Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Геннадий КАНДАКОВ

Г.И. Кандаков

Профессиональный моряк, капитан второго ранга в отставке, за перо взялся уже после окончания флотской службы.

Все ...

Читать далее

Валерий ВОРОНИН

Валерий ВОРОНИН

 

Поэт, прозаик, популярный писатель, исследователь, участвующий в поиске исторических артефактов.

 

Биография

Родился в г. Кривой ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Мы помним... Детская библиотека Севастополя в годы Второй обороны

Мы помним... Детская библиотека в годы ВОВ

Центральная детская и юношеская библиотека в период Второй героической обороны Севастополя
(30 октября 1941 г. – июнь 1942 г.)

«Пройдут годы и годы, пройдут века. Люди, защищавшие город, навсегда останутся бессмертными героями великой севастопольской эпопеи. И слово «севастополец» будет понятием долга, мужества и чести.

Александр Хамадан

Для жителей Севастополя и моряков Черноморского флота тяжелейшим испытанием стала Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Севастополь в числе первых городов СССР 22 июня 1941 года в 3 часа 15 минут подвергся налёту фашистской авиации. И первыми жертвами войны были мирные жители Севастополя. В Книгу Памяти города-героя Севастополя занесены имена 19 человек, погибших в первый день войны. Об этом впервые написал в своей книге «Возвращение» писатель Геннадий Черкашин.

28 октября 1941 года в Севастополе было введено осадное положение, через два дня немцы начали первый планомерный штурм города. Руководство города объявило о срочной эвакуации заводов, предприятий, театров, музеев.

30 октября 1941 года началась Вторая героическая оборона Севастополя, которая продолжалась 250 дней и ночей. Сразу овладеть городом немцам не удалось, и они разработали план поэтапного наступления и штурма. Первое наступление началось 11 ноября 1941 года, второе – 17 декабря 1941 года, третье – 7 июня 1942 года. Под девизом «Никто не забыт, ничто не забыто!» открываются всё новые и новые страницы героического подвига севастопольцев. Свою лепту в это благородное дело вносят и библиотечные работники, изучая архивные материалы о деятельности библиотек города, в том числе Центральной детской и юношеской библиотеки, в годы войны.

Условия военного времени потребовали перестройки библиотечного обслуживания населения города. В период обороны Севастополя закрывались школьные, научные, специальные библиотеки. Многие библиотекари были призваны в ряды Красной Армии, с семьями эвакуировались в глубокий тыл страны, уходили в партизанские отряды.

Комитет обороны принял решение эвакуировать фонды городских библиотек. Самую ценную литературу библиотекари упаковывали в ящики для отправки в тыл. Но отправить книги не удалось. Из истории Севастопольской Морской библиотеки имени адмирала М.П. Лазарева известно, что из 200-тысячного фонда было отправлено в Ленкорань и Поти только 13 тысяч редких книг.

В 1941 году в стране было закрыто большое количество районных библиотек, изб-читален, передвижек. Причины – отсутствие топлива, кадров, сокращение бюджета, слияние с другими учреждениями культуры. Это коснулось и севастопольских библиотек.

По решению Городского комитета обороны и Исполкома горсовета Центральная детская и юношеская библиотека объединилась с Центральной городской библиотекой им. Н.К. Крупской. Имя Н.К. Крупской было присвоено ЦГБ в январе 1941 года, а после войны, в сентябре 1953 года, в связи с 125-летием со дня рождения Л.Н. Толстого, ЦГБ присвоено имя писателя. Кстати, в 1951 году на Корабельной стороне была открыта детская библиотека № 6, которой было присвоено имя Н.К. Крупской.

В тяжёлые дни обороны обе библиотеки работали вместе, одним дружным коллективом. В объединённой библиотеке был выделен отдел обслуживания детей и юношей, установлены дежурства и изменены часы работы библиотеки соответственно с военным временем. Приказом председателя Севастопольского городского Совета Василия Петровича Ефремова заведующей библиотекой была назначена Ольга Георгиевна Михайли.

Здесь необходимо привести имеющиеся сведения о ней. Ольга Георгиевна Михайли была авторитетным руководителем, доброжелательным, знающим литературу и нужды читателей специалистом. Ещё в 1934 году в Севастополе были организованы шестимесячные курсы по переподготовке библиотечных работников, без отрыва от производства. Руководителем этих курсов была Ольга Георгиевна, заведующая библиотекой железнодорожного техникума. Возглавив объединённую библиотеку, Ольга Георгиевна организовала чёткую работу небольшого коллектива. С особой теплотой она относилась к детям осаждённого города, от библиотекарей требовала бережного, материнского отношения к ним. Ведь у многих ребят родители были на фронте, а они остались на попечении дедушек, бабушек или старших братьев и сестёр.

Своих детей у Ольги Георгиевны не было, но был любимый племянник Юра Михайли, который был читателем детской библиотеки. В начале войны он устроился учеником электромонтёра сетевого района Крымэнерго. В 1942 году в результате артналёта на Севастополь шестнадцатилетний Георгий Николаевич Михайли погиб и был похоронен во дворе Крымэнерго на ул. Ревякина.

Елена Кузнецова

Елена Кузнецова

Вместе с Ольгой Георгиевной работали Розалия Львовна Рофе и Ольга Митрофановна Давыдович, которая перешла из библиотеки на Рудольфовой горе. В сентябре-октябре 1941 года в детский отдел были приняты на работу Елена Кузнецова, племянница О.Г. Михайли, и Лиза Бережная, дочь Лидии Яковлевны Бережной. Во время обороны Севастополя Л.Я. Бережная заведовала железнодорожной школой №30, а в конце 1941 года организовала детский сад в Инкерманских штольнях. Детский отдел девушкам передала библиотекарь Кучеренко (Кравченко?), которая вскоре эвакуировалась из Севастополя. Елена и Елизавета до войны были активными читателями Центральной детской и юношеской библиотеки, знали детскую литературу, а Елена хорошо рисовала и ей поручили оформлять выставки, плакаты, выпускать стенгазеты, листовки, вместе с детьми вести альбом по истории Севастополя.

В 2005 году главный специалист Севастопольского гос-архива Елена Владимировна Коротун сообщила нам, что ещё жива Елена Николаевна Кузнецова, которая работала библиотекарем в период обороны Севастополя. Это была огромная удача, ведь воспоминания участника тех страшных событий неоценимы. Также нам дали адрес и телефон Елены Николаевны, которой было уже 83 года, но у неё светлый, ясный взгляд, прекрасная память, помнит массу сведений, фактов, фамилий, имён. Уже несколько лет у Елены Николаевны проблемы с сердцем и она практически не выходит из дома, о ней заботится её семья. При встрече со мной Е.Н. Кузнецова подробно рассказала о том времени, о работе двух центральных библиотек и о судьбе библиотекарей в годы войны.

Елена Николаевна Кузнецова

Воспоминания Е.Н. Кузнецовой были чрезвычайно важны для восстановления героической и трагической судьбы библиотеки и её сотрудников.

Накануне войны в Центральной детской и юношеской библиотеке на улице Карла Маркса, 37 (вход на второй этаж с улицы Таврической, 20) был читальный зал, абонемент, помещение для хранения фонда, который составлял уже около 16 тысяч экземпляров. После объединения двух библиотек работники детской библиотеки на своих руках несколько дней переносили пачки книг в Центральную городскую библиотеку им. Н.К. Крупской.

Эта библиотека в 1939 году переехала с улицы Карла Маркса в здание бывшей начальной школы №4 на улице Ленина, дом №60. Часть фонда в пачках и ящиках оставили в книгохранилище на втором этаже, также оставлены были столы, стулья и стеллажи.

Здание библиотеки

Здание библиотеки

Фонд Центральной городской библиотеки составлял более 21 тысячи экземпляров, кроме брошюр и журналов. Фонд библиотеки вполне соответствовал запросам севастопольцев. Следует отметить, что в период войны была ещё проблема – должники. Несмотря на усилия библиотекарей, много книг так и не вернулось в библиотеку. Читатели уходили на фронт, уезжали в эвакуацию, книги уносили на передовую, много книг погибло на пожарищах.

Из послевоенных воспоминаний бойца аварийной команды МПВО Севастополя Николая Максимовича Цыбульского:
«Частые воздушные тревоги и отсутствие вблизи хотя бы каких-нибудь укрытий, заставили аварийную команду МПВО перейти в помещение бывшей библиотеки, прекратившей свою работу по случаю войны, по улице Карла Маркса №37, тоже на втором этаже.

Однажды, когда прекратились взрывы, утихла стрельба зениток, крыша здания и второй этаж тем временем горели…

Снова возник вопрос, где жить команде? Во дворе уцелел большой сарай, там стояли столы из библиотеки. На эти столы положили спасённые от пожара матрацы. Началась казарменная жизнь в одном дворе, но в трёх местах. Рядом – покинутый жильцами, повреждённый снарядами, – горит дом №39. В этом доме я прожил девятнадцать лет.

Между домами №37 и №39 проходило начало Таврической лестницы. Ступени лестницы были разбиты и залиты нефтью. Почему нефтью? – какой-то немецкий сорвиголова устроил на своём бомбардировщике над Севастополем «цирк». Вместо бомб он сбросил рельсы, колёса, бочки. Если обычно падающие осколки пели и выли на все голоса, то можно себе представить, какие звуки над городом создали эти, сброшенные с большой высоты, предметы. Одна из таких бочек упала на Таврической лестнице».
 (Из документов Севастопольского госархива)

Применительно к условиям военного времени перестраивалась массово-политическая работа среди населения. Каждый житель города, каждый воин должен быть в курсе событий в стране и готов защищать свою Родину. Роль библиотек в период войны чрезвычайно возросла. Все библиотеки страны до войны, во время войны и до конца 1945 года были в ведении Народного комиссариата просвещения. Приказы и распоряжения Наркомпроса неукоснительно выполнялись. Как известно, Крым до 1964 года был в составе РСФСР, поэтому массовые и детские библиотеки Севастополя руководствовались постановлениями и приказами Наркомпроса РСФСР.

В октябре 1941 года Наркомпрос разослал во все города приказ «О работе массовых библиотек в военное время», который обязывал местные органы народного образования организовать бесперебойную работу библиотек с читателями. В приказе содержались требования по улучшению справочно-библиографической, лекционной работы, по широкому внедрению передвижной работы, книгоношества и др. Приказывалось не допускать сокращения сети библиотек. Библиотекарям предписывалось пройти обучение на курсах ГСО («Готов к санитарной обороне»), ПВХО («Готов к противовоздушной и противохимической обороне»).

 Приказ Наркомпроса РСФСР №56-к о работе библиотек, изб-читален и клубов в связи с постановлением Государственного комитета обороны «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР». 12.11.1941 г.
Отмечая большую роль политико-просветительных учреждений в обучении военному делу граждан СССР, приказываю зав. Обл(край)ОНО и наркомам просвещения АССР:
1.Организовать в библиотеках, избах-читальнях и клубах широкую помощь населению, изучающему военное дело и ПВХО, путём максимального использования всей имеющейся военной литературы по строевой подготовке, по овладению винтовкой, пулемётом, миномётом и ручной гранатой, по противохимической защите, рытью окопов и маскировке, а также по тактической подготовке одиночного бойца и отделения.
В библиотеках и читальнях должны быть полностью использованы не только книги, но и все газетные и журнальные статьи по военному делу, ПВХО и санитарной обороне.
2. Создать в кратчайший срок при всех библиотеках, избах-читальнях и клубах в помощь местным органам всеобуча военные уголки (комнаты обороны), в которых должны иметься плакаты, наглядные пособия и выставки литературы для военных занятий, а также установлены дежурства специалистов для справок и консультаций по вопросам военного дела, ПВХО и санитарной обороны.
3. Широко развернуть массовую работу в политпросвет-учреждениях по вопросам изучения военного дела, для чего проводить читки, беседы, доклады, показ военно-учебных кинофильмов и диапозитивов, а также организовать рекомендацию литературы через местные газеты, кино и т.д. Для обслуживания жилых домов и колхозов устраивать передвижные выставки по военному делу и ПВХО.
4. Установить связь библиотек и читален с военкоматами, организациями Осоавиахима и штабами МПВО и по договорённости с ними помогать в обслуживании литературой руководителей и обучающихся военному делу, а также кружков ПВХО, групп самозащиты, унитарных команд.
5. В 15-дневный срок проверить обеспеченность всех библиотек, изб-читален и библиотек-передвижек литературой по военному делу, ПВХО и санитарной обороне и принять оперативные меры к срочному доукомплектованию этих отделов.
6. Привлечь к работе библиотек, изб-читален и клубов по вопросам военного дела специалистов и актив политпросветучреждений, подготовленный к этой работе.
Учитывая исключительную важность всеобщего военного обучения населения, Народный Комиссариат Просвещения РСФСР требует от каждого работника и активиста библиотеки, избы-читальни и клуба использовать все имеющиеся возможности для оказания помощи населению в изучении военного дела.

 Народный Комиссар Просвещения РСФСР В. Потёмкин
(Архив ВГБИЛ, типографский экземпляр).

Библиотека была под постоянным контролем и вниманием городских властей. Часто в неё приходили Василий Петрович Ефремов, председатель Горсовета, член Городского комитета обороны, Борис Алексеевич Борисов, секретарь Горкома партии, председатель Городского комитета обороны. Они интересовались, как библиотекарям работается, поступают ли свежие газеты, как идёт агитационно-массовая и политико-воспитательная работа среди населения и в войсковых частях. По их распоряжению в библиотеку ежедневно приносили газеты: «Маяк Коммуны», «Красный черноморец», «Красный Крым», «В бой за Родину», газета Приморской армии «За Родину». Хоть и с опозданием, поступала газета «Правда» и специальные подборки брошюр серии «Библиотечка «Правды».

В библиотеке на видном месте было размещено Обращение Городского комитета обороны к воинам Севастопольского гарнизона и трудящимся города с воззванием. Приведу выдержки из текста воззвания:

«…За нашу родную землю, за нашу республику, за свой любимый город мы будем драться так же, как дрались славные патриоты, герои исторической Севастопольской обороны, драться упорно и ожесточённо, до последней капли крови… Трудящиеся Севастополя! Все силы на разгром врага.… Все как один в ряды народного ополчения, отрядов всеобуча, в ряды защитников родного Крыма, своего любимого города. Все силы, всю нашу жизнь – на разгром ненавистного врага!».

Библиотекари приступили к отбору из фондов антифашистской литературы, к оформлению папок с антифашистскими материалами, в которых нуждались работники редакций, военные специалисты, учителя, руководители кружков военного дела и др.

В читальном зале библиотеки были организованы выставки «Севастополь – город русской славы», «Борьба с фашизмом», «Великая Отечественная война», «Национально-освободительные войны в художественной литературе», «Писатели-антифашисты», выставки к революционным и знаменательным датам советского народа. В Агитпункт и в библиотеку поступали брошюры, листовки, плакаты, бюллетени, в которых освещались подвиги защитников города, положение дел на фронтах. Эти издания использовались при проведении читок, бесед среди бойцов, учащихся школ, жителей отдельных дворов, членов домовых комитетов. Политическая работа была могучим средством укрепления морального духа защитников Севастополя.

Лозунгами того времени были: «Севастополь не сдаётся», «Бейте фашистов по-севастопольски!», «Всё для победы над врагом!», «Черноморцы! Ни шагу назад! Стоять до последнего!».

Повышенным спросом у защитников города пользовались Уставы ВКП(б) и ВЛКСМ, книги по истории нашей Родины, истории Севастополя, книги о русских полководцах, произведения А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Л.Н. Толстого, А.М. Горького, А.П. Гайдара.

Выли, как вьюги, мины.
И по своим законам
Стал каждый дом – равелином,
Стал каждый холм – бастионом.
Шли моряки в пехоту.
К морю плечами – не сдвинуться.
Стал город огромным дзотом,
Тем самым, номер одиннадцать.

(Николай Ярко. «Севастополь»)

Высокий берег Южной бухты и улица Ленина постоянно обстреливались с немецких позиций. В ноябре 1941 года, в результате прямого попадания бомбы, начался пожар в здании Центральной городской библиотеки.

Вот что написала в своём дневнике Наталья Николаевна Донец, заведующая Городским отделом народного образования в период обороны города:

«Помню, направляясь на открытие детдома (на улице Восставших) в сопровождении председателя Горсовета тов. Ефремова В.П. и Саши Багрия, комсомольского вожака, неожиданно услыхали знакомый свист – налёт! И как всегда – ложись! Раздался страшный грохот. Камни, песок, штукатурка летели отовсюду. Меня засыпало. Дышать стало трудно. А через несколько минут мои сопровождающие откопали меня... К открытию детдома успели. Оказывается, налёт был в районе кинотеатра «Ударник». На обратном пути сжималось сердце при виде, как горела наша городская библиотека».

 (Дневник Н.Н. Донец хранится в Национальном Музее героической обороны и освобождения Севастополя)

Спасённые и оставшиеся после пожара книги, библиотекари и старшие ребята перенесли в полуразрушенное здание Центральной детской и юношеской библиотеки на улице Таврической. Следует отметить, что по законам военного времени журналисты не имели права указывать адреса и дислокацию учреждений и предприятий. Из воспоминаний библиотекаря Е.Н. Кузнецовой мы знаем, что библиотека разместилась в уцелевших комнатах первого этажа этого здания.
По приказу В.П. Ефремова с 19 ноября библиотека вновь открылась для читателей.
В статье «В центральной библиотеке» Кузьмы Ивановича Ленько, директора подземной школы №32, секретаря парторганизации Спецкомбината №2, расположенных в Инкерманских штольнях, читаем:

«Прекрасное здание библиотеки на ул. Ленина было разрушено. Библиотека, однако, не приостановила работы. Тов. Михайли, заведующая библиотекой, со своими сотрудниками учла обстановку и продолжала деятельно работать.

Библиотеку перевели в другое здание. Днём и ночью бесперебойно работает маленький коллектив. Круг читателей увеличивается с каждым днём. Но работники библиотеки не ограничились этим. Они организовали пятнадцать передвижек для воинских частей и предприятий. Большая читательская масса обслуживается с помощью коллективных абонементов. Библиотека не выпустила из виду юного читателя города, она связалась с детсадом в Инкермане. Обслуживаются библиотекой и выздоравливающие бойцы в госпиталях.
Потребность в хорошей книге у бойцов и трудящихся очень велика, и работники библиотеки умелой работой удовлетворяют её.

Здесь и витрина на тему дня. Умело подбираются книги детям, проводятся с ними беседы о прочитанной книге. Заведующая библиотекой делает всё для того, чтобы продвинуть книгу в народные массы».
 («Красный Крым», 6 января 1942 г.)

Б.А. Борисов в книге «Подвиг Севастополя», изданной в 1977 г. в Симферополе, написал:

«Вновь открытая городская библиотека работала днём и ночью и всё же едва-едва справлялась с многочисленными и разнообразными требованиями городских и фронтовых читателей. Пятнадцать передвижек, работавших при библиотеке, обслуживали воинские части и предприятия.

Особенно трудно было удовлетворить спрос на произведения Льва Толстого. Севастопольцев увлекали эпизоды героической обороны времён Крымской кампании 1854 – 1855 годов, описанные великим писателем. Памятники обороны, исторические места – Малахов курган, 4-й бастион, Константиновский равелин – стали по-особому дороги севастопольцам…»

На улице Большой Морской. 1944 год.

На улице Большой Морской. 1944 год.

Б.А. Борисов в начале 1942 года сдал в городскую библиотеку книги из своей домашней библиотеки и призывал всех граждан последовать его примеру.

В декабре 1941 года по распоряжению Городского комитета обороны занятия в школах были прекращены из-за сильных бомбардировок. И тогда школы ушли под землю. В период обороны действовало 9 подземных школ, в которых обучалось 2442 учащихся. Школы размещались в убежищах, в Инкерманских штольнях, в подвалах. Учащимся школ библиотекари помогали в подборе литературы к занятиям, к различным мероприятиям. Вместе с преподавателями литературы школы №13 Анной Васильевной Крюковой и Н.И. Ивановой библиотекари организовали литературные вечера, посвящённые творчеству А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, А.М. Горького.

Ученица 8 класса подземной школы №13 Тамара Осипова со своей семьёй пережила оборону и оккупацию Севастополя, а после войны работала учителем английского языка в школе №6. В статье «Цена победы» она вспоминает:

«Бомбили город страшно, грохот от разрывов бомб и снарядов, от выстрелов зенитных орудий стоял такой, что нельзя было разговаривать, да и не до разговоров было…»
 (Журавлёва Т.П., «Слава Севастополя», 17 мая 2005 г.)

В Инкерманских штольнях организован подземный город. Там оборудованы мастерские, госпиталь, детский сад, школа, общежитие, кинотеатр. Организована и библиотека с читальным залом, в которую работники Центральной городской библиотеки передали подборки литературы.

В статье журналиста М. Туровского «Подземный город» читаем:
«В часы досуга севастопольцы охотно посещают библиотеки, читальни, размещённые в подземелье. Здесь можно встретить людей за шахматной доской. В читальне тишина. На столах газеты, книги, журналы. В назначенные часы здесь собираются послушать лекцию или доклад».
 («Севастополь»: Сб. – М.: Изд-во НКВМФ СССР, 1942)

Постоянное руководство библиотекой и всеми культурно-просветительными учреждениями осуществлял Фёдор Дмитриевич Меньшиков, секретарь Крымского обкома партии, прибывший в Севастополь осенью 1941 года. В январе 1942 года он выступил перед коллективом библиотеки. Основная задача работников библиотек – всемерное использование библиотечных фондов в воспитании у жителей города чувства патриотизма, неизбежности победы над фашизмом. К сожалению, Ф.Д. Меньшиков погиб в последние дни обороны Севастополя. После войны одна из улиц нашего города названа его именем.

В осаждённом городе жить было нелегко, было очень трудно с продуктами. Уже с декабря 1941 года в магазинах не было продуктов, жители получали пайки, которые выдавали в подвале дома Анненкова на улице Базарной (сегодня на этом месте Главный универмаг, улица Маяковского). В паёк входили жиры, крупы, мука, хлеб, консервы. В мае 1942 года из Новороссийска прибыл санитарный транспорт Черноморского морского пароходства «А. Серов» с боевым пополнением для осаждённого Севастополя и большим грузом продовольствия. При разгрузке корабля в Южной бухте началась бомбёжка, и много ящиков с продуктами и хлебом упало в бухту.

Вместе с женщинами района библиотекари собирали по домам простыни и на них сушили разрезанные части хлеба, поднятые краснофлотцами из бухты. Об этом написали в своих воспоминаниях библиотекарь Е.Н. Кузнецова и бывший читатель Центральной детской и юношеской библиотеки, житель осаждённого Севастополя Светлана Добровольская.

Длинное двухэтажное здание за домом № 35 –Центральная городская и Центральная детская библиотеки. 1942 г. Фото из архива И.В. Акуленко. Из книги Е. Чверткина «Незабытый Севастополь».

В своей книге воспоминаний «Сталь и нежность», изданной в 2006 году, С. Добровольская пишет:

«… водолазы под непрерывной бомбёжкой начали поднимать наверх крупу, муку в мешках, комбижир в ящиках. Поверхность моря у берега покрывала чёрная мазутная плёнка. Поэтому, хотя большую часть продуктов спасли, вся еда, приготовленная из них, пахла керосином».

Раненым защитникам города нужна была кровь. Молодые библиотекари Елена Кузнецова и Елизавета Бережная вступили в ряды доноров. Кровь сдавали два раза в месяц. Энтузиастов было много: чтобы сдать кровь, нужно было выстоять большую очередь. За каждые пол-литра крови доноры получали деньги и паёк. Зарплату библиотечным работникам платили в Горисполкоме, библиотекари получали около 130 рублей в месяц.
Несмотря на осадное положение, на близость фронта, библиотека продолжала нормально работать, ежедневно её посещали взрослые и дети.

До войны в Центральной детской и юношеской библиотеке было много активистов, работал кружок детского творчества, дети выступали на праздниках не только в библиотеке, но и во Дворце пионеров, который располагался на ул. Ленина (на этом месте после войны построен Дворец культуры строителей, а сейчас там Севастопольский Центр культуры и искусств). Самыми активными читателями были братья Борис и Илья Фогель, сёстры Галя и Лена Тузовы, Юра Челноков, Нина Славская, Лёва Любецкий, Муса Джигит, Вилор Чекмак, сёстры Алла и Люда Тяпкины, Мейор Жудов.

В начале войны многие ребята с семьями эвакуировались в тыл страны, некоторые ушли в партизанский отряд. Оставшиеся в городе ребята активно помогали взрослым в дни обороны Севастополя, читатели-активисты помогали во всём библиотекарям.

В город приехали московские и киевские литераторы, ставшие спецкорами газет, остались известные журналисты, учёные. В редкие дни и часы затишья писатели приходили в Центральную городскую библиотеку, в Морскую библиотеку, в подземные школы для встреч с читателями. Для ребят проводились встречи с Леонидом Соболевым, Сергеем Алымовым, Лазарем Лагиным, Петром Гавриловым, Евгением Петровым, Владимиром Апошанским, Эдуардом Асадовым, украинскими писателями Дмитром Ткачом и Василём Кучером.

Особым успехом у читателей пользовался раздел юмора и сатиры «Рында» в газете «Красный черноморец». Этот раздел вели Андрей Сальников, Пётр Афонин, Ян Сашин, Лазарь Лагин, поэт и репортёр Афанасий Красовский, художники-карикатуристы Леонид Сойфертис, Константин Дорохов, Фёдор Решетников. В окопах Севастополя солдаты зачитывались «Севастопольскими рассказами» Л.Н. Толстого, романом Н. Островского «Как закалялась сталь», повестью М. Горького «Детство». Корреспондентом газеты «Красный черноморец» был также старший лейтенант Анатолий Луначарский, сын наркома просвещения А.В. Луначарского. О том, как было трудно печатать газету «Красный черноморец» в осаждённом Севастополе можно прочитать в очерке бригадного комиссара, редактора газеты Павла Ильича Мусьякова «Суровые дни». Очерк помещён в сборнике «Газета в бою», изданном в Москве в 1942 году. Этот раритетный сборник хранится в отделе редкой книги ЦДБ им. А.П. Гайдара.

Большой популярностью у ребят пользовались книги по истории нашей Родины, стихи М.Ю. Лермонтова, книга Л. Аргутинской «Комиссар Татьяна Соломаха», рассказ «Хаджи Мурат» Л.Н. Толстого, «Морские рассказы» К. Станюковича, «Игры юных бойцов» В. Компанийца и М. Черевкова, сказка Л. Лагина «Старик Хоттабыч», певесть П. Гаврилова «Егорка» и др.

В страшные годы войны вместе со взрослыми взялись за оружие дети. Мальчики и девочки шли на фронт в войсковые части, становились сынами полков, разведчиками, связными, сёстрами милосердия, подрывниками. Чтобы защитить свою Родину и отомстить врагу за смерть отцов и матерей, братьев и сестёр они вступали в подпольные организации и партизанские отряды.

Но, повзрослев на год, вы за отцами
Пошли в окопы и к токарному станку
И наносили детскими руками
Удары по жестокому врагу.

И вами жив был город осаждённый –
Неистребимо ваше с ним родство.
Ваш вклад в защиту города огромный
Приблизил главное – Победы торжество!

(Виталий Фесенко
«Детям осаждённого Севастополя»)

Из осаждённого Севастополя военный корреспондент газеты «Правда» Александр Хамадан писал на Большую землю:
«Севастопольские мальчишки – особая порода, в убежища не идут. Их приходится вылавливать на улицах, стаскивать с крыш домов, с деревьев, снимать с грузовиков, уходящих на фронт».

Юные читатели библиотеки им. А. Гайдара

Юные читатели библиотеки им. А. Гайдара

Дети во всем помогали взрослым: помогали семьям грузиться в вагоны для отправки в глубокий тыл, строили укрепления в каждом районе города, были связными в партизанском отряде, следили за порядком в бомбоубежищах, за светомаскировкой, гасили пожарища. Комсомолке Наде Краевой было поручено создавать тимуровские команды для помощи семьям фронтовиков и одиноким гражданам. После войны одна из улиц на Северной стороне названа именем Надежды Краевой и на этой улице расположена детская библиотека-филиал №8.

По заданию комсомольского штаба ребята собирали по городу лопаты, ломы, кирки для постройки укреплений, бутылки для зажигательной смеси, чтобы поджигать немецкие танки. Старшим детям доверяли дежурить на крышах домов, следить за светомаскировкой окон, проёмов, дверей. Этим занимались принятые в 1941 году в комсомол Светлана Густылёва, Шура Горелова, Женя Шварц, Шура Фролова, Валя Сливинская, Ирина Асмакова, Инесса Шушунова, Женя Дунканова, Светлана Добровольская, пионеры Лина Родзюк, Володя Кузнецов, Володя Гончаров, Галя Лазарева, Алла Сидоренко, Галя Герашева, Нина Савченко, Галя Мунд и другие. Все они жили в центре города, были активистами не только в школах, но и в детской библиотеке. В архиве библиотеки хранится фотография 1940 года, на которой рядом с героями ледокола «Георгий Седов» сидят библиотекари и активисты, в том числе Мейор Жудов, которого ребята называли Майорчик.

Ребята 10-14 лет дежурили в госпитале, который находился в Сеченовском институте на Приморском бульваре, помогали раненым писать письма домой, читали им книги, декламировали стихи.

Особенно отличились в сборе бутылок для зажигательной смеси сёстры, девятилетняя Алла и семилетняя Люда Тяпкины. Они собрали полторы тысячи бутылок, а всего за время обороны дети Севастополя собрали десятки тысяч бутылок.

Евгений Владимирович Сушко, переживший в детстве и осаду Севастополя, и немецкую оккупацию, в свою книгу «Я знаю ту войну не понаслышке» включил стихотворение «Наследникам». В памяти сохранилось всё, что пережил мальчишка.
Приведу отрывки из стихотворения «Наследникам»:

Я знаю ту войну не понаслышке,
Я в той войне и жил, и умирал,
Хотя и был тогда ещё мальчишкой,
Но в меру сил свой город защищал:

Дежурство нёс на крыше при налётах,
Копал противотанковые рвы,
Ещё была нелёгкая работа –
Таскал стирать тяжёлые узлы…
Я видел, как земля моя горела
И, сотрясаясь, рушились дома,
Как вспенивалась бухта и кипела
В ней кровью обагрённая вода…

Дай Бог, чтобы не знали вы войны,
Но знали, чем платили за победы,
Какую жизнь суровую прошли
Седые ваши бабушки и деды.

В тяжелые годы обороны Севастополя погибло много детей и подростков. Сохранились архивные сведения о гибели Люды Тяпкиной. В партизанском отряде погибли выпускники 8-х классов школ №1, 2, 3, 9, 13, 25 (нумерация довоенная), читатели библиотеки, замечательные патриоты нашего города – Вилор Чекмак, Илья Фогель, Муса Джигит, Лёня Веселов, Костя Бариков, Владик Федоринчик, Володя Бондаренко, Коля Жартовский, Костя Дико, Серёжа Собченко, Илья Юткевич и другие. Борис Фогель пропал безвести. Им было по 15-16 лет, их имена навечно занесены в Книгу Памяти города-героя Севастополя.

После войны, в 1963 году, в Симферополе издана замечательная книга Б.А. Борисова «Дети Севастополя». В книге собраны фактические сведения о пионерах и школьниках – активных участниках обороны Севастополя. Книги Б.А. Борисова хранятся в Музее детских книг ЦДБ им. А.П. Гайдара.

Несмотря на тяжёлое военное положение, руководители Севастопольского оборонительного района позаботились о празднике для детей – встрече Нового 1942 года. Зелёные пушистые сосны установили в клубе им. Фридриха Энгельса на улице Ленина, в подземных школах, в Инкерманских штольнях. Сосны доставили морские пехотинцы 1-го Севастопольского полка под командованием П.Ф. Горпищенко. Библиотекари Елена Кузнецова и Лиза Бережная помогали украшать ёлку в клубе имени Фридриха Энгельса, выпустили стенгазету и вместе с учителями провели Новогодние праздники для детей.

Справка заведующей центральной библиотекой о её работе в период обороны города.
26 февраля 1942 г.

Библиотека была закрыта с 9 по 19 ноября – в момент усиленных налётов на город.
С 20 ноября по распоряжению Горсовета начали упаковывать библиотеку, так как здание было повреждено. Выдача книг воинским частям для передвижек продолжалась и в момент упаковки книг.

С первых чисел декабря библиотека начала работать в другом помещении. Весть о том, что библиотека снова приступила к работе, быстро распространилась, и с каждым днём увеличивалось количество книговыдач (ноябрь – 487, декабрь – 1423, январь – 6283).
15 дней февраля – книговыдач около 6000. Растёт с каждым днём и количество читателей (на 1 декабря – 166, на 1 января – 447, на 1 февраля – 1115, на 15 февраля – свыше 1500).
Причём из всего количества читателей 52% военных, из которых многие берут на передовые позиции книги с расчётом на группу читателей, на землянку, окоп (коллективные абонементы).
Было выдано передвижек 68 с количеством книг во всех передвижках до 2000 экз., в том числе 20% – общественно-политическая литература.

За период с 1 ноября 1941 г. проведены два литературных вечера, посвящённых Пушкину и Чехову; 27 читок для ребят в убежищах. Темы читок и бесед: героическое прошлое нашей Родины, боевой путь Красной Армии, герои Отечественной войны, моряки в боях за Севастополь и др.
Библиотека сделала 20 передвижных художественных монтажей, 12 выставок книг. Регулярно выпускается Календарь знаменательных дат. За этот период выпущено 6 календарных листков. Плакаты, соответствующие выписки вывешиваются к каждой литературной и политической дате. Иллюстративным материалом, нужной литературой к каждой политической дате снабжаются почти все передвижки и коллективные абонементы.
К ленинским дням было выдано более 300 комплектов книг о Ленине, фотоснимки, лозунги, цитаты.

Ко дню Красной Армии выдано свыше 50 комплектов книг для докладчиков и для выставок книг на местах, 4 монтажа и много иллюстративного материала.
Библиотека ведёт подбор эстрадного материала для групп самодеятельности в воинских частях, а также для агитбригады, используя вырезки из газет, журналы, сборники песен, одноактные пьесы и т.д.

Кроме взрослых читателей, библиотека обслуживает и ребят. Количество юных читателей быстро растёт.
 Зав. библиотекой: подпись
(Партийный архив Крымского обкома Компартии Украины, ф. 152, оп. 1, д. 21, л. 2-3. Копия)

Библиотека работала в тесном контакте с Агитпунктом, который располагался на улице Карла Маркса. В мае 1942 года в Агитпункте общественность города поздравляла Б.А. Борисова и В.П. Ефремова с высокими правительственными наградами – орденами Отечественной войны. Елена Николаевна Кузнецова нарисовала макет Ордена Отечественной войны.

С детьми-активистами библиотекари выпускали отрывной календарь «События на фронте», оформляли альбомы по истории любимого города и отправляли их на Большую землю. Последний альбом был отправлен 28 мая 1942 года. Редактор газеты «Красный черноморец» Павел Мусьяков писал:

«Большая земля! Тысячи зримых и незримых нитей связывают Севастополь с Большой землёй. Мысли, чувства, сердца севастопольцев и мысли, чувства, сердца народов Большой земли сливаются воедино. И нет, не существует такой силы, которая могла бы разрубить, разорвать эту могущественную связь Большой земли с её смелым сыном – Севастополем».

Ребята бывали на передовой, в госпиталях с выступлениями перед ранеными. Библиотекари проводили политчитки, политинформации не только в читальном зале, но и в школах, на призывном пункте, в убежищах, в заводских цехах. Часто со связкой книг комсомолки Елена Кузнецова и Лиза Бережная пробирались на линию обороны и оставляли книги солдатам в окопах, в блиндажах.

Приведу пример.
В 1946 году в Литературном музее А.М. Горького в Москве (ул. Воровского, 25-А, ныне ул. Поварская) в зале № 10 была развёрнута экспозиция «А.М. Горький в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». В одной из витрин была помещена книга А.М. Горького «Детство» из Севастопольской Центральной детской и юношеской библиотеки. Книга, которую принесли на передовую библиотекари в 1942 году, хранит следы ожесточённых боёв, она прострелена фашистской пулей. В книге, присланной в музей А.М. Горького, было письмо:

«Просим сохранить эту книгу как реликвию нашей боевой истории. Вместе с ней мы защищали город Севастополь, Новороссийск и Кавказское побережье. В ней мы находили самые близкие и дорогие чувства любви к человеку и ненависть к врагу. Каждый боец нашего подразделения, прочитав эту книгу, шёл по-черноморски на врага, и первый выстрел по врагу каждый краснофлотец и командир стрелял за Родину, за Горького.
 По поручению личного состава Н-ской батареи
Черноморского флота командир батареи лейтенант Иванов. 14.IX.1943 г.».

----------------------------------------------------------------

Из книги Канивец Н.В. Мы помним, как это было: Центральная детская библиотека им. А.П. Гайдара в годы Великой Отечественной войны и восстановления народного хозяйства (1941–1957 гг.) / КУ «ЦБС для детей». ЦДБ им. А.П. Гайдара; отв. ред. С.А. Капранова. – Севастополь: Издательство «Дельта», ЧП Кручинин Л.Ю., 2012. – 112 с., ил.

----------------------------------------------------------------

Метки записи: ,

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.