Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Виталий НАДЫРШИН

Виталий НАДЫРШИН

Виталии Аркадьевич Надыршин родился в Астрахани в 1948 году, но почти всю жизнь ...

Читать далее

Виталий ФЕСЕНКО

Виталий ФЕСЕНКО, поэт, музыкант

Поэт, публицист, художник, музыкант, актер, режисер, автор и исполнитель песен на свои стихи. Член национального ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Ирина БОХНО. Выходила, песню заводила…

и.бохно. выходила, песню заводила...

Приднестровье, начало 90-х, разгар вооружённого противостояния. Населённый пункт возле спорного моста через какую-то реку.

Съёмочная группа отработала на молдавской стороне, отработала на приднестровской стороне... Снимали до самого подрежима, до момента, когда на том берегу обозначились огоньки...

Вечер не обошёлся без братского ужина по приглашению смешанного отряда – местных жителей, казаков, волонтёров разнообразного происхождения. Ужин, соответственно, не без возлияний. Желающие поосуждать могут пойти перекурить: дикое напряжение постоянного ожидания перестрелки или прорыва и дикое же напряжение балансирования с камерой меж двумя нехорошо настроенными сторонами наиболее доступно снимается именно «ею, родимой». Психологов и релаксационных кабинетов на гражданской войне не предусмотрено.

Хорошо за полночь журналист всё ещё продолжал беседовать с «принимающей стороной» без диктофона, а оператор, поставив аккумуляторы на зарядку, рухнул спать, дисциплинированно взведя будильник в наручных часах на 4 утра. Вот именно – снимать рассвет над войной.

По звонку встал, автоматически попихал аккумуляторы в специальный пояс, линзы и запасную кассету – в карманы жилета; камера в кофре на длинном ремне, штатив – на плечо... Пошёл. Уверенной походкой, и притом в изумительном настроении: питие было недурное, закуска простая, но плотная, потому хмель не навредил – но и не особенно выветрился, сладко погуливая под покрывшейся мурашками от ночной ещё сырости кожей.

Утро обещало быть замечательным: стоял летний густой туман – хоть ложкой ешь. По опыту известно, что поднимается он перед рассветом такими плотными волокнами и свитками, в которых прихотливо играет меняющийся свет... Словом, съёмка обещалась... И в этом тумане оператор, широко и плотно шагая, вышел на самую середину моста через эту самую реку, разделяющую враждующие стороны. О том, что на приднестровский берег они с журналистом вчера попали не по мосту, а на лодке, коллега не вспомнил – или не придал значения. На лодке и на лодке.

Съёмка удалась: рассвет оказался таким, как мечталось. Напевая себе под нос что-то умиротворённое, оператор проводил зумом последние бледнеющие волокна, отлетающие от воды, и собрался было сворачивать оборудование.

– Эй! – донеслось с молдавского берега. – Стой, где стоишь!

Приднестровская заваруха была для коллеги не первой, и он привык стоять, пока ещё просят, и падать, когда стреляют.

– Оглядись, долбогрёб! – донеслось с приднестровской стороны.

Оператор, не сходя с места, огляделся, и остатки хмеля ушли с тихим присвистом сквозь зубы:

– От, ссс...

Мост, посреди которого обосновался со своим штативом мастер рассветов, был умотан растяжками, как пойманная муха – паутиной. Пройти по нему в густом тумане, с тяжёлым «Винтеном» на плече и нелёгкой же камерой (кто помнит старые «Бетакамы» – поймёт) – и не задеть ни единой коварной проволочки мог только «прямой русской пьяной».

Задачу, которая встала перед коллегой во весь свой паскудный рост, оценили оба берега: трезвый и уже предостережённый человек со своими железяками по мосту ни в одну сторону не пройдёт. Без камеры – не пойдёт вообще. «И куда бедному хресьянину податься?».

– Прыгай! – закричали из Молдовы.

– В реку прыгай! – поддержали приднестровцы. Казаки побежали отвязывать лодку.

Оператор доснял мост на отхвосток плёнки. Отключил камеру. Достал из бокового кармана кофра изрядный кусок целлофана (применявшегося порой вместо зонта при съёмке под дождём) и, сняв со штатива, аккуратно увернул камеру в него. Затем – пользуясь площадкой штатива как мелким столиком – тщательно запаковал этот кокон в кофр. Повесив ремень кофра на шею, стащил с себя куртку – и ею обвязал кофр сверху. Сел на низкие перильца моста и спиною вниз обрушился в воду.

Живой плотик с камерой на груди тут же выловили добровольцы на лодке.

«Рассветом над войной» коллеги закончили документальный фильм. Штатив простоял на мосту до полного разминирования.

Мост Дубоссары

Мост Дубоссары


Приднестровье. На огневом рубеже

Приднестровье. На огневом рубеже


Приднестровские мальчишки

Приднестровские мальчишки


Приднестровье. Бойцы

Приднестровье. Бойцы


Приднестровье. Боец спит

Приднестровье. Боец спит


Приднестровье. Мост

Приднестровье. Мост

Приднестровье. Защитники
Приднестровье. Защитники

 

 

 

 

Архивные фото тех лет. Приднестровье.

...................................................................................................

Бохно И. РасСказки: Избранные рассказы и сказки. – Севастополь: Издательство «Дельта», 2014. – 344 с.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.