Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Виктор ЛАНОВЕНКО

Виктор Лановенко_2015

Писатель, драматург. Член Союза писателей России. Лауреат региональной премии Льва Толстого.  Автор более десятка пьес, ...

Читать далее

Андрей ОСТАШКО

Андрей Осташко

Путешественник, исследователь, экскурсовод, гид-переводчик, автор концептуально-исторических туристических маршрутов и документальных видеопроектов по Крыму ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Мыс Девы Фиолент

Фиолент мыс девы

«Обрывы грозных скал.
Висит над морем пустынь.
Неистовый мыс Девы…»
Пилигрим

Неистовый Мыс

«Островерхие великаны сурово стояли среди колыхания и ропота, ступив неподвижною пятою… Один старый, сизо-зелёный, обросший мхом, другой бурый, жёлтый, малиновый, лоснящийся своими каменными рёбрами… много их тут этих угрюмых отшельников. На них нет возможности взобраться ни с какой стороны. Только вон кипарисы всползли на одну из верхушек, острых как сахарные головы, один впереди другого, словно на перегонку – кто кого перещеголяет безумной отвагою. Передний уже вбежал туда, где выше его только облака да птицы. Вот последний высокий утёс, за которым берег поворачивает к северу, и у ног которого с особенной злобой грызутся и пляшут волны, это – знаменитый мыс Фиолент» – так в XIX в. описал это чудо Природы в своих путевых заметках Евгений Марков.

«Неистовый» – так переводится итальянское слово «виолентэ». Именно генуэзцы, которым в XIV в. принадлежали эти земли, входившие в консульство Чембало, дали название мысу Фиолент и всему прилегающему побережью. И действительно ветра здесь бывают нешуточные. Почти всё 10-километровое побережье мыса Фиолент обрывистое с редкими удобными для спуска к морю местами. С запада на восток берег повышается, так как отсюда начинается Главная гряда гор. Аквальный берег вулканического происхождения, поэтому похож на слоёный пирог со светлыми и тёмными полосами. По-видимому, из-за этого турки некогда прозвали мыс  Филенк-бурун«Полосатый мыс» или «Тигриный мыс». Равнинная часть побережья достаточно плоская со степной растительностью, с хвойными посадками. Почти вся территория Фиолента на несколько километров вглубь от берега сегодня занята дачными кооперативами, тянущимися вдоль всего побережья, а также воинскими частями…

мыс Виноградный фиолент

Фиолент — Тигорвый мыс

В древние времена эти берега были населены таврами, и здесь было их самое главное Лунное Святилище – Храм Девы-Акты. В Античное время хора Херсонеса доходила до этих мест, на Фиоленте повсеместно можно увидеть фундаменты древних стен и усадеб. В Средневековье на побережье существовали византийские монастыри и церкви – пустынь, подобная Афону, где обители также «висят» над морем. В конце XVIII в. большая часть земель Фиолента принадлежала Балакоавскому Георгиевскому монастырю. С тех пор здесь сохранилось несколько названий – мыс Айя-Бурун, мыс Церковно-Гротовый, Митрополичий участок, Митрополичьи сады с остатками экзотической растительности, Святые ворота, Монастырский хутор, Часовня Иваненко, Келья Боудона, скалы «Монахи». Но обо всём по порядку…

Наиболее величественным Фиолент предстаёт с моря. Именно с воды его чаще всего видели те, кто впоследствии давал названия мысу и округе. Ураганные ветра, увлекавшие корабли и судёнышка мореплавателей с древних времён, в лучшем случае садили их на мель или выбрасывали на узкую полоску берега. Это настоящее царство Эола, ветры которого особенно свирепствуют в зимний сезон. Стихия Воздуха здесь проявлена в полноммасштабе. Видимо поэтому на Фиоленте сегодня нередко проводят Мистерии Ветра разные эзотерические группы. Но самая красивая мистерия – это полёт параплана над обрывистыми скалами и зеркальной гладью моря, что также здесь не редкость…

Начинать созерцание красот Фиолента лучше всего со стороны Балаклавы – от пляжа Васили, что на мысу Митылини под скалой Псилерахи, – и двигаться в сторону запада.

Пляж Васили, Балаклава

Пляж Васили, Балаклава

Здесь берег самый высокий – отсюда начинается Главная гряда Крымских гор. К западу он понижается, плавно сходя на нет у маяка на мысе Херсонес. Первые две «карманные» бухточки, изобилующие мидиями, – Мраморная и Эхо, начинаются буквально сразу за балаклавским карьером, расположенном на высоте Кая-Баш. Здесь издавна добывали мраморовидный известняк, который называли – крымский мрамор. Он бывает разного цвета – тёмно-красный, розовый, жёлтый, серый, реже чисто белый. Название второй бухточки комментируют восторженные отзывы путешественников: «Слово, сказанное даже шёпотом, отчётливым эхом отдаётся в ваших же ушах и как-то невольно развлекает вас, доставляя своеобразное удовольствие». Выбраться из бухты Эхо можно либо вплавь, либо по отвесным 200-метровым скалам, пользуясь натянутыми здесь тросами, – именно так поступил автор, однажды оказавшись здесь 10 лет назад с друзьями…

Монастырь Святого Георгия

Сразу за вулканическими скалами открывается обширная Монастырская балка с галечными Адмиральским и Яшмовым пляжами. Галька здесь местами действительно разноцветная, здесь попадается яшма, сердолик, халцедон – всё это продукты вулканической деятельности 150-миллионов лет давности. Живописные скалы – стоящая в 100 м от берега скала Святого Явления, увенчанная крестом, спроектированным Димитром Ганевым, а также Крестовая, прямо вырастающая с пляжа, но уже без христианского символа, – являются неотъемлемой и легкоузнаваемой частью окрестного пейзажа, и, даже можно сказать, символами этого места, подобно замку Ласточкино Гнездо на мысе Ай-Тодор. С пляжа круто вверх к буквально «висящему» над морем на скале Айя-Бурун монастырю Святого Георгия взбегает самая длинная в Тавриде лестница, которая насчитывает чуть меньше 800 ступенек (точнее 748 штук, считается, что первоначально их было 891 штука).

«Отсюда взглянул на монастырь; он висел надо мною, будто занесённый в облака… Вот истинное место для молитвы, для созерцания Бога; тут, действительно, поклонишься Ему со страхом и трепетом; тут невольно сознаёшь, вместе с псалмопевцем, – прах еси и во прах отыдеши…» – так описывал Балаклавский Георгиевский монастырь путешественник Евгений Марков. Подъём по лестнице к обители занимает довольно продолжительное время, благо, что между маршами в тени деревьев есть площадки для отдыха со скамейками. Чем выше поднимаешься, тем сильнее чувствуется особый дух монастыря, а само восхождение превращается в настоящее паломничество, именно так оно и ощущается. Некогда на склоне под монастырём рос удивительный сад с диковинными растениями, виноградник, всё это орошалось бассейнами, которые спускались террасами вместе с садом. Остался только один бассейн и тот без воды…

Свято-Георгиевский монастырь.

Свято-Георгиевский монастырь

О святых источниках обители нужно поведать особо. Самыми главными являются источник Святого Георгия Победоносца за апсидой одноимённого храма и Фонтан с таким же названием ниже храмовой террасы, – его устроил грек Иоаким Панаиоти в 1816 г. Упомянем интересный факт, что на Полуострове источников, посвящённых святому Георгию – более 30, а храмов – 28, в конце XVIII в., когда греков переселили в Приазовье их было – 150 церквей.

«…Уважение татар к монастырскому источнику Святого Георгия, а также почитание самого святого были причиною того, что монастырь совсем не уничтожили, подобно другим святым местам в Крыму. …Пейте и вы монастырскую воду, и будете здоровы и долговечны, как я» – так говорил русский монах-старец Каллиник, оставшийся в одиночку присматривать за обителью после исхода греков в 1778 г. и проживший 116 лет…

Лучшей в Тавриде воду этого источника назвал и император Александр II, посетивший монастырь 5 августа 1861 г. Он отведал воды и пожертвовал обители 500 рублей, на дорожку монахи ему налили бочёнок хрустально-чистой воды. Однако в советскую эпоху после утверждения воинской части ЧФ на верхней территории монастыря (она там и поныне), при прокладке канализации подземное русло было нарушено, и появилась для матросов надпись: «Пить воду ЗАПРЕЩЕНО». В 2006 г. стоки от родника отвели и возродили колодец. А в 2009г. при наместнике монастыря игумене Савватии (Мызникове) источник дочистили, отведя более 180 метров канализационных коммуникаций. Далее благоустроили территорию Фонтана, и вода стала стекать по склону небольшим водопадиком, под живительную струю которого можно стать после утомительного подъёма с пляжа. На территории братских келий есть ещё два источника – Святых Царственных мучеников и Свято-Дмитриевский с купелью, но эта территория сегодня закрыта для свободного посещения…

Георгиевский монастырь на Фиоленте

Георгиевский монастырь на Фиоленте

«…Я подошёл к решётке монастырского двора и глянул вниз… Подо мною была бездна. Монастырь висит на карнизе этой бездны; голова несколько кружится от непривычки, когда смотришь вниз» – эти слова путешественника середины XIX в. справедливы и сегодня. От видов действительно дух захватывает и становится понятным бесконечное влечение паломников в это место, – от простого пилигрима до царственной особы. И не удивительно, что среди всех обителей Тавриды к середине позапрошлого века сохранился только Балаклавский Свято-Георгиевский монастырь.

В «Полном собрании исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России», издания 1852 г. во всей Таврической губернии упоминается только он: «БАЛАКЛАВСКИЙ-ГЕОРГИЕВСКИЙ, Греческий, муж.,2 класса, в 12 верстах от Севастополя, и в 8 верстах от развалин знаменитого Херсониса. Состоит под управлением Архимандрита. Монастырь сей по духовному ведомству принадлежит Херсонской епархии. О времени основания его неизвестно. Сей монастырь, современный Херсонису, стоит на скале, почти отвесной, над самым морем; местоположение его необыкновенно живописно, он ограждён каменною стеною, внутри коей помещаются несколько убогих келий и небольшая церковь во имя Великомученика Георгия».

История Свято-Георгиевской обители очень богата на разные события. Предание гласит, что в этих местах для тихой молитвы перед миссией в языческий Херсонес останавливался – Святой Апостол Андрей Первозванный, а через три века после него прятался после неудачной миссии в том же Херсонесе один из семи епископов-священномучеников – Святой Василий. Далее Предание повествует о херсонских (так в византийскую эпоху именовался Херсонес) моряках, которые терпели бедствие в штормовом море. Их прибило к прибрежной скале, они чудом спаслись и обрели на камнях икону Святого Георгия. Предание относит это событие к 891 г., хотя никаких оснований для этого нет. Сегодня это скала Святого Явления, на которой впервые был установлен крест в 1891 г, а 14 сентября 1991 г.повторно. После крушения спасённые моряки поднялись к пещерам в отвесных скалах и в одной из них установили обретённую икону. Так возникла обитель, некоторые же из моряков стали в ней иноками…

Есть сведения, что в 1304 г. монастырь находился в подчинении архиереев княжества Феодоро – готских митрополитов. В 1475 г. после захвата Таврики турками-османами обитель перешла в ведение Константинопольского патриархата. Тогда же братия пополнилась выходцами из опустевшего монастыря Иоанна Предтечи в долине Каламита (ныне Свято-Климентовская киновия в Инкермане). Первое упоминание о Георгиевском монастыре принадлежит польскому послу в Крымское ханство – Мартину Броневскому, которое относится к 1578 г. А в старинных грамотах русских царей 1598 года среди четырёх православных храмов в Крыму, которым выплачивалась руга – пожертвование, упоминается и церковь Егория Страстотерпца. В 1778 г. при переселении большинство монахов ушло с единоверцами, а архив монастыря был вывезен архиепископом Игнатием (Реондажским) в Стамбул и там затерялся…

Мангупское княжество Феодоро

Мангупское княжество Феодоро

Жизнь в монастыре возобновилась в 1792 г. – здесь поселились 9 человек братии уже из русских. А в 1794 г. обитель была подчинена Святейшему Синоду Русской Православной Церкви и получила официальное название – Балаклавский Георгиевский монастырь. 23 марта 1806 г. при содействии адмирала Д. Н. Сенявина монастырь утвердили базовым для флотских Иеромонахов для кораблей Черноморского флота, базировавшихся в Севастополе.На протяжении всего XIX в. – это был флотский монастырь, где готовили священников на боевые корабли, поэтому террасу ниже обители облюбовал под дачу адмирал М. П. Лазарев. Сегодня от неё остались только руины…

Рядом с адмиральской дачей появилась келья А. Боудона, отставного поручика и воспитанника главы тайной полиции Новороссийского края – генерала Яна Осиповича Витта. Эту келью, изукрашенную зеркальными окнами и дверьми, показывали как достопримечательность. Стоит упомянуть, что благодаря исполнительности этого генерала в Тавриду попал великий белорусский поэт – Адам Мицкевич, заподозренный в связях с террористами. После смерти граф Я. О. Витте был похоронен на территории обители, о чём имеется мемориальная доска.

Монастырское хозяйство потихоньку крепло. При митрополите Хрисанфе был возведен первый храм Святого Георгия. Позднее построили новый храм и братские корпуса. Территория обители постепенно благоустраивалась. Монастырю был пожалован хутор на Фиоленте и почти 1000 десятин (около 1000 га) земли, где раскинулись монастырские угодья и сады. Кроме монарших особ, обители жертвовали деньги адмиралы Ф. Ф. Ушаков и М. П. Лазарев, князь А. Н. Голицын, генерал Я. О. Витт и другие. Расцвет монастыря пришёлся на 30-летнее управление настоятеля Агафангела (Типальди). Случайная встреча в Венеции в 1822 г. с императором Александром I круто переменила его жизнь – через три года он оказался на Фиоленте в Георгиевском монастыре в качестве игумена. При нём впоследствии возвели Крестовоздвиженскую церковь.В роковой 1825 г., сам император посетил обитель, где долго беседовал с Агафангелом, там же он и простудился, что привело его вскоре якобы к смерти в Таганроге…

Русские монархи никогда не обходили своим вниманием монастырь. Началось всё с путешествия Екатерины Великой, когда Светлейший Князь Потёмкин привёз её и гостей в это чудесное место, а далее практически все императоры России, за исключение Павла I, посещали обитель, некоторые по многу раз. При Александре III игуменом был Никандр (Чувашин), у которого возникла идея в 1891 г. отпраздновать 1000-летие обители. В честь этого был совершён необычный Крёстный ход вокруг монастыря по крутым склонам, а потом и по морю. Император Николай IIвсякий свой приезд в Севастополь бывал в монастыре и даже 17 октября 1898 г. вместе с супругой заложил камень в строительство церкви Вознесения Господня. Храму так и не суждено было быть построенным – помешала I Мировая война. В разгар войны в 1915 г. император неожиданно посетил обитель и был встречен и благословлён схимниками, которых до этого никто не видел. Пещерные кельи этих старцев сохранились и поныне…

Пушкинский маршрут: Алупка – Феолент.Ночь с 5 на 6 сентября1820 г. в монастыре провёл А. С. Пушкин, путешествовавший по Тавриде вместе с семьёй генерала Н. Н. Раевского. Сюда они прибыли из близлежащего села – Карань (ныне Флотское), где поэт любовался византийским храмом Константина и Елены, действующим и в наши дни. В честь этого события рядом с монастырём неоднократно устанавливались памятники Пушкину, последний из которых совсем недавно воздвигли на обрывистом утёсе над Крестовой скалой. Обитель периодически посещали и другие выдающиеся люди своей эпохи – А. С. Грибоедов, А. К. Толстой, И. С. Аксаков, А. Н. Островский, И. А. Бунин, А. П. Чехов, а художники Айвазовский, Верещагин, Тимм и Боссоли запечатлели его на своих полотнах.

Тяжёлая година для монастыря припала на Крымскую войну, 14 (27) сентября 1854 г. – в праздник Крестовоздвижения англо-французские войска вошли в обитель. В это время 20 иеромонахов были на кораблях Черноморского флота, а 17 монахов во главе с настоятелем Геронтием стали пленниками. Однако обычный монастырский уклад не нарушился,более того, по распоряжению оккупационного командования в обитель регулярно доставляли свечи, ладан, муку для просфор.Однажды турецкий главнокомандующий Омер-Паша пожелал осмотреть иконы, но не был впущен караульными французами, пока его офицеры не сняли чалмы…

Всю Крымскую кампанию здесь находился штаб англо-французских войск, – от самого мыса по дну моря шёл телеграфный кабель в Болгарию до самой Варны, благодаря чему Европа в эти же сутки уже в точности знала обо всех происходящих военных событиях под осаждённым Севастополем. Здесь же располагался и госпиталь, где помощь оказывала раненым знаменитая сестра милосердия – Флоренс Найтингейл, её покои позднее показывали как достопримечательность, особенно иностранным посетителям. После уничтожения части кораблей Черноморского флота иеромонахи сражались и вдохновляли моряков на суше. Двое из них отличились особо – это отец Иоанникий (Добротворский), взявший в плен врага, и отец Иоанникий (Савинов), за героизм награждённый орденом Святого Георгия IV степени. В одном из сражений жизнь ему спас крест, в который ударила пуля. После войны всех флотских иеромонахов и братию монастыря наградили медалями «За защиту Севастополя» и «В память войны 1853—1856 гг.», а также специальным наперсным крестом на Владимирской ленте с надписью: «На Тя Господи уповахом, да не постыдимся вовеки»…

Самое тяжёлое время для обители были советские богоборческие годы. Монастырь закрыли и был создан совхоз – «Георгиевский монастырь». Храм Святого Георгия был свален бульдозером в море вместе с фундаментом, – остался только небольшой мраморный фрагмент. А на его месте устроили танцплощадку для отдыхающих курорттреста. Первую Божественную литургию в монастыре за долгие годы отслужили только 6 мая 1993 г. А к 2000-летию Рождества Христоварешили восстановить главный храм. Сегодня вновь на прежнем месте высится заметная отовсюду церковь Святого Георгия Победоносца, расписанная строгими каноническими фресками. В храме по-прежнему есть Чудотворная копия иконы Святого мученика Георгия, оригинал которой по Преданию в 891 г. моряки обрели на Скале Святого Явления (находится в Художественном музее в Киеве).

Скала Святого Явления

Скала Святого Явления

Рядом с главным храмом есть пещерная церковь Рождества Христова, которая переносит паломника в далёкие времена первохристиан. Её обнаружили и восстановили ещё в 1891 г., о чём гласит надпись на полу 2-го яруса. Однако не она была первым храмом обители. Тогда же, – 100 лет назад, чуть ниже церкви Св. Георгия в склоне была обнаружена подлинная средневековая пещерная церквушка с алтарём и престолом, но её почему-то засыпали, – видимо была в неудобном месте. Верхняя часть монастыря сейчас является территорией воинской части ЧФ РФ, там братские корпуса, колокольня, Крестовоздвиженская церковь, являющаяся сейчас библиотекой, памятник апостолу Андрею Первозванному и старинное монастырское кладбище. Здесь похоронены многие известные люди – герой русско-турецких войн – полевой командир «Спартанских легионов» и первый командующий Балаклавским греческим пограничным батальоном – грек Стефан Мавромихали с Пелопонесса. А также: князь А. Н. Голицын, иеромонах ГервасийСумельский из Турции, друг Пушкина – граф В. А. Покровский, генерал Я. О. Витт, генерал Н. И. Тригони, адмирал Н. М. Соковнин…

Ожерелье бухт

«Передо мной на страшной глуби и на страшное пространство, колыхалось синее, волнующееся море, переливающее зеленью, багрянцем, серебром и чернью. Громадные утёсы обглоданные, оборванные, шагнули с обеих сторон в ревущее море. Больше ничего не было, это была какая-то безумно-смелая, волшебная декорация, ничего похожего на то, что я когда-нибудь видел… В это мгновение я понял всю глубину смысла истёртого книжного выражения: онеметь от удивления; я стоял и не верил своим глазам…» – это восторженное описание Евгений Марков оставил увидев сам мыс Парфениум, как в древности назывался сам мыс Фиолент, где некогда, возможно, стоял Храм таврской Лунной богини Девы-Акты. Сегодня об этом говорят только названия скал, торчащих из моря у пирамидальной скалы и хорошо видимых из монастыря, – Орест и Пилад

скалы орест и пилад

Скалы Орест и Пилад

Мыс Парфениум устойчиво связан с легендой о дочери царя Агамемнона – Ифигении, жрице богини Девы-Акты. С античных времён все были уверены, что Храм Девы находился именно здесь. За 2500 лет по мотивам этого мифа написано более 50-ти произведений литературы и искусства. Эсхил, Софокл, Эврипид – это из древних драматургов, а Леся Украинка будучи в Ялте на вилле «Ифигения» написала своё самое первое драматическое произведение, навеянное этим мифом, действия которого разворачивались на нашей земле, – «Ифигения в Тавриде». Пушкин глядя из монастыря на скалы Фиолента и разбивающийся о них прибой написал:

К чему холоднве сомненья,
Я верю здесь был грозный храм,
Где крови жаждущим богам,
Дымились жертвоприношенья»…

И действительно, стоя над скальными обрывами и взирая на море, силишься увидеть маленький греческий кораблик Ореста и Пилада, спешащий к Ифигении. Её, дочь микенского царя Агамемнона, возглавившего ахейские рати на Трою, должны были принести в жертву, чтобы вызвать попутный ветер. Но богиня Артемис, она же Дева, заменила её на лань, а Ифигению перенесла в холодную Тавриду и сделала своей жрицей. По истечению срока за ней прибыл брат с другом, они чуть было не попали под её жертвенный нож, но были узнаны. Все трое вместе с деревянным кумиром Девы они спустились к морю и бежали на спрятанном своём корабле. Так гласит миф. Чуть восточнее этих скал неподалёку от памятника Пушкину есть видовая площадка, где современные «жрицы проводят Мистерию Ветра, но совсем не кровавую, а ниже ярусом – ещё одно Место Силы, обозначенное выложенной камнем свастикой…

Храм Девы существует не только в древнеэллинских мифах, он также описан в античных периплах-лоциях древних мореплавателей – греческих и римских. Одно из ярких описаний даёт древнеримский поэт  Овидий сосланный на берега холодного Понта Эвксинского, как в древности именовали Чёрное море. Он пишет, что моряки и поныне видят возвышающийся на высоком утёсе над морем храм, с сорока ступенями, где, прежде, беломраморный алтарь сделался красным от пролитой жертвенной крови. С тех пор Храм Девы недаёт покоя исследователям и авантюристам. Швейцарский путешественник Фредерик Дюбуа-де-Монпере писал, что видел некие фундаменты прямо на мысу, а современные подводные исследователи сообщали, что на дне у самого мыса Фиолент видели мраморные колонны. Как бы там ни было, а совсем недавно неподалёку от этого места обнаружили загадочные Семь Каменных Кругов, неизвестного происхождения. Высказывались версии, что это и было знаменитое Святилище Девы

Итак, продолжим наше путешествие. Следующий выступающий мыс за Пирамидальной скалой – Батарейный мыс, на нём высится батарея № 20, построенная в 1900 г. Следующий вулканический отрог – мыс Сфинкс, за которым две большие бухты, разделённые мысом Львёнок. Здесь пляж «Царское Село». Следующий за ним – Джаншиев мыс, связанный с именем известного русского публициста – Григория Аветовича Джаншиева (1851—1900), в честь него был назван и дачный посёлок, составлявший часть от «Александриады». Этот большой дачный посёлок был создан по образу «профессорских уголков» потомственным дворянином Г. И. Апариным и назван в честь своей жены Александры. В народе эту местность прозвали  Апаринские хутора, они расположены между бухтами Безымянная и Александры.

Другое название этого мыса – Лермонтовский, он известен пробитой насквозь скалой, образующей Грот Дианы. Здешний пляж облюбован натуристами, а скала со сквозным гротом – эзотериками.

Мыс Лермонтова

Мыс Лермонтовский и грот Дианы

С М. Ю. Лермонтовым и этим местом связана романтическая история, согласно которой писатель и поэт осенью 1840 г. в сопровождении интимной подруги – французской авантюристки Адель Оммерде Гель тайно посетил Тавриду на шхуне «Юлия» и побывал в этих легендарных местах. Об этом стало известно из писем самой авантюристки, опубликованных П. П. Вяземским. Как бы там ни было, а эту местность так и называют «Лермонтовка». Сегодня это считается красивой легендой, а название появилось после того, как в 1905 г. в районе Джаншиева посёлка, (переименованного в 20-е годы в посёлок «Рабочий»), купила землю и построила дачу Ю. В. Лермонтова, дальняя родственница поэта.

Наверху над скалой с Гротом Дианы сохранились руины уникального античного памятника – усадьбы древнего Херсонеса. Почти две с половиной тысячи лет назад почти вся территория Гераклейского полуострова, на котором раскинулся Севастополь, была разделена на 400 участков размером 630 м на 420 м – это были земельные наделы свободных граждан Херсонеса, часть которых была на территории современного Фиолента. На участках было 180 усадеб, часть из которых были дачами. Вот руины такой античной дачи в виде основания прямоугольной башни, сложенной из огромных хорошо обработанных глыб, и сохранились в «Лермонтовке». Но это не единственный античный усадебный комплекс на Фиоленте. Неподалёку от подсобного хозяйства достаточно далеко от берега есть грандиозные руины, пожалуй, самой большой усадьбы, занимавшей некогда, по мнению специалистов, примерно на 20 га. Сегодня от неё остались подземные скальные гроты, большие каменные прессы для давки винограда, вставленные прямо в «родные» ёмкости, но самое главное – остатки стен, сложенных из огромных обработанных камней, настоящий «фиолентовский Саскаюман»! Поэтому можно смело утверждать, что дачные традиции Фиолента насчитывают без малого 2500 лет!

Далее следует мыс Броневой, названный так из-за остатков укреплений на нём. За ним – Церковно-Гротовый мыс, известный сегодня под названием Виноградный.

Виноградный мыс пещера

Мыс Виноградный, пещера

В скальном обрыве в 1896 г. учёными был обнаружен грот с остатками пещерного монастыря, – это одно из мест, где есть выходы пресных родников. Название монастыря до нас не дошло, сама же обитель могла промышлять выращиванием винограда. На самой скале мыса были обнаружены развалины небольшого византийского храма. На сегодняшний день среди учёных бытует мнение, что это – церковь Святого Василия, одного из 7-и священномученников епископов Херсонских. Считается, что именно в гротах именно этого мыса, прятался святой подвижник в «100 стадиях от города (Херсонеса) на мысе Парфений». Ныне в бывшей пещерной обители ведутся раскопки сотрудниками Херсонесского заповедника.

Сегодня побережье Фиолента облюбовано в основном «дикими» туристами, которых не страшат длинные экстремальные спуски к морю, они купаются и загорают на «карманных» пляжах, которыми изобилуют посёлки «Царское село», «Каравела», «Маяк» – на последнем в сезон бывает целый палаточный городок, благодаря прибрежным пресным родникам. А маяком является гидротехническое сооружение, похожее на гигантский шампиньон, второй такой стоит в километре вглубь от берега неподалёку от усечённого конуса, на котором некогда были РЛС советских ПВО – там же и руины воинской части времён Холодной войны. А таких гидротехнических сооружений на всём протяжении обрывистого берега от мыса Херсонес и до Балаклавы – всего 14. Они стоят на живописнейших обрывах, чем-то напоминающих Мальту…

Фиолент вид сверху

А вдоль них вьётся серою лентою Фиолентовское шоссе, по обеим сторонам которого на километры тянутся дачные домики, перемежающиеся с сосновыми посадками и воинскими частями. И несмотря на то, что здесь всё дико и практически неблагоустроенно, всё больше творческих людей не только едут сюда отдыхать, а и селятся здесь, и не только на лето, буквально вступая в борьбу со стихией особенно зимой. Для этих людей нет лучшего места во всей Благословенной Тавриде, чем Фиолент

Андрей ОСТАШКО хайпстат.ми
17 сентября 2013 г., Таврида, г. Севастополь, Фиолент

Метки записи: ,

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.