Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Аркадий ЧИКИН

Акадий ЧИКИН

Член Союза писателей и Союза журналистов России. Лауреат общегородского форума «Общественное признание» (2007) и Национальной ...

Читать далее

Николай ИЛЬЧЕНКО

Николай Ильченко

"Что остаётся на земле от человека? Народная мудрость гласит: «Посади дерево, построй дом, воспитай ребёнка». ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Леонид СОМОВ. Александр IV, последний в роду по мужской вертикали Поэта

Пушкин

Пушкинский род был примечателен тем, что в его семьях бывало больше девочек, чем мальчиков. Прямых потомков Пушкина, то есть потомков по мужской непрерывающейся линии, было не так много, всего 13. Сейчас в России прямых потомков Пушкина не осталось вовсе.

Со смертью правнука поэта и его сына прервалась прямая мужская линия живших в Москве родственников поэта. Побочное семейное древо Пушкина за прошедшие более чем 150 лет сильно разветвилось и имеет в настоящее время 58 ветвей, то есть фамилий.

По данным на 200-летие Пушкина, в мире было зарегистрировано 227 потомков поэта, живущих в странах Европы, Америки и Азии. В конце прошлого века, например, в России проживали 82 из них, во Франции — 24, в Англии — 20, в США — 12, Бельгии — 10, Швейцарии — 6, ФРГ — 5, Италии — 3. Шестеро жили на Гавайских островах и трое в Марокко. Ныне единственный прямой потомок Александра Сергеевича по второй мужской линии четвертого поколения, носящий его фамилию — Александр Александрович Пушкин — живет в Брюсселе.
-----------------------------------------------------------

«Бескорыстная мысль, что внуки будут уважены
за имя наше, им переданное, не есть ли   благородная надежда человеческого сердца?»
А. Пушкин.

Увы, это так. Чистой воды потомок гордости нашей словесности – Поэта с большой буквы Александра Сергеевича Пушкина, действительно «однофамилец»,  то есть без приставок и правок, Александр Александрович проживает сегодня с супругой Марией-Мадлен в Брюсселе.

В 2012 году ему стукнет семьдесят лет. И на нем,  к сожалению, прерывается на 212-м году существования прямая мужская (без «гримас» селекции) ветвь древнего древа дворянского российского рода, подарившая человечеству подлинного гения поэтического искусства, единственного и неповторимого.

В июле 2011 года Севастополь тепло встречал чету Пушкиных, Машу и Сашу. Автору этих строк довелось
в день их отъезда из Севастополя быть удостоенным приглашения на ланч в узком кругу севастопольских почитателей Поэта благодаря содействию почетного сенатора Бельгии Дидье Рамудта. Александр Александрович нашел время и с помощью весьма дельных уточнений своей замечательной подруги, спутницы жизни Марии-Мадлен, ответил на ряд моих вопросов.

Кое-что о древе

Прежде чем «распечатать» непосредственную запись интервью, хочется все-таки донести до читателя генеалогическую роспись этих двух представителей ветвистого пушкинского древа, число коих, по последним подсчетам, достигло уже 280. Самое большое количество их проживает в странах СНГ – более одной трети. А далее – история с географией: Англия, Бельгия, Германия, Австралия и... даже Гавайские острова. И все они – потомки по женской линии: от любимой младшей дочурки Александра Пушкина Натальи и дочерей старшего сына Александра.

А теперь – о бельгийском «побеге». От первенца, сына Поэта Александра, осталось тринадцать детей. Одного из них звали Николаем. Это и есть родной дедушка героя нашего повествования. Отца назвали в честь знаменитого прадеда. И сына так же, но уже в честь прапрадеда...

У Марии-Мадлен Дурново-Пушкиной – более разветвленная дорожка, воссоединившая две ветви одного пушкинского рода. Как-то случилось так, что представительница его по женской линии, Мария Пушкина-Быкова, вышла замуж за Александра Дурново, правнука московского камергера Павла Дурново, оставившего, кстати, весьма интересные дневниковые записи о современниках – Пушкине, Лермонтове, Гоголе, Глинке. Но у Марии-Мадлен в рукаве ее парадного платья, в котором она открывает очередное заседание Международного фонда им. Пушкина, есть, оказывается, и весьма серьезная «козырная карта»: она – праправнучка сестры Н.В. Гоголя, Елизаветы. Комментировать тут что-либо просто неуместно... «Бывают странные сближенья», – как-то сказал Великий старец – Лев Толстой.

О грустном: Россия, Киев,  Крым и Севастополь

А.А. Пушкин:
– Я не первый раз посещаю Россию, которая олицетворяет мою родину, несмотря на то, что мама моя – бельгийка и родился я в Брюсселе. В нашем доме в Брюсселе, на авеню Де Фре, немного комнат. Живем скромно, но прилично: моя пенсия инженера-электронщика позволяет не бедствовать. Придерживаемся давней традиции, заведенной еще дедом, – дома говорить только по-русски, хотя, признаюсь, после получения лично от господина Путина шесть лет назад российского гражданства пришлось нам с Машей усердно позаниматься грамматикой на специальных курсах.

 – Александр Александрович, а что в вашей квартире привлекает внимание гостей в Ал. Пушкини и Мари Дурново-Пушкинакачестве, так сказать, фамильного раритета?

 – А ничего. Пресс-папье, принадлежащее прадеду, я давно подарил музею в с. Михайловском. А вот в гостиной на видном месте висит прекрасный старинный рисунок с портретом А.С. Пушкина. Его передал отцу по просьбе дарителя знаменитый русский меценат Серж Лифарь в день столетия со дня дуэли прапрадеда с Дантесом. Надпись гласит: «Многоуважаемому А.Н. Пушкину в память о его великом деде от Евгения Казимировича Фаберже».

 – Какие чувства овладевают вами при посещении России?

 – Грустные. И, бывая в Москве и Санкт-Петербурге, я ловлю себя на мысли о Крыме, о Севастополе. Почему? Потому что в начале ноября 1920 года мои дедушка с бабушкой и папой, 14-летним мальчиком, бежали из Москвы в Крым, а отсюда, из Севастополя, кажется, на пароходе «Херсон» они навсегда покинули Родину.
Два года они мыкались на чужбине, в Константинополе, а потом дедушка, используя старые связи по церковным каналам, сумел получить бельгийское гражданство. Здесь, в Брюсселе, в разгар Второй мировой войны, я и родился...

Кстати, есть у меня одна заветная мечта, связанная с Крымом. В семейном архиве сохранилось фото, на котором мой будущий папа в матроске и шортиках запечатлен у ворот прекрасной виллы, принадлежащей моему деду. Очень хочется отыскать хотя бы ее фундамент, постоять на том месте, где фотообъектив запечатлел моего отца, который мне и рассказал, что этот красивый дом был когда-то построен его родителем в районе Симеиза.

М. -М. Пушкина:
– А моя мечта – еще раз побывать в Киеве, где родилась мама. Она очень любила Украину, особенно ее столицу. Наш родовой особняк располагался где-то рядом с университетом. Будут силы – попробую организовать поиск...

 

«Девочек в нашем роду всегда рождалось больше, чем мальчиков...»

Пушкин и НаталиА.А. Пушкин:
– Я всегда интересовался потомками А.С. Пушкина по нашей прямой мужской линии. Слышал, что в 1988 году Севастополь посетил его правнук – Григорий Григорьевич, мой дядя. Сейчас его уже нет. Умер и его сын. Грустно осознавать, что девочек в нашем роду всегда рождалось больше, чем мальчиков. Должен сказать, что тесно общаемся мы, потомки, не особенно часто. Лет десять назад, правда, был организован в Москве слет всех-всех Пушкиных. Но их – в чистом виде – оказалось на этой встрече всего-ничего. Это уже были Воронцовы, Быковы, Вельяминовы, Мезенцевы... Даже есть большое прибавление семейства у сестры моей Маши – Екатерины, которая вышла замуж за китайца Лиу и живет на Гавайях.
Кстати, выявляется огромное количество самозванцев. Да и среди потомков попадаются такие, которые ведут себя весьма чванливо, устанавливая престижные ранжиры. Мне это весьма не по душе...
К слову, в порядке справки (Авт.). Восемь лет назад «Московский комсомолец» опубликовал интервью с А.А. Пушкиным. Был и событийный повод: потомки Дантеса решили организовать в Сульце (Эльзас), так сказать, примирительный съезд кровных потомков обоих участников трагических событий на Черной речке, и в знак забвения всех дуэльных перипетий предлагалось пожать руки. Так вот, Александр Александрович тогда высказался весьма категорично по этому поводу: «Нет. Это не про нас, русских!»

«Надо жить скромно,  без претензий...»

 – Простите, Саша, за нештатный вопрос: неужели заработок инженера-электронщика в сфере национальной службы почтовой связи позволяет вам, будучи на пенсии, и жить достаточно безбедно, и часто разъезжать по разным странам?

 – Подчеркну: надо жить скромно, без претензий. Что мы с Машей и делаем. К сожалению, Господь Бог не дал нам счастья иметь своих детей, а потому наш самый любимый ребенок – это Международный фонд им. Пушкина. Сначала его спонсировали несколько десятков людей, причем не славян. Теперь членов фонда – около пятисот. Мы организуем безвозмездную закупку и передачу очень дорогого медоборудования в детский онкологический центр России, помогаем и маленьким пациентам тубдиспансеров. По самым различным векторам ведется гуманитарная работа: это и литературные конкурсы, и организация спектаклей по произведениям Чехова, Горького...

Должен сказать, что Россия как страна для многих европейцев до совсем недавнего времени ассоциировалась с... мафией. Пришлось нам приложить немало усилий, чтобы имя моего великого прапрадеда узнало как можно больше неравнодушных к мировой культуре бельгийцев. Более или менее стал широким их доступ к литературному наследию А.С. Пушкина после открытия его памятника в Брюсселе – подарка России в год 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина. Так что 6 июня – это вообще-то теперь и праздник брюссельцев. Кстати, в Благородном собрании в столице Бельгии в этот день устраиваются русские балы.

 

Об одной бельгийской легенде

– А вот такой вопрос: какие чисто русские святыни являются непременным атрибутом экскурсий при посещении Бельгии гостями из России?

 – Да, есть такое место в Брюсселе. В канун 100-летия со дня гибели моего прапрадеда, в 1936 г., эмигранты первой русской волны решили построить православную церковь возле Посольства СССР. Когда она была возведена, то главной ее достопримечательностью оказался мощевик с обрывком рукава окровавленной батистовой рубахи. Считается, что она принадлежала убиенному в далеком Екатеринбурге царю-мученику Николаю II. Якобы бельгийскому дипломату выпал случай быть в 1918 г. на Урале, и он каким-то чудесным образом заполучил этот горестный раритет в свое распоряжение и вывез его за границу в личном багаже...

...Тут Александр Александрович делает весьма характерную для русского человека отмашку: мол, если попытаться поверить в эту легенду, то надо все-таки вначале «делить все на десять». Однако, подчеркивает он, тысячи посетителей храма почему-то не сомневаются в подлинности реликвии...

Широкий жест болдинского мэра

...Я поинтересовался у Саши, какие памятные места, связанные в заповедной России с жизнью и творчеством его великого пращура, произвели на них особое впечатление.

 – А знаете, очень приятно было побывать в родовой вотчине прапрадеда – в Болдино. Произошло это в юбилейном 1999 году, – отвечает мой собеседник. – В Болдино, в частности, мы посетили небольшое имение Львовка, принадлежащее ранее старшему сыну Поэта, моему прадеду – Александру. Так вот, болдинский мэр весьма серьезно и с полной ответственностью предложил мне начать всю необходимую подготовительную работу по... вступлению в наследство этой деревенькой. Однако я, не колеблясь, ответил отказом. Спасибо, мол, конечно. Но не могу этого сделать. Во-первых, Львовка – это историческое культурное достояние российского народа. А во-вторых, я – скромный бельгийский инженер, и мне будет просто не по силам содержать это имение... Прошло 10 лет, и здесь был создан музей А.С. Пушкина.

К Губеру – без юмора

...Мне в ходе нашего общения с А.А. Пушкиным вспомнилось посещение Севастополя 23 года назад другим прямым потомком Поэта – его правнуком Григорием Григорьевичем, участником Великой Отечественной войны, печатником издательства «Правда» в Москве. Помнится, он принял меня в номере гостиницы «Украина», куда поселился вместе с писателем А.А. Черкашиным, который тогда готовил к печати первый полный свод генеалогического древа Пушкиных. Я опускаю многие интересные детали нашей беседы и перехожу к главному. В то время я целенаправленно собирал по крупицам в разных городах России и Украины первое посмертное собрание сочинений А.С. Пушкина и другие раритетные издания. Три книжки я взял с собой для получения автографа. Но вот в ходе беседы дернул меня черт затронуть, как оказалось, ну очень болезненную тему для прямого по мужской линии потомка Поэта! Я, помнится, спросил: «А каково ваше отношение к одиозным фактам из книги Губера «Донжуанский список Пушкина»?»
Реакция была неожиданной и обескураживающей. Московский гость просто отказался далее продолжать общаться со мной. Еле-еле с помощью тоже чуть растерявшегося и деликатного Черкашина удалось уговорить Г.Г. Пушкина сменить гнев на милость. Он решительно отмежевался от главной идеи этого губеровского детища, а именно: Пушкин был бесшабашным повесой по жизни, и Натали от этого жестоко страдала. В конце концов Григорий Григорьевич начертал на моем (чудом «нарытом» и чудом сохранившемся) экземпляре книги Губера за 1925 год такую надпись на пожелтевшем титульном листе: «Я с этим не согласен. Мой прадед был прекрасен!»

...Вот и Александр Александрович, до моего одиозного вопроса много шутивший, вдруг посерьезнел и сказал: «Я отдаю себе полный отчет в том, что мой прапрадед не был ангелом, но был человеком. Он, несомненно, знал толк в женской красоте. Но то, что позволили себе в комментариях к этой переизданной в России книге новые русские, меня весьма возмутило. Мы с Машей обратились даже в российское посольство, хотели подать иск в суд. Но нам там популярно объяснили, что дело это весьма волокитное и, самое главное, чревато немалыми денежными затратами. К тому же, выходит, мы своими руками создали бы пиарный ажиотаж вокруг издания, чего делать никак нельзя».

Кое-что о новорусской душе

...На этом месте нашего общего диалога за столом секунд на пять зависла тишина. Александр Александрович замолчал, поглаживая на безымянном пальце золотой перстень с родовым гербом. И чтобы замять неловкость (да и драгоценные минуты часового ланча таяли), я спросил: «Саша, а какой самый смешной курьез, связанный с общением с простыми российскими людьми, вам надолго запомнился?»
Он понимающе засмеялся и рассказал вот какую историю. Лет семь назад он гостил с Машей в Санкт-Петербурге. Машина встречающей стороны забарахлила, и чете Пушкиных, как говорится, пришлось просто «ловить» такси. Водитель, едва узнав, кто есть кто его пассажиры, был очень расстроган и великодушно объявил, что отвезет супругов в любую точку Питера без какой-либо оплаты. Так сказать, из уважения к памяти Гордости русской нации.

Когда Пушкины прибыли к месту, которое они планировали посетить, таксист вынул авторучку и попросил сделать одно-единственное одолжение: оставить на память автограф. Но на чем? Вот где была «зарыта собака» – на капоте его «Шкоды».

А.А. Пушкин тогда переспросил: «Так ведь мы повредим ваше авто?» На что откровенный (душа нараспашку) русский водитель ответил с нескрываемым удовольствием: «Так вы, господин Пушкин, даже не представляете, за сколько я эту машину потом загоню!» Слово «загоню» пришлось долго потом расшифровывать...

...Целый час нашего общения в уютной, роскошно обставленной квартире почетного сенатора Бельгии господина Рамудта на ул. Большой Морской пролетел как минута. И мне, пользуясь случаем, конечно же, хочется выразить особую благодарность члену Севастопольского клуба любителей истории города и флота Светлане Мирошниченко за ее великодушное содействие в организации нашей встречи (так сказать, в узком кругу) со знаменитой четой Пушкиных.

Л. Сомов с потомком А.С. Пушкина.

...Вот и последние минуты интервью. Памятные снимки, улыбки, рукопожатия. Впереди у наших гостей – Гурзуф, Ялта, Одесса... Верится, что самый последний в роду по прямой мужской линии Александр Пушкин – носитель, кстати, высоких званий председателя Союза потомков командоров и наследных рыцарей Великого Российского приорства ордена Св. Иоанна Иерусалимского и секретаря Союза русских дворян в Бельгии – все-таки еще когда-нибудь навестит Крым. Ведь вопрос с памятным местом, имением под Симеизом, где прошло детство батюшки Александра Александровича, так и остается открытым...

Из книги Сомов Л.  «Славград! Как много в этом звуке...» У литературно-исторической карты Севастополя. – Севастополь: «Дельта», 2012. – 244 с.

Метки записи:

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.