Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Николай ТАРАСЕНКО

Тарасенко Николай Федорович

Советский поэт, писатель, журналист. Член Союза писателей России и Украины. Заслуженный деятель искусств ...

Читать далее

Ирина СИМАНСКАЯ

Ирина СИМАНСКАЯ

Член Севастопольского городского  литературного объединения имени Озерова, Член Союза русских, украинских и белорусских писателей. Член ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Крымская благовещенская община сестёр милосердия

Крымская община сестер милосердия_

К 185-летию со дня рождения основательницы Марфы Степановны Сабининой

С именем этой выдающейся женщины связано одно из важнейших событий в общественной жизни России 60–80-х гг. XIX века – объединением действовавших тогда в стране отдельных благотворительных движений милосердия в единую масштабную организацию под эгидой Российского отделения Международного Красного Креста.

Значение деятельности М.С. Сабининой можно сопоставить, к примеру, с подвижничеством знаменитой женщины ХХ века, лауреата Нобелевской премии Матери Терезы – тот же активный, плодотворный гуманизм. В некрологе, вышедшем в 1893 году в Петербурге отдельным изданием, о Сабининой говорится, как об «одной из замечательнейших и достойнейших русских женщин». Но хотя значительная часть жизни Марфы Степановны была связана с Крымом, мы, к сожалению, не найдём у нас не только памятника, но даже улицы или здания, увековечивающих это славное имя.

Её судьба удивительна: в ней и непосредственное участие в важнейших исторических событиях России и Европы, и встречи и дружба с выдающимися людьми того времени, и долголетнее общение с Российской Императорской Фамилией, все члены которой уважали её за благородство и самоотверженность.

...Она родилась в 1831 году в семье священника, состоявшего при русской миссии в Копенгагене. Протоиерей С.К. Сабинин происходил из старинного воронежского крестьянского рода. Человек огромной эрудиции, высокой культуры, получивший прекрасное богословское образование, свободно разговаривавший на нескольких языках, он был широко известен как в Европе, где провёл большую часть жизни, так и в России, связь с которой никогда не прерывал. Характерный эпизод: личность отца Стефана была так популярна, что Н.В. Гоголь, отправившийся в Европу на лечение, специально заехал к нему, чтобы побеседовать. Об этом мы узнаём из воспоминаний детства самой Марфы Сабининой: её прекрасная память сохранила впечатления и о внешности великого писателя, и о манере его поведения.

У богато одарённой от природы умом, энергией и артистическими способностями девочки ранее всего проявился музыкальный талант. В девять лет Марфа уже исполняла сложнейшие произведения Листа.

Через несколько лет Сабинин был переведён в Веймар, где стал духовником великой княгини Марии Павловны, сестры Николая I. В Германии юная пианистка, обладавшая к тому же прекрасным сильным голосом, брала уроки у лучших преподавателей музыки и пения. Успехи её были столь поразительны, что Ференц Лист, посетивший однажды Сабининых, сам предложил Марфе заниматься с ней совершенствованием техники музыкального исполнения.

Крымская община сестер милосердия_Martha_von_SabininЗа границей жизнь одарённой девушки была заполнена концертной деятельностью, – она выступала либо одна, либо вместе с известными музыкантами Европы. В 1857 году Марфа Степановна впервые ненадолго приехала в Россию. В Москве и Петербурге она дала несколько сольных концертов и тогда же была представлена супруге Александра II, императрице Марии Александровне. Видимо, виртуозное искусство Сабининой и её личное обаяние произвели сильное впечатление на государыню, так как в 1860-м году Марфу неожиданно вызвали из Веймара в Петербург и назначили преподавательницей музыки царских детей – великой княжны Марии и великого князя Сергея Александровича. С 1862 года она уже стала, кроме того, помощницей наставницы великой княжны.

Однако оказанная большая честь навсегда прервала её блестящую артистическую карьеру. Хотя Марфа Степановна часто играла при дворе, давать публичные концерты она уже не могла: таковы были строгие правила дворцового этикета. Но деятельная натура Сабининой вскоре нашла применение энергии добра, заложенной в её душу Богом. В 1866 году она первой высказала мысль основать в стране Общество Красного Креста, уже существовавшее по всей Европе, кроме России и Турции.

Интересно, что основоположник Международной европейской организации Общества Красного Креста, швейцарец Анри Дюнан, писал впоследствии, что сама идея его создания возникла у него отчасти под влиянием впечатления от деятельности русских сестёр милосердия Крестовоздвиженской общины, созданной в Петербурге великой княгиней Еленой Павловной во время Крымской войны 1854–1856 гг. Тогда все сёстры Общины добровольно отправились в Севастополь, чтобы оказывать на фронте действенную медицинскую помощь врачам, а возглавил их великий хирург Н.И. Пирогов.

Императрица Мария Александровна горячо поддержала предложение Сабининой создать Российское отделение Красного Креста и объединить под его эгидой все благотворительные движения милосердия страны. Её Величество не только постоянно вносила в Красный Крест крупные суммы из собственных средств, но и принимала личное участие в ряде его благотворительных акций.
В лице же своей ближайшей подруги, фрейлины М.П. Фредерикс, Марфа Степановна нашла надёжную помощницу и единомышленницу. Благодаря их трудам и энергии Российское Общество Красного Креста стало на твёрдую основу, а кроме главного управления во всех крупных городах были открыты дамские комитеты, много сделавшие для сбора средств от многочисленных пожертвователей.

Когда же истёк восьмилетний срок, на который Сабинина была приглашена ко двору, подруги уехали в Джемиет – имение баронессы М.П. Фредерикс близ Ялты. Здесь они деятельно приступили к осуществлению давней мечты Марии Петровны – построить у себя церковь и создать при ней Общину сестёр милосердия. Однако для этого требовались немалые деньги, которых запущенное имение дать не могло. И здесь вновь, уже в условиях, совершенно отличных от всей её прежней жизни, проявились незаурядные организаторские способности Сабининой. За короткое время эта талантливая женщина в деталях изучила тонкую науку виноградарства и виноделия. Она сумела поставить винодельческое хозяйство имения на такой уровень, что мускаты и токаи собственного подвала баронессы на Ялтинской и Одесской выставках получили золотые и серебряные медали. Джемиет стал приносить ощутимый доход.

Обосновавшись в Магараче, Марфа Степановна пригласила к себе на жительство мать и пятерых сестёр, которые стали помогать ей в делах Общины.

В 1870 году деятельность по созданию Общины сестёр милосердия пришлось на время прервать. Началась франко-прусская война, и императрица предложила М.С. Сабининой и М.П. Фредерикс выехать в Германию к королеве Вюртембергской, великой княгине Ольге Николаевне, с тем, чтобы ознакомиться с работой германского и французского Красного Креста во время военных операций. На специальном санитарном поезде подруги объездили всю линию фронта, тыловые госпитали и лазареты. Иногда по несколько суток подряд им не удавалось даже немного поспать – днём они работали, а ночами писали отчёты государыне обо всём увиденном.

«Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не может сочувствовать страданиям больного и окружить его попечениями, не известными и, так сказать, не свойственными мужчинам».  Н.И. Пирогов

«Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не может сочувствовать страданиям больного и окружить его попечениями, не известными и, так сказать, не свойственными мужчинам».
Н.И. Пирогов

Когда они вернулись в Крым, их ждал бесценный подарок: приехавшая в Ливадию императрица Мария Александровна в знак благодарности пожаловала каждой из них только что утверждённый в России новый знак отличия – драгоценную брошь с изображением Красного Креста.

С 1872 по 1876 гг. жизнь Марфы Степановны была полностью посвящена устройству в Джемиете церкви и Общины сестёр милосердия.

В историю отечественного Красного Креста эта вторая по времени появления и значимости после Петербургской Община подобного рода вошла под именем Благовещенской – по названию церкви, которая была освящена в мае 1876 года в присутствии императрицы и августейших детей – Сергея и Марии.

Мария Александровна взяла Общину под своё высочайшее покровительство, а М.С. Сабинина была назначена её настоятельницей.

Поразительно, как щедро иногда одаривает природа талантами своих избранников! Деревянный иконостас церкви в Джемиете был весь покрыт прекрасной высокохудожественной резьбой, выполненной собственноручно баронессой Фредерикс и сёстрами Сабиниными по эскизам Марфы Степановны (ей же принадлежали и все живописные работы). Частью на собственные средства, но в основном на пожертвования, Марфа Степановна и Мария Петровна построили в Джемиете госпиталь, который вместе с Ливадийской казённой больницей вплоть до появления в Ялте городской больницы были единственными доступными для бедняков лечебными учреждениями развивавшегося курорта.

А вскоре крымский отряд сестёр милосердия под руководством Сабининой продемонстрировал свой патриотизм, самоотверженность и высокую профессиональную подготовку в Балканском кризисе – сначала в 1876 году в Сербии, куда они были направлены русским правительством в помощь восставшему против османского ига славянскому населению, а затем, с объявлением русско-турецкой войны 1877–1878 гг., – при организации первой помощи раненым солдатам и офицерам.

И если всего несколько лет назад Сабинина и Фредерикс, не щадя сил, досконально изучали зарубежный опыт работы военных санитарных поездов и лазаретов, то теперь найденные ими неординарные решения оказания срочной помощи больным и пострадавшим вызвали восхищение всех европейских организаций Красного Креста. Их особое внимание привлёк впервые применённый крымчанками способ перевозки раненых по Дунаю в специально оборудованных баржах (плавучих лазаретах) – быстрый, дешевый и зачастую единственно возможный в условиях постоянных трений с румынской администрацией.

Широкая известность в России и за рубежом, благодарность тысяч спасённых русских воинов, ордена и медали за самоотверженную работу, но, в то же время, гибель почти половины отряда от тифа, – так завершилась для Крымской Общины сестёр милосердия Балканская кампания.

Возвратясь на родину, М.С. Сабинина и М.П. Фредерикс продолжили созидательную деятельность в Джемиете. Главной целью Общины было оказание бесплатной медицинской помощи людям, не имевшим средств на лечение. Тяжелобольных помещали в созданный своими силами госпиталь при церкви Св. Благовещения. Тем же, кто мог ходить, предоставлялись необходимые лекарства и постоянное наблюдение врачей и фельдшеров. Многие известные ялтинские врачи (особо следует упомянуть В.Н. Дмитриева) активно поддерживали подвижничество основательниц Российского Красного Креста, безвозмездно проводя лечение и консультации всех, кого пригрела у себя Крымская Община. Они же обучали сестёр милосердия основам ухода за больными.

Крымская община сестер милосердия_СабининаЛюбовь и сострадание к ближнему, бескорыстное стремление помочь несчастным и страждущим – это не просто доброта, свойственная многим людям. Это некий дар души, нравственный идеал, самосовершенствование, выражающееся в преодолении себя – то есть того естественного эгоизма, который заложен природой в каждое живое существо.

Такие цельные натуры чрезвычайно редки и, как часто бывает с гениальными людьми, встречают у определённой части человеческого сообщества полное непонимание и пренебрежение. Печальный конец нашего рассказа о судьбе Марфы Сабининой подтверждает эту мысль.

В 1882 году на М.С. Сабинину неожиданно обрушились испытания, несопоставимые по своей трагичности со всем ранее пережитым ею. В ночь с 8 на 9 июля трое грабителей при содействии нескольких женщин из прислуги забрались в дом небольшого имения Сабининых, расположенного ниже построек Общины. Сначала жертв – спящих четырёх сестёр Марфы Степановны и её преклонного возраста мать – жестоко избили, а затем, вдоволь поиздевавшись над несчастными, преступники убили их, подожгли дом и скрылись. Только случайность спасла Сабинину от такой же участи: припозднившись у М.П. Фредерикс с делами Общины, она решила остаться ночевать в доме подруги.

Выявленные впоследствии мотивы преступления оказались до банальности просты: зависть, обида, мелкая корысть и злобная мстительность. При этом интернациональную банду убийц и их пособниц не остановили никакие заповеди православной и мусульманской религий. Как писал философ В.С. Соловьёв в своём трактате «Оправдание добра», «Никакое изложение нравственных норм, то есть условий достижения истинной жизненной цели, не может иметь смысла для человека, сознательно поставившего себе не эту, а совсем другую цель».

О расследовании этого чудовищного преступления, совершенного в местности, совсем недавно считавшейся одной из самых безопасных в Крыму, где много лет не слышали не только про убийство, но и о какой-нибудь крупной краже, – можно прочитать в статье М. Земляниченко и Н. Калинина «Преступление в Джемиете. Лето 1882-го. Крымское дело, потрясшее всю Россию» (Крымский альбом, 1999. Вып. 4. – Феодосия – М.; Издательский дом Коктебель, 2000).

Эта трагедия действительно потрясла всю Россию. Личность М.С. Сабининой была очень популярна в стране, и несчастье, обрушившееся на её семью, вызвало широкий резонанс во всех слоях общества. К делу лично подключился таврический губернатор А.Н. Всеволожский. Кроме того, за ходом следствия внимательно следили Высочайшие особы, находившиеся в это время в Крыму, – великие князья Константин и Михаил.

К сожалению, как и во многих громких процессах 1870–90-х, в «Сабининском деле» явственно проявилась оборотная сторона демократичного судопроизводства с его обязательным гласным состязанием обвинения и защиты. Судьба подсудимых оказывается в большей зависимости от умения адвокатов обыграть каждый довод прокурора в пользу подзащитных, их ораторского искусства, способности эмоционально воздействовать на присяжных, чем от статей Уголовного и Гражданского кодексов, регламентирующих конкретное наказание за содеянное. В результате этого процесса прислуга, причастная к преступлению, не понесла вообще никакого наказания.

Как писали биографы М.С. Сабининой, «убийство её матери и четырёх сестёр подкосило её силы и навсегда лишило её возможности приносить обществу пользу. Долго металась она, ища успокоения своим страшным душевным мукам; такая исключительно сильная натура должна была и страдать исключительно сильно».

Ближайшие подруги – М.П. Фредерикс и С.В. Дараган – уговорили Марфу Степановну переехать на некоторое время в Кастрополь, в имение баронессы Толль, чтобы попытаться найти успокоение вдали от места трагедии. Там она замкнулась в тихой домашней жизни, рисовала, занималась цветами, музыкой, писала воспоминания.

Последним её добрым делом на крымской земле было сооружение в Кастрополе, где на 12 вёрст в округе не было Божьего храма, изящной переносной церкви.

Угасла эта замечательная женщина, сердце которой билось для всего прекрасного и человечного, 14 декабря 1892 года, и похоронена в Ялте, на Поликуровском кладбище. Могила её не сохранилась.

После смерти М.С. Сабининой Благовещенская Община Красного Креста продолжала свою благородную деятельность ещё около тридцати лет – вплоть до первых лет установления советской власти в Крыму. Некоторое время её работой руководили М.П. Фредерикс и С.В. Дараган. Когда же Мария Петровна почувствовала, что из-за преклонного возраста у неё уже нет тех сил и энергии, какие требуются для столь большого и ответственного дела, она обратилась к приехавшим в 1900 году на отдых в Ливадию Николаю II и императрице Александре Фёдоровне с просьбой приобрести у неё имение Джемиет, но при этом находившиеся на его территории постройки Общины и прилегавший к ним участок земли – безвозмездно передать в ведение Ялтинского Общества Красного Креста, председательницей которого была тогда фрейлина княжна М.В. Барятинская.

Просьба баронессы Фредерикс была полностью удовлетворена: по Высочайшему указанию Главное управление Уделов в 1901 году оформило купчую на Джемиет с учётом пожеланий основательницы Благовещенской Общины.

При советской власти в Джемиете работал санаторий Красного Креста, но после войны пришедшие в ветхость строения были снесены, и на их месте заложена плантация винограда.

Автор: Марина Земляниченко, Ореанда, Крыма. Источник: «Литературная газета+» №17-18_2016.

Метки записи: ,

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.