечерело... Обходя сидящих на скамейке со сложенными ладошками, водящий кому-то из них положил тайком камушек, мягкий колосок тимофеевки или свёрнутый фантик от сливочной ириски. «Колечко-колечко, выйди на крылечко!» – тот, с «колечком», должен быстро вскочить, пока его не сцапали соседи. Удалось вырваться – води.
– Барыня вам прислала туалет. Чёрный с белым не носите, да и нет не говорите!.. Вы его берёте?
– Может быть...
– Я садовником родился, не на шутку рассердился, все цветы мне надоели, кроме...
– Розы?
– Мальвы?
– Ромашки?..
(А была задумана «вонючка»).
– Нет такого цветка!
– А вот и есть!
– А вот и нету!
– А это – что???
– Фууу!..

К классу «вонючек» относили растущее что попало, коли воняло.

У соседнего подъезда – взрыв хохота: «испорченный телефон» превратил жабу в жопу. Задуманное слово передается по цепочке – шёпотом на ушко; сидящий с другого конца называет, что дошло до него, а задумщик – что было вначале.

Отчего-то на «новом» дворе «казаков-разбойников» сменила игра «береги знамя», а «бояр» и «колечко» – «съедобное-несъедобное» и «крокодил». Нет в нём и акаций – двор обсажен молодыми абрикосами, грецким орехом и кипарисами. Зато рядом – море, и можно хоть в одиночку бегать купаться «на скалки».
А «старый двор» возвращается звуками: иногда в самом начале сумерек я слышу тяжелое скребущее падение бит, плоские притопы ног в «сандалях» и пронзительное, под стук мяча: «Штандор, штандор, штандор... Лиза!..»

Штандор… штандор… штандор…

Бохно И. РасСказки: Избранные рассказы и сказки. – Севастополь: Издательство «Дельта», 2014. – 344 с.

Обсуждение

  1.    Аэлита,

    Когда мы переехали с «Матюхи» в новый дом на только рождающемся микрорайоне вдоль проспекта Острякова, там не было ни единого деревца — только через год работники ЖЭКа повтыкали тощие палки в «железобетонный» краснозем двора. Машин в то время тоже было 2-3 на весь огромный — на 11 подъездов! — дом. Так что в прятки было играть невозможно. А вот «штандер», «съедобное-несъедобное», «колечко», «вышибала» — это было во дворе очень любимо. Больше, чем «классики» (асфальт был шершавый, битка скользила плохо). Но а потом пришло время «резиночки»... )))

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.