Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Владимир ВРУБЕЛЬ

Владимир Врубель

Почти десять лет живя в Германии, Владимир Абович по-прежнему ощущает себя севастопольцем и флотским офицером.

«Я ...

Читать далее

Ирина СИМАНСКАЯ

Ирина СИМАНСКАЯ

Член Севастопольского городского  литературного объединения имени Озерова, Член Союза русских, украинских и белорусских писателей. Член ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Михаил МАНТУЛОВ. Накануне войны

М.Мантулов. Воспоминания. ч1

Я родился 7 декабря 1935 года в райцентре Акимовка Запорожской области. Акимовка — большое село, раскинувшееся на бескрайней чернозёмной равнине, чуть западнее Мелитополя. В осенне-весеннюю распутицу выйти в огород или садик было невозможно — увязнешь по колено, что однажды со мной и приключилось. Полез выручать соседскую девочку, увязшую в их полисаднике, и сам там же застрял. Спасибо её матери, увидела, нас обоих и вытащила. После чего долго отмывала и обсушивала.

Моя мама, до замужества — Булгакова Елизавета Фёдоровна, родилась здесь же в 1903 году, в многодетной семье, в которой было — пять девочек и три мальчика. Из всех детей мама была старшая. Родители мамы, деды и бабки так же были уроженцы этих мест.

Отец — Мантула Константин Михайлович родился в 1897 году в селе Вершинакаменка, Новгородковского района Херсонской губернии, нынешней — Кировоградской области и тоже в многодетной семье, в которой преимущество было в пользу мальчиков.

Если мама была старшим ребёнком в семье, то отец — младшим. Мама окончила 4 класса общеобразовательной школы, что по тем временам считалось, чуть ли не высшим образованием. Отец же не закончил даже одного класса. За хулиганский поступок его исключили уже из первого класса.

В дореволюционные времена, как потом и в советские, школьников привлекали к некоторым сельскохозяйственным работам в поле. В этот трагический для моего будущего отца случай школьников пригласили собирать жучков — видимо, это был колорадский жук. Школьник обеспечивался закрывающейся банкой и остро заточенной плоской палочкой по форме и размеру небольшого кухонного ножа. При сборе жучков, видимо, имело значение их количество, за которое и выплачивалось соответствующее денежное вознаграждение. В период сборки к группе первоклашек подошли ребята постарше возрастом и нагло стали отбирать уже собранных жучков. Ребята покорно их отдавали. Когда очередь дошла до моего будущего отца, он вместо того, чтобы покорно отдать жучков, размахнулся и со всей силы нанёс нахалу удар острым концом палочки в район уха. Точно он не знал, куда пришёлся удар — в самое ухо или в мягкую височную часть. Палочка глубоко вошла в голову обидчика.

Травма оказалась очень тяжёлой. За это отца побили дома, ну, и самое главное, — исключили из школы. Родители считали неудобным настаивать о восстановлении сына в школе, а сам Костя считал себя незаслуженно наказанным, принципиально в школу не стал бы ходить, даже если бы его и восстановили. Отец молчал и считал: пусть будет помощником в хозяйстве. А мать посокрушалась, что младшенький Косьянушка не будет обучен грамоте, но на этом всё и закончилось.

Фото семьи Булгаковых

Полученное мамой образование, дало ей возможность хорошо читать, чем она успешно пользовалась и за свою долгую жизнь прочла много книг, но писала она как курица лапой. Отец же наоборот, только будучи в Красной армии времён гражданской войны, научился читать и писать и почерк у него был очень красивый, но за свою жизнь он не прочёл ни одной книги, а умение читать использовал только для чтения газет. Имея красивый почерк и относительно грамотное написание, всю семейную переписку и обращение в государственные инстанции осуществлял он.

В семье мамы и мужчины, и женщины были мелкого роста. Мужчины до 1,65 метра роста, женщины — и того меньше. В семье же отца наоборот, только мой отец был среднего роста в пределах 1,72 метра роста и средней физической силы.

Братья же, особенно Никита и Ларион, были под два метра ростом с богатырской физической силой — говорили, что дети пошли в мать, в мою бабушку по линии отца, которую мне видеть не пришлось. Но из рассказов моей мамы, я знал, что она до преклонного возраста оберегала свою юную невестку от поднятия и переноса тяжестей. При работе в огороде только сама носила тяжёлые мешки и корзины с различными овощами, приговаривая: «Доченька, тоб! це не шд силу, я зроблю сама».

Мой дед Михаил тоже был в физическом отношении не подарок, но часто болел и прожил не очень долго, так как в молодости, его сильно потоптали лошади. А вот прадед по линии отца, прожил до 115 лет и умер под чужим забором. Шёл домой с базара, сел отдохнуть — и не встал. Прибежали соседские мальчишки и сообщили, что ваш дедушка умер.

Познакомился отец с мамой в период Гражданской войны, когда кавалерийский корпус Дмитрия Жлобы, в котором отец провоевал всю гражданскую войну, совместно с 13-й армией, вёл боевые действия с войсками генерала Врангеля, засевшими в Крыму и Южной Таврии.

Знакомства как такового и не было. Отец был расквартирован по соседству с домом Булгакова Фёдора Ивановича. Увидев молодую Елизавету, понаблюдав за ней несколько дней, пришёл к Фёдору Ивановичу и объявил ему, что хочет, чтобы его старшая дочь стала ему женой.
Как не ссылался Фёдор Иванович на молодость дочери — не смог отвертеться, да и страх брал. Побаивался он, сельский мужик, лихого кавалериста в красных галифе, подумал, как бы чего плохого не вышло. Побеседовал с дочерью, она оказывается тоже приглядывалась к кавалеристу — и о замужестве не возражала. Сыграли простую свадьбу и, вскоре, уехал кавалерист заканчивать Гражданскую войну, а юная жена осталась ждать и после войны дождалась.

Начавшаяся Гражданская война для отца, как и для всего простого народа оказалась тяжелейшим испытанием. По возрасту отец уже в 1916 году принимал участие в Первой мировой войне. После развала царской армии, он и другие его земляки, вернулись домой. Тихо, мирно жили, занимались сельским трудом. Про свершившуюся Октябрьскую революцию услышали краем уха, но всё же знали, что она свершилась, и власть в селе поменялась.

Вскоре началась спровоцированная богатым людом и офицерьём Гражданская война. Вдобавок ко всему Украину оккупировали немецкие войска. В противовес всему этому, на Херсонщине, как и по всему Юго-Востоку Украины возмутился простой народ и стал создавать боевые ополчения и красно-партизанские отряды. В один из таких отрядов вступили и братья Мантуловы.

Под ударами немцев и бело-казачьих войск Херсонский красно-партизанский отряд совместно с другими революционными силами отступали через Донбасс и Донецкие степи в глубь страны к тогдашнему Царицыну. Параллельно с отдельными партизанскими отрядами, туда же отходила и 10-я Украинская армия, под командованием К.Е. Ворошилова. При отходе отряду всё время приходилось отбиваться и от немцев, и от украинских националистов, и от белоказаков.
Особенно тяжело пришлось в Донецких степях, где, в конце концов, не дойдя до Царицына около 50 км, отряд попал в полное окружение. Боевой отряд, в который входило более 2000 человек, фактически был обречён. Командование отряда о создавшемся положении решило сообщить в Царицын.

Из добровольцев посылались лазутчики, но, не пройдя белоказачьих постов, они погибали. В конце концов, земляку отца, косому на один глаз, вылазка удалась, и он благополучно добрался до Царицына.
Получив сведения об окружённом отряде, командование Красной армии решило помочь отряду вырваться из окружения. Под командованием одного из командиров Красного казачества — Думенко, был организован подвижной отряд: из кавалеристов и пулемётных тачанок, который прорвал кольцо окружения и помог отряду выйти к Царицыну. В последствии почти все бойцы отряда были зачислены в состав создаваемого кавалерийского корпуса под командованием легендарного героя гражданской войны — Дмитрия Жлобы, в котором отец со своими братьями — Никитой и Ларионом провоевали всю гражданскую войну.

Дмитрий Жлоба — как красный командир был не менее знаменит, чем С.М. Будённый. Его кавалерийский корпус был не менее прославлен, чем корпус С.М. Будённого. История его славных дел пролегала через Донецкие степи, Кубань, Северный Кавказ — до полного разгрома Деникинской армии, а так же бои в Таврии по освобождению Крыма от Врангелевких войск. И если в ходе гражданской войны на базе корпуса Будённого была создана Первая Конная армия, то на базе корпуса Жлобы — Вторая. Правда, командиром 2-й Конной армии был назначен не менее заслуженный командир Красной армии — донской казак Миронов. Когда после окончания Гражданской войны отец демобилизовался, в его военном билете была запись «кавалерист 2-й Конной армии».

-----------------------------------------------------------------------

Мантулов М.К. Воспоминания и размышления— Севастополь: Издатель Кручинин Л.Ю., — 2013. — 172 с., илл.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.