Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Николай ЯРКО

Николай Ярко

Поэт. Живет в Севастополе. Лауреат Пушкинской премии учителей русского языка и литературы стран СНГ и ...

Читать далее

Геннадий КАНДАКОВ

Г.И. Кандаков

Профессиональный моряк, капитан второго ранга в отставке, за перо взялся уже после окончания флотской службы.

Все ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Морские сонеты. Стихотворения и песни

А. Красовский. Морские сонеты
Автор:  Афанасий КРАСОВСКИЙ
Жанр: Стихи и песни
Издательство: Издатель Кручинин Л.Ю
Город: Севастополь
Год: 2012

В основе этой книги – избранные стихи поэта Афанасия Красовского, в прошлом флотского офицера, чья жизнь и творчество были посвящены морю и его труженикам – морякам, несущим нелёгкую вахту на морских широтах. Суровая романтика матросских будней, любовь к родным берегам, нежность матросского сердца – всё это по-настоящему привлекает и волнует в стихах Афанасия Степановича Красовского

Афанасий Красовский (1911–1983гг) – член Союза писателей СССР, поэт и драматург, военный корреспондент газеты «Красный черноморец», участник обороны Одессы, Севастополя, Новороссийска. Вся его сознательная творческая жизнь была связана с Крымом, Краснознаменным Черноморским Флотом, родным Севастополем.

Он пришел в литературу как автор поэтических сборников, воспевающих море, ратную славу черноморцев, тружеников Крыма, рыбаков морских и океанских просторов. Его поэзия обладает редкой цельностью и необыкновенной лиричностью. Он остался в памяти севастопольцев своими двадцатью сборниками стихов — искренних, лиричных, многие из которых были переложены на музыку и стали известными и любимыми песнями. А его «Севастопольские улицы» — это своеобразный гимн нашему славному городу.

Севастопольские улицы вечерние,

В окнах светятся уютно огоньки,

И горят над севастопольскими скверами

Фонари, как золотые маяки.

Я хожу-брожу по улице Нахимова,

Вдоль Большой Морской красавицы иду,

Никогда тебя, мой город, не покину я,

Где ещё такой же город я найду?

К Панораме поднимусь порой вечернею,

Весь откроется красавец-город мне,

И увижу, как огни далекой Северной

Шлют привет свой Корабельной стороне.

Улыбнется мне огнями бухта Южная,

Инкерманские огни мелькнут вдали,

А на рейде семафорами жемчужными

Разговор ведут вечерний корабли.

Севастопольские улицы вечерние,

В окнах светятся уютно огоньки,

И горят над севастопольскими скверами

Фонари, как золотые маяки

---------------------------------------------------------------------

Вспоминает писатель Михаил ЛЕЗИНСКИЙ:

«Афанасий Степанович Красовский, один из первых студийцев созданного Новиковым-Прибоем севастопольского литобъединения, прожил завидную жизнь.

В тяжелые дни обороны, военный журналист «Красного Черноморца» вспомнил, что он сам был моряком и поэтому добился у своего редактора, что бы именно его послали на катере-охотнике сопровождать суда в осажденную Одессу. А когда фашисты придвинулись к Севастополю, десятки раз выходил на боевых кораблях в открытое и простреливаемое море и возвращался нагруженный впечатлениями. И тогда в газете появлялись его очерки, зарисовки, фотомонтажи, и, конечно, стихи.

Но мало кто сейчас знает, листая газеты военных лет, что Ваня Чиркин — это тоже Афанасий Красовский, такой он избрал себе псевдоним.

Из Севастополя Ваня Чиркин — Афанасий Красовский ушел на последнем корабле — лидере «Ташкент». На том самом, на котором находился и Евгений Петров.

Старшина 1-й статьи, журналист и поэт, участвовал во многих дерзких десантных операциях. В 1944 году он одним из первых моряков-черноморцев вошел в Севастополь и участвовал в разгроме последних гитлеровских банд на крымской земле в районе мыса Херсонес.

Поэт Афанасий Красовский похоронен в родной севастопольской земле. Он остался в памяти своими двадцатью сборниками стихов, песнями, музыку к которым написали лучшие композиторы Союза, и пьесами, которые идут на сцене театра Черноморского флота...»

О поэте Афанасии Красовском

Мемориальная доска на доме, в котором жил поэт Красовский Афанасий Степанович

Когда время останавливает руку поэта, начинается новый отсчет его шагов в мире живых. Теперь уже говорит не просто материя, а то духовное наследство, которое поэт нам оставил и в котором он продолжается. Убежден, что творчество А. Красовского обладает рядом высоких достоинств, заслуживающих внимания широкой читательской аудитории. К этим достоинствам я отношу редкую цельность лирического героя и личности самого автора. Автора, прошедшего войну и сберегшего неожесточенную душу.

Все люди, которые когда-то влюбляются в море, рождаются на земле. Но не все умеют сохранить на протяжении жизни посвященность родному краю, соединить в себе две любви, сделав их источником большой духовной энергии и нравственной высоты. На мой взгляд, Афанасию Красовскому это удалось.

Уже в бесхитростной лирической повести «Моя родословная» просматриваются не только биографические начала, но и поэтические корни творчества автора:

Каркало березовое небо

черными грачами надо мной.

И лежал у хаты снег подталый,

и тихонько всхлипывал ручей…

Так точно и живописно мог сказать только художник, человек, впитавший в себя с малолетства картины родной природы. Березовое небо Смоленщины, где А. Красовский родился 1 мая 1911 года, навсегда стало для него флагом верности, подарило ему поэтическое видение мира. Неслучайно он учился в Московском художественном училище им. 1905 года!

Судьба не торопилась поднести ему удачу на блюдечке. Он рано узнал почем фунт лиха, был беспризорным, а первую гражданскую самостоятельность оплачивал трудовыми мозолями. Преодолевая трудности, поэт создавал себя. И когда он попал на военный флот, он был готов к суровой романтике морских будней. Правда, не без лукавой усмешки поэт позже вспомнит:

Только вместо лиры на линкоре

швабру дал мне Черноморский флот.

Как тут не вернуться памятью к знаменитым строчкам поэта-фронтовика Семена Гудзенко:

Быть под началом у старшин

хотя бы треть пути, –

потом уж можно с тех вершин

в поэзию сойти!

А.С. Красовский сошел в поэзию. В лучших его стихах слышится еле живое, взволнованное дыхание, лишенное литературщины, затхлой книжности. В стихи то и дело врывается соленая свежесть моря:

Быть может, все, мне данное судьбою,

и все, что пережито было мною,

морскою пеной вышло на виски.

Естественное слияние у А. Красовского находят образы моря и образы, навеянные земным бытием:

Под мачтами мы скалываем лед,

а мачты индевеют, словно елки.

… … …

Когда волна в бушующем просторе

плеснет на губы голубую горечь,

он вспоминает горечь стебелька.

Современные поэты порой как бы навязывают читателю свои сопоставления; поэзия А. Красовского предлагает нам прелесть безыскусственности:

Седой мороз нас за уши дерет

до боли, как мальчишек непослушных.

Даже люди, далекие от поэзии, в Крыму ощущают прилив поэтического восторга – его нельзя не ощущать перед этим удивительным краем, где красота земли, гор, неба, моря так же естественна, как воздух. А вот писать о Крыме непросто: чтобы выразить его в поэзии, надо увидеть неповторимое. И влюбленный в Крым поэт не предлагает нам вычурных строк, ассоциативных загадок. Он остается верен себе в простоте образов, искренности интонаций:

Раздолен моря Черного простор,

к волне бросают кипарисы тени,

где, словно мне сынишка на колени,

присел на берег городок Мисхор.

Нестандартно, своеобразно рисует поэт море. Оно для поэта представляет ценность не только обилием вечных и всегда новых красок. Главное – в преодолении трудностей, в победе человека над необузданными силами стихии. Море огромно и бесконечно во времени, но маленький человек в борьбе возвышает себя над ним. Показательно в этом отношении короткое стихотворение «Гребцы»:

           Руки матросов

           упруги, сильны,

           весла подмяли

           гребень волны.

 

           Словно

           на синем ковре борцы,

           море кладут на лопатки гребцы.

Это – выразительно, это – запоминается, это – поэзия.

Видимо, вообще движение, динамика – одна из характерных черт поэтического видения А. Красовского. Существуют образы, застывшие в статике. Нашему автору подобное чуждо – он все ощущает в действии. Вот «альбатрос над мачтой кружит, лениво поводя крылом», – и сразу, как водопад:

И вдруг своим разлетом полным

из-под небесной крутизны

он рубит воздух, рушит волны,

беря добычу из волны.

Не правда ли, стремительная и зримая картина? И может быть, так, по-своему поэт отражает бурные течения нашего века?

Цельность натуры, верность родимой стране, верность любимому морю, верность близкой женщине – стержневые мотивы поэзии. Я не хочу сужать тематические горизонты А. Красовского. Читатель и найдет здесь мотивы несостоявшейся любви, и встретится с людьми далеких заморских стран, и познает нелегкость древнего рыбацкого промысла на современных траулерах, и переживет соприкосновение с очень русской природой Смоленщины, и еще и еще раз восхитится незаменимым Крымом – да можно ли перечислить все нюансы поэтического интереса автора?

Но, пожалуй, самое главное, что ожидает читателя, – встреча с большой душевной чистотой, с силой веры и несгибаемостью духа, с глубокой нежностью ко всему, что любимо.

Уверен, эти нравственные критерии нужны и дороги людям всех профессий. Но, вполне возможно, они станут ближе землякам поэта – севастопольцам, которым А. Красовский отдал свои последние годы жизни и свою последнюю любовь. Впрочем, она совпала с его первой любовью, потому что в нем так просто и так сильно объединились земля и море.

Надеюсь, что стихотворения Афанасия Красовского станут добрыми и светлыми друзьями в любом нашем доме. Но еще более уверен, что она окажется под подушкой у многих матросов, старшин, офицеров и адмиралов на боевых кораблях, не перегружая их тяжестью, но увеличивая их непотопляемость. Потому что глубокая и чистая любовь к Родине, преломленная в магическом кристалле поэзии, – это оружие нашего духа.

От всего сердца желаю новых удач и новой жизни поэзии Афанасия Красовского!

 Афанасий Красовский

Афанасий КРАСОВСКИЙ

(1911–1983гг)

Зеленый выстрел

Дожди ударили по крышам.

Весна вступила в жаркий бой,

Уже из каждой почки слышу

Зеленый выстрел над собой.

И грома первые удары

Летят с небесных рубежей,

И от зеленого пожара

Земля становится свежей.

==

Март

Еще в Крыму мороз-проказник

Шалит украдкой по ночам,

А солнце, чувствуя свой праздник,

Дает простор своим лучам.

И март, лаская все пригорки,

Идет по свету напрямик,

Стирает в море гимнастерку

И синий флотский воротник.

==

Спутницы

Ночь ушла в свои просторы дальние,

на волне — лиловый свет зари,

и слетают с мачт огни сигнальные,

как слетают с веток снегири.

И снежком присыпанная палуба

чудится полянкою лесной,

но скрипят над нею чайки жалобно,

неустанно вьются за кормой.

Их судьба с судьбой рыбацкой схожая,

беспокойством схожая с моей:

счастье ищут в снег и в дни погожие

труженицы вечные морей.

Чайки, чайки, спутницы крылатые,

мне, как вам, забот не перечесть…

Хорошо, что рядом жизнь пернатая

и в суровом океане есть.

==

Портос

В порту над нашей палубой висели

согретые закатом облака,

и в этот вечер мальчики Марселя

в знак дружбы подарили нам щенка.

Щенок подрос и стал душой матросов,

грыз кости, кофе с молоком лакал,

и кто-то окрестил его Портосом

за два, как шпага острые, клыка.

Фасонил пес шубенкою лохматой,

с гостями всюду он тактичен был,

исправно нес свою собачью вахту:

когда корабль чужой к нам подходил,

Портос метался от кормы до носа

и долго успокоиться не мог.

А повар наш за бдительность Портосу

давал печенки лакомый кусок.

Впередсмотрящим был он в  океане,

стоял на вахте каждый день и час,

однажды в непрогляднейшем тумане

от столкновенья наше судно спас.

А вот себя Портос на наше горе

не  уберег от гибельной беды.

Его за борт снесло в Эгейском море

стремительной громадою воды.

И после штормового урагана

ходили мы от горя, как впотьмах,

и кем-то был (тайком от капитана)

приспущен в море корабельный флаг.

Фото с сайта Севастопольский мемориал

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.