Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Татьяна КОРНИЕНКО

Татьяна КОРНИЕНКО

Прозаик, поэт. Член Союза писателей России и Национального союза писателей Украины.

Редактор ...

Читать далее

Владимир ГУД

ГУД Владимир Адамович

 

Член Союза писателей России.  Автор двух сборников стихов: «Единственный берег» и «Дорога к вершине», автор ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Из дневников адмирала Ф.С. Октябрьского

Ф.С. Октябрьский

...Открывая ту или иную отцовскую тетрадь, каждый раз отмечаю строки, ранее обойденные вниманием. Так, при очередном чтении глаза замерли на дате 5 мая 1959 года. Читаю:

«В этом году мне исполнится 60 лет. Если мне суждено прожить еще десятилетие, то я посвящу его главным образом описанию биографии, займусь разбором своих записей. Что из этого выйдет – не знаю, но жизнь, мною прожитая, весьма интересна. Не многим пришлось пройти такой сложный, но интересный путь от матроса до адмирала, стоять во главе флота в годы Великой Отечественной войны, возглавлять и провести легендарную оборону Севастополя. Это, пожалуй, самая яркая звезда в моей биографии…

Многое изменилось, особо за последние 10–11 лет. В моей жизни были захватывающие события 1919–1929 годов, 1929–1939 гг., 1939–1948 гг., 1949–1958 гг. Каждое десятилетие особое. Надо заняться и хотя бы кратко описать каждое из этих десятилетий».

Не описал. Последнее десятилетие он тоже, наверное, посчитал бы особым. За недолгое время пребывания в должности начальника училища он сделал многое, но не успел сделать еще больше. Кроме дел училищных, отец много времени уделял присылаемым ему на отзыв рукописям своих бывших сослуживцев, вел активную переписку с журналистами, писателями, не оставлял без ответа ни одно обращение о помощи. Вёл переписку со школами, пионерскими дружинами, детскими морскими флотилиями, считая контакты с юным поколением делом важным и нудным, и, как все предыдущие десятилетия, последнее было так же посвящено в первую очередь служению на благо Военно-Морского Флота...

 Решение издать сборник документов из домашнего архива отца пришло в связи eго 110-летием со дня рождения.  В основу сборника я взяла небольшую книжечку в твердом синем переплете с белым квадратом посредине, на котором типографским способом отпечатано:

Ф.С. Октябрьский
АЛФАВИТ
Адреса части друзей, товарищей, с кем имел, имею переписку
1969  год, январь, Севастополь

«АЛФАВИТ» – единственная книжка, на обложку которой отец вынес свою фамилию. Других книг он после себя не оставил.

В домашнем кабинете  Ф.С. Октябрьского

Рабочий уголок в домашнем кабинете Ф.С. Октябрьского на ул. Советской в Севастополе.

Начав внимательно изучать содержание книжки, я впервые обратила внимание на дату – 1969 год, январь. 8 июля того же года отца не стало, и только теперь, вспоминая его сидящим ежедневно за письменным столом, я поняла, какими напряженными были для него эти последние шесть месяцев жизни. Быстро ушла зима, за ней весна, уходило лето, а конца работе не было видно. Это ведь первоначально планировалось заменить старую адресную книжку на новую, но по ходу заполнения «АЛФАВИТА» приходилось уточнять изменившиеся адреса, номера телефонов, появлялись новые имена людей, с которыми отца сталкивала судьба во время и после войны, и постепенно обычная записная книжка стала приобретать черты справочника, в ней свыше 400 фамилий с указанием имени-отчества, звания или должности, адреса, и в отдельных случаях – краткий комментарий, где, при каких обстоятельствах человек себя проявил. Сведения он добывал разными путями: уточнял в архивах, писал сослуживцам, при встречах расспрашивал местных ветеранов.

Работе мешало нездоровье. Жестокие приступы астмы иногда выводили отца из строя на несколько дней, но, почувствовав улучшение, он снова принимался за дело. Спешил, хорошо понимая, что уточнять мелкие подробности малоизвестных военных эпизодов в скором времени станет трудно, да и сам не вечен.

8 июля 1969 года работа оборвалась. Проживи отец дольше, возможно, «АЛФАВИТ» стал бы достойном вкладом в мемуарную литературу, но и в незавершенном виде он может служить подспорьем для историков, журналистов, работников музеев при уточнении данных, как подчеркнуто в заголовке к «АЛФАВИТУ», о части участников обороны Севастополя.

Римма Филипповна Октябрьская

 

Выдержки из дневника разных лет

19.05.46 г. Я не писатель. Только адмирал. Моя Родина выиграла бы, если бы мог написать всё то, что я делал, что пережил, что видел, слышал, получал, просил, давал, упрашивал, претворял, организовывал. Еще так близка та несчастная война, еще живы, свежи в памяти её кошмары, а особенно севастопольский период.

24.07.46 г. Москва. 22.07. с 20.00 до 01.00 часов участвовал в заседании Высшего Военного совета в Кремле под председательством Сталина, где, помимо маршалов, присутствовали члены Политбюро Молотов, Ворошилов, Жданов, Берия, Маленков. Особый интерес заседания – это реплики и речь т. Сталина. Он умеет видеть настоящее и предвидеть будущее. Он преодолевает время, несомненно, лучше, чем расстояние. Хотя и в этом ему отказать нельзя. Ходит он быстро, бодро, энергично. Выглядит хорошо, иногда шутит, смеется, ехидно улыбается, а то беспрестанно шагает, курит папиросу за папиросой.

Вчера, 23.07. с 15.00 до 19.30 заседали под председательством маршала Конева, редактировали Устав внутренней службы. Как тяжело работать с армейским руководством, доказывать им, что нужно для флота. Причина основная в том, что ничего не знают совершенно и не понимают ничего во флотских делах.

24.07. до 17.00 был принят Н.А. Булганиным, разговор шел о делах на ЧФ, ремонте кораблей, вопросе комплектования, передаче флоту пополнения, очистить флот от бандитов..., затем разговор перешел на другие темы. Н.А. задал вопрос: как у вас там дела (понимай в конторе Кузнецова), как взаимоотношения и т.д. Я изложил всё, что думал, думаю. Рассказал о застое, особо налег на нашу отсталость в организации, в научной работе. Вечером в 20.00 состоялось второе общее заседание Высшего Военного совета. Сталин на сей раз был сильно задумчив. Всё время курил. Отрывисто спросил: «Все в сборе?». Дал слово Василевскому, затем Коневу. Между прочим, как пришел, сел, задал вопрос всем: «Зачем встали? Или это есть в Уставе?». А вторым вопросом принимался Устав внутренней службы ВС. Не доволен, что стоим, как не доволен и тем, что в Уставе есть специальный раздел по вопросу присвоения звания Генералиссимуса, настаивал вычеркнуть это, но все запротестовали, ссылаясь на имеемый Указ Верховного Совета. Промолчал.

3.11.46 г. Получил вчера телеграмму Кузнецова по моему докладу Василевскому, Булганину 29.10., просил навести порядок на флоте, у нас до сих пор развал, ничего не приведено в норму. Я начал самостоятельно заниматься этим. Так вот, сейчас приняли решение, приказано подработать вопросы и доложить к 15.11.46: что законсервировать, что в ОФИ, что отдать гражданским организациям и т.д.

11.11.46 г. Разобрался с судоремонтом на 47-й год. Плохо, что заводы госпромышленности (МСП) не могут ремонтировать всё, что должны, а отсюда много кораблей ждут ремонта. Мы своими силами, естественно, охватить всего не можем, наши предприятия приспособлены в основном только для текущего ремонта и навигационного, а нам приходится делать средний и даже капитальный.

С.М. Буденный, Ф.С. Октябрьский, С.Г. Горшков, Н.Е. Басистый, И.И. Азаров. Севастополь, водная станция. 1 Мая 1946 г.

С.М. Буденный, Ф.С. Октябрьский, С.Г. Горшков, Н.Е. Басистый, И.И. Азаров. Севастополь, водная станция. 1 Мая 1946 г.

12.01.47 г. В нашем заведении, его в шутку называют Главкоматом, все чего-то ждут, каких-то перемен. Предполагают возможное изменение в руководстве. Задержан Юмашев (с ТОФа), думают – не будет ли он Главкомом. Кузнецов, видимо, чувствует себя непрочно. Мне безразлично, я одного боюсь: как бы меня не взяли на какую-то канцелярщину, хочу быть только на флоте, только среди матросов.

17.01.47 г. Москва. Вернулся из Кремля с заседания Высшего Военного совета. Присутствовали почти все члены ВС, кроме Исакова… Ровно в 20.00 в зал заседаний зашел Сталин и с ним Берия, Маленков. За 5 минут до Сталина зашел Ворошилов, поздоровался со всеми за руку. Сталин поклонился всем, сел и спросил т. Штеменко, все ли собрались, который доложил: все, за исключением Исакова и Булганина. По первому вопросу об Уставе Вооруженных Сил докладывал Конев. По второму – о Военных советах хотел, уже вышел на доклад полковник Шикин, но т. Сталин сказал: «Обождите», – и начал говорить сам. Коротко он сказал: «Предложили упразднение нынешних Военных советов и создание иных. Но почему? Какие причины – этого не сказано. Поэтому я написал причину этих изменений».

Дальше Сталин объяснял причину, суть их следующая: а – теперешние ВС были созданы в период Гражданской войны, когда правительство не доверяло старому офицерству, когда это офицерство изменяло новой власти, б – теперь офицеры – генералы, адмиралы, особенно участники ВОВ, им правительство доверяет.

Далее т. Сталин дал слово т. Шикину, который сказал о политорганах и их задачах… о том, что в положении предусмотрено создание Военных советов при командующих (в составе 5–9 человек) – по флоту: НШ, замполит, начальник тыла, командующий ВВС, ком. эскадры. Тут же был зачитан приказ т. Сталина о том, что все приказы с сего числа подписывает командующий и начальник штаба. Начальники штабов с сего числа являются первыми заместителями командующих (раньше в армии этого не было).

Третьим вопросом обсуждали разделение ТОФа на два флота. Решили без особых прений… Далее т. Сталин спросил: «Всё? – Внимательно смотрит на всех: – Но у меня есть вопрос, вопрос о Кузнецове». Все сразу насторожились. Сталин начал, как обычно, говорить тихонько, похаживая. В основном он предъявил Кузнецову три обвинения: неправильно подбирает кадры (Кучеров, Галлер и др.), 2 – не согласен с тем, что нет самостоятельного морского министерства, игнорирует Генштаб, ни с кем не считается. 3 – много занимается личными делами и мало занимается делом. Далее т. Сталин говорит: «Пожалуй, надо бы освежить руководство ВМС». Из зала возгласы: правильно. Но когда Сталин спросил, кто хочет говорить, – молчок. Никто. Тогда я взял слово. Сталин с улыбкой: «Ну, говори. – И с улыбкой, смотря на Ворошилова: – Спровоцировали».

Потом сделался серьезным и слушал меня внимательно. Я не готовился, но говорил о том, что думал, за что меня потом похвалил Ворошилов, – после заседания все адмиралы и генералы сидели, пили чай.

Я сказал: «Флот сильно отстал организационно и технически, вина в этом Кузнецова, он ни с кем не считается, никого не слушает. Кузнецов подбирал кадры не по деловым качествам, а тех, кто ему угоден. Кузнецов не сколачивает вокруг себя командующих, не совещается, не считается с нашим мнением. Перед войной и во время войны ни разу нас не собирал, не слушал, а когда приезжал на флот, не интересовался, чем живет флот и т.д.».

После меня выступили Василевский, Мерецков, Кулаков. И все Головко, Левченко, Юмашев молчали. Тов. Сталин был недоволен. И сказал:

– Ну что же, заменим Кузнецова.

Сам Кузнецов, выступив, раскаялся, сказал, что он никогда не зазнавался, на что репликой ответили Молотов и Ворошилов:

– Да бросьте, зазнались.

После этого т. Сталин спросил:

– А кого вместо Кузнецова? – Молчок, все смотрят молча.

Я снова попросил слова: «Считаю, что выражу общее мнение, если предложу кандидатуру адмирала Юмашева, который пользуется общим уважением и доверием». После выступили Левченко, Кулаков и сам Кузнецов, все меня поддержали.

И.В. Сталин на крейсере «Молотов».

18.01.47 г. Возвратился с заседания ВВ совета. Работу закончили. Приняли отредактированное положение о Военных советах, политорганах Вооруженных Сил. Сегодня Сталин был без трубки, курил папиросы. Тов. Сталин пришел один (из сопровождения один ген-майор и один полковник). После окончания работы я стоял в проходе. Проходя мимо меня, т. Сталин спросил меня: «Вас окончательно вылечили?» – Я доложил: «Нет, т. Сталин, не окончательно». Тов. Сталин кивнул головой и сказал: «Значит, не долечили». – И пошел.

21.01.47 г. Москва. Должен был уехать вчера, но внезапно передали, что итоговое заседание у Булганина, намеченное на 15.00, переносится на 22.00. Мне и Левченко приказано задержаться.

С 22-х до 01.30 сидели вначале под председательством Булганина, затем он был вызван к т. Сталину, под председательством Василевского разбирали наши вопросы. Все предложения моряков, то есть наших комиссий, были утверждены. Мы работали не зря.

Главные поправки в новом строительстве пришлось внести по вопросам: а – увеличения огня, б – увеличения района плавания, в – бронирования, г – универсальной артиллерии. Была везде предусмотрена обычная артиллерия, д – замена пулеметов автоматами 22-мм, 45, 37-мм, 57-мм, е – улучшение обитаемости л/с, ж – увеличение боевой живучести, мореходности, прочности (раньше корабли ломались).

Сейчас ВМС переживает, я бы сказал, период реформ. Одно ясно: аппарат Главкома превращается в исполнительный аппарат Генштаба, всё идет оттуда. Здесь делают то, что им приказывают. Кроме того, видимо, будет большое сокращение. Пока сокращение пойдет по линии берега: ПВО, БО, некоторой авиации (в частности, штурмовой) и др. береговых частей. Самые главные вопросы, которые решают Юмашев, вернее ЦК – Голиков, Юмашев и др., – это организационные вопросы флота и перестановка кадров. Кадры решают всё.

2.03.47 г. Кремлевская больница. Прибыл в Кремлевскую больницу. В Москве мороз. В Севастополе при отъезде было плюс 22 градуса, а здесь – минус 22. Многие интересуются здоровьем, якобы сейчас идет обсуждение кандидатуры главного инспектора флота. До сих пор не назначили. Гордей якобы укатил обратно злой, якобы интересовались его мнением на должность зама к Юмашеву (по БП). Он, конечно, на дыбы, и правильно. Это несправедливо, это большое понижение, Гордею обидно. Не понимаю Юмашева. Самое правильное было бы назначить Гордея главным инспектором ВМС, замом Юмашева по БП, если такой вообще нужен, можно назначить того же Пантелеева или Басистого. На такую должность подобрать легче, чем на гл. инспектора. Юмашев мудрит. Главная ошибка в том, что сильно ослабляют флот, флот – главное. Нельзя так ослаблять флот, а они решили без разбора всех командующих флотами поснимать. Это неверно.

30.03.47 г. Барвиха. И здесь не дали отдохнуть до конца 28.03., позвонил Юмашев, сообщил, что 29.03. в 18.00 у Булганина состоится совещание по нашим вопросам, и Н.А. попросил меня присутствовать. Вот беда, на половине отдыха заставили мозги повернуть к делам.

Н.А. Булганин, недавно назначенный министром Вооруженных Сил по представлению т. Сталина, как главы правительства, до этого был штатским человеком (до войны). Во время войны выполнял поручения Сталина, был членом ВС фронта, дослужился до звания генерала армии. Как воспринял генералитет назначение на пост министра Вооруженных Сил, сказать трудно. Безусловно, фигура эта не военная, а политическая. Как человек по обращению и в разговорах, насколько мне приходилось с ним встречаться, производит хорошее впечатление: культурный, грамотный, рассудительный. Почему выбор пал именно на Булганина, лучше знать Сталину. Уж очень важный, ответственный пост в стране. Не взяли маршалов на пост, ну, например, Конева, Рокоссовского, Василевского. Жуков отпадает после всего, что с ним произошло, К.Е. Ворошилов стар, Будённый – тоже, но и по другим признакам не подходит. Видимо, Сталин нашел наиболее подходящей эту кандидатуру, назначив его первым замом военного маршала Василевского.

Совещание продолжалось до 19.45. Был решен вопрос об упразднении МОР. Затем обсуждали вопрос, вызвавший большие споры: нужен ли командир и его аппарат в главных ВМБ. Харламов – не нужен, Левченко – за, Юмашев – не нужен. Министр принял решение иметь во всех ВМБ командиров и управления, в том числе и в ВМБ. Правильное решение. После решения ряда других вопросов стали расходиться. Н.А. подозвал меня, подробно расспрашивал о состоянии моего здоровья, затем распрощался: «Ну, ладно, отдыхайте».

9.04.47 г. Барвиха. Надо убегать отсюда, меня все больше и больше начинают беспокоить. Вчера посетил М.Ф. Куманин, сегодня просит принять вице-адмирал Нимитц. Кроме того, сообщили, что 14.04. в 16 часов заседание у Василевского, где мне нужно быть. М.Ф. Куманин сообщил, что его вызвали в Москву и объявили о назначении замом н-ка тыла ВМС, что Басистого заберут в Москву, что ему передали, что если бы не заболел ваш адмирал, то есть я, то его бы забрали в Москву, вопрос уже был предрешен.

3.09.47 г. Севастополь. В ближайшие дни иду в море, проведу ряд учений, зайду на Тендру, затем в Николаев, Очаков, Одессу…

Готовлю для передачи болгарам эсминец «Железняков», два катера БО – большие охотники, десять катеров МО, два уже были переданы, 12 ТКА типа ТМ-200, три ПЛ типа «М» 15 серии. Словом, целый флот, да еще предполагается передать один полк торпедоносцев. Тов. Сталин сказал мне: «болгары наши братья, друзья».

С командующим эскадрой С.Г. Горшковым. 1946 г.

22.09.47 г. Сегодня Головко сообщил, что они заготовили доклад Василевскому по поводу передачи нам Туапсе и организации Туапсинской ВМБ. Посмотрю, как т. Сталин исполнит свое предложение отдать Черноморскому флоту Туапсе.

3.10.47 г. На днях получил решение Совета Министров, в котором мне предложено передать 72 единицы вспомогательного флота (кроме 2-х БО) разным организациям: Морфлот, речфлот, пограничникам, строителям, Академии наук и т.д. Очередное безобразие подкинули правительству, флот решили оставить без вспомогательных средств, лишить его боеспособности. Я не выдержал, написал большую телеграмму с обидой и протестом прямо т. Сталину. Кому же еще писать? Сегодня наши направленцы из ГШ ВМС сообщили, что т. Сталин на моей телеграмме наложил резолюцию: «В.М. Молотову. Разобраться». Генштабу, МВС написать правительству специальный доклад по этому вопросу, чтобы правительство пересмотрело свое решение. Проект такого доклада якобы в духе моей просьбы составлял Главный морштаб, затем доклад пойдет, видимо, за подписью Василевского в правительство. Посмотрим, что будет дальше. Я просил основные плавсредства – из 70 единиц 22, в том числе два плавдока, баржи, хоз. БДБ оставить флоту. Буду ждать.

14.11.47 г. прибыл в Москву, вторично в санаторий Барвиха после тяжелого приступа, который я перенес. Вечером был у Юмашева, беседовал с Головко, Левченко, Кулаковым. Кулаков жалуется на тяжелую судьбу. Выразился так: «Нет у нас Главкома». Не знаю, свои или чужие слова, но так уверенно: «Головко не может быть по нескольким причинам (моральным) и др. Юмашев… по всем данным отстал. Октябрьский больной». Видимо, кто-то что-то сказал, но откуда это?

20.12.47 г. Выехали из Москвы в Севастополь. Перед отъездом съездил в госпиталь к Юмашеву. Юмашев сломал ногу. При беседе мы сильно поспорили из-за различия взглядов на ряд вопросов. Я прямо сказал: «У вас, Иван Степанович, устарелые, отсталые взгляды». Просил оставить мне управление ГБ, он против. Ну и пошло. Но расстались хорошо, мирно.

В последний момент сообщили, что Галлера, Кузнецова, Степанова и Алафузова отдали под суд чести под председательством маршала Говорова.

10.1.48 г. Сегодня разговаривал по телефону с А. Головко. Он сообщил, что все-таки демобилизацию 22–23 годов рождения разрешили, и второе – вновь предстоит большое сокращение ВС, в том числе это коснется сильно флота. Видимо, т. Сталин решил еще больше сократить расходы на ВС. Видимо, обстановка позволяет. Ну что же, с горы виднее. Меня единственное беспокоит, что сократят до таких пределов обеспечивающие части, что мы задохнемся, не сможем себя обслужить. Придется л/с кораблей брать в караулы.

15.1. 48 г. Интересный разговор был у меня вчера по телефону с вице-адмиралом В.Г. Фадеевым в связи с его назначением на Дальний Восток. Еще одного старого черноморца переводят на другой флот, еще одним адмиралом меньше. Мало у меня адмиралов. Вместо Фадеева, видимо, никого не дадут, и управление ГБ все-таки расформируют. Безграмотность такая же, как с тылами. Ничего не прошибешь. Складывается впечатление, что наш военный аппарат с каждым годом становится всё более консервативным, точнее – неповоротлив, бюрократичен. Ничего не решает, а флот буквально мучается. Вопросы, требующие решения: а – тыл флота, б – Новороссийский ОВР, ВМБ или хотя бы ОХР, в – тральная организация, г – вопросы штатные. Большой принципиальный вопрос – реорганизация подплава. Я молчал. Полагал, что раз т. Сталин одобрил это (я ему докладывал 12.08.47 г.), т. Юмашев будет действовать, но, увы. Поэтому буду действовать я.

Разговаривал с Головко, он сообщил некоторые подробности сокращения флота. Сокращение предстоит большое, всего хотят сократить 90 тысяч. Это много.

30.1.48 г. Москва. Вчера имел беседу со своим начальником ОКОС капитаном 2 ранга Хреновым, подписал просьбу министру о присвоении званий к 30-летию Советской Армии. Прошу дать звание адмирала Н.Е. Басистому, контр-адмирала П.Т. Бондаренко, генерал-лейтенанта Е.И. Жидилову, генерал-майора Д.Б. Намгаладзе, контр-адмирала т. Солодунову. Хорошие все люди, мои помощники. Может быть, к празднику дадут звания.

Вчера заслушал Ковеля Ю.П. Он здесь решал вопросы по сокращению флота. Все вопросы, поставленные мной, решены в нашу пользу. Моя телеграмма т. Булганину сыграла решающую роль. Начали всех, не только от нас, вызывать с флотов, уточнять, что сократить, что усилить. Так надо поступать и впредь.

8.02.48 г. Вчера был принят министром Вооруженных Сил Булганиным. Вначале были К.К. Рокоссовский, Ф.И. Толбухин, генерал армии Баграмян, генерал-полковник Белов, когда прибыли я и И.С. Юмашев. Затем все армейские ушли, остались мы с Юмашевым. Н.А. сказал, что специально пригласил меня обменяться мнением о новых назначениях. Обсуждали кандидатуры Н.Е. Басистого, С.Г. Горшкова, вице-адмирала Пантелеева, вице-адмирала Виноградова и др. Спорил я с Иваном Степановичем о командующем эскадры, отказывался от варяга Волкова с ТОФа, просил назначить мне вместо Горшкова ком. эскадры Пархоменко. Меня поддержал Н.А. Булганин. Самое ценное – я остаюсь на ЧФ. Меня никто больше не тревожит. Многие вопросы, поставленные мной, решены положительно. Решено по самолетам ТУ-2. Н.А. обещал не позже апреля дать полк. Обещал не отбирать аэродром Саки. Оставил ему доклад о реорганизации тыла флота. Решен им вопрос по Туапсе. Н.А. рассказал, что ему удалось получить у правительства на 49-й год для ВС 11000 тонн мазута, 1000 тонн олифы, сколько-то дизельного топлива. Видимо, с топливом будет получше.

24.02.48 г. Полагал, что к 30 летию Вооруженных Сил будет указ о награждении флота. Ждал, надеялся на присвоение воинских званий моим адмиралам, генералам, но, увы. Ни того, ни другого. Все мои просьбы остались втуне. Не понимаю. Такие заслуги флота.

Вернулся из Москвы Басистый, рассказал, что ему предложили две должности: н-ка ГШ и н-ка Военно-морской академии им. Ворошилова. Отказался от того и другого, просил дать командовать хотя бы флотилией. Ждет. Неизвестно, куда назначат.

Прибыл ко мне нач. ПУ Иван Васильевич Маслов, тот И.В., который работал со мной в обороне Севастополя до последнего дня.

29.03.48 г. По телеграммам чувствуется некоторая нервозность. Видимо, и на флотах много ЧП. Юмашев нервничает, резко требует сократить ЧП, а это не так просто.

14.04.48 г. Керчь. Сегодня осмотрел Керчь-крепость, побеседовал с солдатами караульной роты, осмотрел л/с дивизионов КТЩ. Еще раз осмотрел строительство Керчь-ВМБ. Самое выгодное во всех отношениях место, хорошая может быть ВМБ, есть ж/д, гавань, мол, склады. Всё, что нужно.

17.04.48 г. Феодосия. Вчера прибыли в Феодосию машиной из Керчи. Как в Керчи, так и в Феодосии все разговоры о хлебе. Нет сахара, нет жиров, настроение у народа неважное. Город Феодосия растет, населения уже более 35 тысяч, строится судостроительный завод, маргариновый завод, работает порт, трикотажная фабрика, санаторий. В городе ещё нет электричества, электроэнергию дает поезд. В Феодосии большой наш гарнизон, много моряков.

19.04.48 г. Возвратился из Москвы Бондаренко, которого вызывали по вопросу большой судимости и преступности на флоте. Ругают, что много судимостей и что много преступлений. Рассказал: атмосфера в ГПУ нервозная, получено замечание Хозяина по этому вопросу – с немцем справились, а у себя дома не можем навести порядок. Юмашев мрачен, болеет, а главное, много таскают, ругают. Тов. Сталин якобы сказал Басистого не трогать, когда его хотели взять в академию. Неужели меня в Москву? Упаси и помилуй, Боже. Я готов хоть сегодня на ТОФ, при котором я был одним из его организаторов, создателей, но только не в Москву.

15.06.48 г. Сегодня звонил Н.А. Булганин. Не выдержал, сам звонил. Спросил о состоянии моего здоровья. Просит прибыть для беседы. Какой? По какому вопросу? Я спросил, нужно ли брать с собой какой-нибудь материал. Он говорит: ничего не берите. Я почему-то думаю, что они решили окончательно забрать меня в Москву. Для этого есть много данных: Басистого решено оставить. Кроме того, решено: Пархоменко может быть ком. эскадры.

…Может, я ошибаюсь, дай Бог. Я бы молился всем святым, чтобы меня не трогали, но посмотрим.

22.06.48 г. Москва. Весь день провел в УВМС, имел беседы с Юмашевым, Левченко. Из беседы с Юмашевым удалось установить, что меня вызывали по вопросу, которого я больше всего боялся, – моего перевода в Москву. На какую же работу? Это окончательно выяснится у Н.А. Булганина. Ответ, которого я не ожидал, даже не предполагал, потому что это меняет установившуюся структуру, – 1-м замом, освобожденным к Юмашеву. Это новое. Мне вряд ли удастся отговориться, хотя я еще раз всё продумал. Хочу еще раз подчеркнуть: в Москву я не хочу, ради Бога, дайте мне флот, флотилию, но, увы, такова судьба. Видимо, придется мне работать в Москве.

На приеме у Н.А., который это делает, я уверен, по поручению И.В., я попытаюсь еще раз уговорить и не брать меня в Москву хотя бы года полтора. За полтора года довести до хорошего состояния Черноморский флот, который оказался в очень тяжелом положении после войны. Всем нам, офицерам флота, уже удалось вытянуть ЧФ на приличное место.

24.06.48 г. Вчера состоялась встреча и беседа у Н.А. Булганина. Разговор был по существу: желание укрепить руководство ВМС. Н.А говорил, что нужен человек с именем, чтобы его комфлоты признали. Кроме того, ВМС – это не сухопутные дела, где много проще. Приятно было это слышать из уст МВС, где присутствовали два зама начальника ГШ. Зная, что я противник перевода в Москву, министр говорил: «Вы не беспокойтесь, мы создадим вам хорошие условия в Москве, дадим квартиру, дачу, машину».

Всё обстояло так, что мне оставалось только благодарить за доверие. Но я все же просил, если есть возможность, дать мне полтора года для доведения флота до хорошего состояния

14.10.48 г. В субботу 9.10 по Севастополю проехал на машине т. Сталин. Никто не знал. Говорят, прибыл по Лабораторному шоссе, вокзал, проехал по кольцу и тем же маршрутом уехал.

Вчера звонил из Сочи к-р ПС «Рион» кап. 2 ранга Дементьев. Рассказал, как они из Феодосии, куда т. Сталин прибыл машинами, перешли в Сочи с заходом в Туапсе. Хозяин остался доволен. Задачу выполнили. Дементьев, говорил, что т. Сталин благодарил.

После посещения Севастополя якобы т. Сталин дал указание подработать возможность восстановления ГБ в три–четыре года. В Москве сразу поднялась шумиха… Звонил Маленков, Чадаев (говорил с ним Н.Е. Басистый). Все требовали скорее присылать в Москву представителей ИУ с документами о восстановлении Севастополя. Послал инженеров-строителей, поехали городские хозяева. Положение в ГБ тяжелое, гл. обр. с бытом. Дома, культурно-бытовые объекты, культурно-просветительные учреждения (театры, клубы, кино), водопровод, холодильник, склады, мастерские и т.д. нужны в первую очередь. Жить негде, более 2500 офицеров без квартир.

---------------------------

Октябрьская Р.Ф.  Историку на заметку (Из архива адмирала Ф.С. Октябрьского) / Р.Ф. Октябрьская ; авт. -сост. Р.Ф. Октябрьская. (Б-ка альманаха “Маринист”. Сер.”Патриоты флота и Севастополя”), изд-н 2-е. испр., доп. – Севастополь? Издатель Ю.Л. Кручинин, 2012. – 284 с., ил.

Обсуждение

  1.    Дукальский Станислав В.,

    Спасибо! Мне, Севастопольцу 1942-53гг., весьма любопытно прочитать о кадровом закулисье ВМФ!

    Почитываю и др. мемуары и пр. ист. изыски.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.