Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Нина ОРЛОВА

нина орлова2015_

Поэт и музыкант Нина Орлова живет в Новосибирске. Она пишет стихи и песни, ...

Читать далее

Андрей АГАРКОВ

Андрей Агарков, поэт

Член Союза писателей России.  Член Национального Союза писателей Украины.  Лауреат городской литературной премии ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

«Набег» на Ярополец

Ярополец_

Старая дворянская Россия ушла в небытие. Канул в Лету русский помещичий быт, тесно связанный с природой, родовыми обычаями, жизнью крепостных крестьян. Уже давно не трубят рога охотников в отъезжих полях, не гарцуют «псари в охотничьих уборах» с борзыми на сворах, не бранятся соседи-помещики, не шаркают по скрипучим половицам старые лакеи и не бегают по двору босоногие мальчишки-казачки. Исчезли «стройные меланхолические девушки лет 17, воспитанные на романах и чистом воздухе», и вместе с ними няни со спицами в натруженных руках, верные дядьки, сенные акульки. Нет и не будет уже никогда доморощенных крепостных художников, актеров, музыкантов…

Все это уже в прошлом. Былая Россия осталась в повестях Тургенева, полотнах Борисова-Мусатова, ее можно угадать в фильмах Никиты Михалкова…

Островки навсегда ушедшей России –  старые господские дома, пережив шие молох революций, войн, человеческое равнодушие, алчность и забвение, – напоминают нам, сегодняшним, о романтике дворянской культуры, о «любезных предках», веками украшавших своим трудом, талантом и вдохновением родовые гнезда, а значит, создававших и неповторимую красоту Отечества.

В месяц светлого праздника – очередного дня рождения А.С. Пушкина – автор статьи предлагает совершить «виртуальную» поездку в Ярополец Гончаровых, одно из подмосковных дворянских гнезд, помнящих поэта и сохранивших его светлый образ. Известно, как Пушкин любил русские усадьбы, их уклад с бессуетностью, неспешным течением жизни в кругу милых сердцу людей, и окружающую природу.

В Ярополецкой усадьбе Волоколамского уезда Московской губернии, расположенной в 20 верстах от Волоколамска, поэт побывал всего два раза. Первый приезд описал довольно подробно сам поэт в письме к жене из Москвы 26 августа 1833 года. О другом посещении Пушкиным ярополецкого имения кратко упоминает его теща, Наталья Ивановна Гончарова, в письме к сыну Дмитрию.

В 1903 году в Ярополец приезжал В. Гиляровский. Он оставил воспоминания о встречах с ярополецкими старожилами, будто бы помнившими Пушкина, и описание некоторых местных достопамятностей.

Взяв с собой письмо поэта в качестве путеводителя и опираясь на воспоминания Гиляровского, отправимся в дорогу.

 

Письмо жене

«…Поздравляю тебя со днем твоего Ангела, мой Ангел, целую тебя заочно в очи – и пишу тебе продолжение моих похождений – из антресолей вашего Никитского дома, куда прибыл я вчера благополучно из Ярополица. В Ярополиц приехал я в середу поздно. Наталья Ивановна встретила меня как нельзя лучше. Я нашел ее здоровою, хотя подле нее лежала палка, без которой далеко ходить не может. Четверг я провел у нее. Много говорили о тебе, о Маше и о Кат. Ив. – Мать, кажется, тебя к ней ревнует; но хотя она по своей привычке и жаловалась на прошедшее, однако с меньшей уже горечью. Ей очень хотелось бы, чтобы ты будущее лето провела у нее. Она живет очень уединенно и тихо в своем разоренном дворце, и разводит огороды над прахом твоего прадедушки Дорошенки, к которому ходил я на поклонение. Сем. Фед., с которым мы большие приятели, водил меня на его гробницу и показывал мне прочие достопамятности Ярополица. Я нашел в доме старую библиотеку, и Нат. Ив. позволила мне выбрать нужные книги. Я отобрал их десятка три, которые к нам и прибудут с варением и наливками – таким образом набег мой на Ярополиц был вовсе не напрасен…»

 

дворец

Дворцовое село

Первые достоверные сведения о подмосковном Яропольце относятся к концу XIV века и содержатся в договорной грамоте великого князя московского Василия, сына Дмитрия Донского, с серпуховским князем Владимиром Андреевичем. В XVI веке его владельцами становятся дворяне Уские, а с XVII века Ярополец процветает в качестве дворцового села, опекаемого московскими царями.

При царе Алексее Михайловиче здесь был устроен зверинец для царских охот. По преданию, именно охотясь в ярополецких лесах, «тишайший царь» занемог, отчего вскоре и скончался. Спустя 8 лет, в 1684 г., указом царевны Софьи «село Ерополч с приселками и деревнями…пожаловано Петру Дорофеевичу Дорошенко…»

 

Мятежный  гетман

П.Д. Дорошенко (1627–1698), «один из героев древней Малороссии, непримиримый враг русского владычества», как о нем напишет позже Пушкин, происходил из казачьего рода и был казачьим офицером, сделавшим карьеру от арматного писаря Чигиринского полка в 1649 году до гетмана в 1666 г.

Это была одна из ключевых фигур в драматический период украинской истории, известный под названием «Руина» – смутное время после смерти Богдана Хмельницкого, когда Украину, присягнувшую в 1654 г. московскому царю, но так и не определившуюся в выборе своего пути, захлестнула гражданская война.

Сменявшие друг друга гетманы, на словах боровшиеся за независимость страны, на деле заботились о личных интересах и постоянно прибегали в своей борьбе за власть к поддержке соседних стран, враждовавших между собой: Речь Посполитая, к которой тяготела расколовшаяся по Днепру правобережная Украина, Московское государство, поддерживаемое гетманами левобережной Украины, и Крымское ханство активно включились в борьбу за украинские территории.

Дорошенко, объявивший себя гетманом обеих сторон Днепра (сам он был гетманом правобережной Украины), одинаково ненавидел и русских, и поляков. Но, сделав ставку на союз с крымским ханом, а затем и с турецким султаном, гетман не спас свою многострадальную страну от раздиравших ее междоусобиц и не добился независимости. Его военные и политические союзники принесли Украине еще большие бедствия, опустошая некогда цветущие села и угоняя пленников на невольничьи рынки Стамбула и Кафы. Народ считал турок гораздо более страшным врагом, чем поляков, и с именем ненавистного Дорошенко связывали все новые и новые зверства турок и татар. Оставшийся без поддержки казаков и загнанный в угол гетман в 1675 г. отрекся в Чигирине от турецкой протекции, отказался от гетманства и присягнул московскому царю. Так бесславно завершилась отчаянная борьба гетмана Дорошенко за сильную и вольную Украину.

Историк Н.И. Костомаров сжато и выпукло охарактеризовал мятежного гетмана: «Несомненно, он был искренне предан и постоянно верен идее независимости и самобытности своей родины, но вместе с тем ревниво и упорно желал, чтобы этот идеал для нее был добыт только им, а не кем-либо другим. Хотя во многих его поступках и заметно было лукавство, но оно возбуждалось внешними, налагавшимися на него обстоятельствами… Желая достигнуть самобытности, чего бы она ни стоила, Дорошенко не останавливался ни перед какими мерами, присутствовал в Каменце при поругании мусульманами христианской святыни, отдавал в турецкую и татарскую неволю толпы крещеного народа – все это с надеждою достигнуть самобытности и упрочить ее за Украиною, и был жестоко наказан».

Вчерашнего врага в Москве, куда Дорошенко был вызван после низложения, встретили неожиданно гостеприимно. Он сразу получил во владение дом с прислугой. Потом был назначен воеводой в Хлынов (будущую Вятку) с годовым жалованьем в 1000 рублей. Через три года воеводства он вернулся в Москву, женился третьим браком на богатой невесте Агафье Борисовне Еропкиной. А в 1684 году получил от правительницы царевны Софьи щедрый дар – подмосковную ярополецкую вотчину, где и прожил в деревенской тиши свои последние 14 лет.

Упокоился мятежный гетман в 1698 г. и был похоронен в Яропольце на высоком берегу реки Ламы на погосте возле старой деревянной церкви Рождества Иоанна Предтечи. Над его могилой была сооружена гробница по инициативе ростовского митрополита Дмитрия, отец которого был одним из верных сослуживцев Дорошенко.

Могила гетмана

Первоначальная гробница над могилой Дорошенко, в отличие от самой могилы, не сохранилась. По преданию, Екатерина II, питавшая к нему неприязнь, повелела ее уничтожить во время посещения ярополецкой усадьбы. Как бы то ни было, поэт, посетивший имение в 1833 году, увидел вместо гробницы «лежащий на земле памятник, а кругом стояли амбары и были навалены камни» (Гиляровский).

Александр Сергеевич с величайшим уважением относился к истории как своего собственного рода, так и к истории вообще.  Прочтя надпись на плите, он сказал, что «следовало бы почистить кругом и часовенку сделать» над гробницей, которая и была возведена в 1844 г.

Гиляровский: «Могила гетмана представляет собой большую каменную часовню с круглым куполом над нею и с железной решетчатой дверью, всегда запертой замком. Обычно дверь в часовню никогда не запиралась, но с тех пор, как могилу гетмана потревожили какие-то местные «кладоискатели», искавшие «золотой булавы», она всегда заперта.

Внутри часовни над прахом гетмана лежит длинная гладкая известковая плита, имеющая без 2-х вершков 3 аршина длины. Сбоку плиты, против изголовья, высечена небольшая сабля и ниже сабли в красивой виньетке сделана надпись: «Лета 7206 ноября в 9-й день преставился раб Божий гетман войска запорожского Петр Дорофеевич Дорошенко, а поживе от рождества своего 71 год, положен бысть в этом месте».

Мавзолей Дорошенко простоял до 1953 года, когда, полуразрушенный войной, был разобран. В 1998 г. он был восстановлен стараниями Украинского исторического клуба и общества «Славутич».

А в экспозиции краеведческого музея села Ярополец хранится бюст Дорошенко работы австрийского скульптора Александра Триппеля.

«Твой прадедушка Дорошенко…»

Пушкин в письме называет гетмана «прадедушкой» своей жены, Натальи Николаевны, рожденной Гончаровой. Какова же связь между ними? И каким образом Ярополец Дорошенко становится Яропольцем Гончаровых? Попробуем разобраться.

У Дорошенко от третьего брака было три сына: Александр, Алексей и Петр. После смерти гетмана поместье поделили сыновья Александр и Петр. После смерти старшего сына, Александра, усадьба перешла его дочери Екатерине Александровне Дорошенко, которая вышла замуж за Александра Артемьевича Загряжского. Их третий сын, Иван Александрович Загряжский, стал отцом Натальи Ивановны Гончаровой, урожденной Загряжской, тещи поэта. Выстроив цепочку семейных связей, становится понятно, что Наталья Николаевна Пушкина приходится прапраправнучкой мятежному гетману: Дорошенко Петр Дорофеевич (прапрапрадед) – Дорошенко Александр Петрович (прапрадед) – Дорошенко (в замужестве Загряжская) Екатерина Александровна (прабабушка) – Загряжский Иван Александрович (дед) – Загряжская (в замужестве Гончарова) Наталья Ивановна (мать) – Гончарова (в замужестве Пушкина) Наталья Николаевна (жена поэта).
Таким вот образом большое имение Ярополец Волоколамского уезда стало родовым гнездом для семейств Дорошенко-Загряжских-Гончаровых.

Ко времени первого посещения Яропольца Пушкиным (август 1833 г.) хозяйкой усадьбы давно была его теща, Наталья Ивановна Гончарова, рожденная Загряжская. Чтобы понять, как и когда ей досталось ярополецкое имение, необходимо обратиться к «делам давно минувших дней», когда после смерти гетмана Дорошенко владельцами усадьбы становятся Загряжские.

надпись на склепе

надпись на склепе

Блестящий гвардеец и лифляндская баронесса

Внучка гетмана Екатерина Александровна Дорошенко, выйдя замуж за Александра Артемьевича Загряжского, получила вместе с приданым и ярополецкое имение. Загряжские перестроили старую гетманскую усадьбу во внушительный дворцово-парковый ансамбль, соединивший черты классицизма и готики. Строительство началось с возведения в 1751–1755 гг. каменного храма – церкви Рождества Иоанна Предтечи, сохранившейся до наших дней.

После смерти родителей ярополецкое имение унаследовал старший сын Е.А. и А.А. Загряжских, Борис Александрович.

В гости к старшему брату часто наезжал Иван Александрович – блестящий гвардеец, любимец Потемкина, Георгиевский кавалер, о личной храбрости которого, проявленной в русско-турецкую войну 1787–1791 гг., ходили легенды. Женат И.А. Загряжский был на Александре Степановне Алексеевой, от которой имел двух дочерей, Софью и Екатерину, и сына Александра. Вниманием жену свою, по всей видимости, не баловал, поселив ее с детьми в отцовском Яропольце и продолжая разгульную жизнь. В 1792 году, приехав на ярмарку в Дерпт (нынешний Тарту), полковник Каргопольского карабинерного полка Иван Загряжский влюбился в юную баронессу Ульрику Поссе, урожденную Липхарт. В Дерпте начался роман русского офицера и лифляндской красавицы. А закончился он уже в России: Ульрика, не захотевшая расстаться с другом сердца, решилась на неслыханный шаг – она бежала вместе с Загряжским в Россию, презрев светские пересуды и осуждения. По окончании громкого развода супругов Поссе вся благородная родня Липхартов отвернулась от Ульрики, не признавая ни ее саму, ни ее потомков.

Согласно семейным преданиям, Иван Александрович тайно обвенчался с баронессой, после чего привез свою прибалтийскую супругу в Ярополец и оставил ее, ожидавшую ребенка, на попечении своей законной жены, а сам был таков. Надо отдать должное доброму сердцу и великодушию Александры Степановны Загряжской, приютившей несчастную баронессу. 22 октября 1785 года в Яропольце Ульрика родила дочь Наталью, а через 6 лет умерла.

Таким образом, местом рождения тещи Пушкина стал Ярополец, к которому она сохранила привязанность на всю жизнь. А на большом усадебном дворе перед колонной лоджией господского дома растет большое дерево. Сказывают, что его высадили на могиле Ульрики Поссе, матери Натальи Ивановны Гончаровой, тещи Пушкина.

Наталья, потеряв свою мать, была записана законной дочерью Ивана Александровича наравне со своими единокровными сестрами и получила все наследственные права. Вместе со своими сводными сестрами Екатериной и Софьей она была пожалована во фрейлины императрицы Елизаветы Алексеевны, супруги Александра I. А в 1807 году в церкви Зимнего дворца состоялось венчание красавицы-фрейлины Натальи Ивановны Загряжской и камер-юнкера Николая Афанасьевича Гончарова.
По разделу между сестрами, Наталья Ивановна в 1821 году получила ярополецкое имение и 1396 душ, к нему приписанных, и Ярополец Загряжских сменяется Яропольцем Гончаровых.

медальон

медальон

Тёща

«… Наталья Ивановна встретила меня как нельзя лучше… Она живет очень уединенно и тихо в своем разоренном дворце…» (из письма Пушкина жене).

Ярополецкое имение, созданное в середине 18 века Загряжскими, знавало лучшие времена. Загородная «увеселительная» усадьба видела венценосных гостей: Екатерину Великую и великокняжескую чету, посетивших Ярополец в сентябре 1775 года, и высокопоставленных вельмож – А.М. Голицына, К.Г. Разумовского, П.А. Румянцева и др., наезжавших поохотиться «на дупельшнепов и молодых тетеревей» в окрестных лесах. «Разоренным» роскошный дворец становится при Гончаровых, когда здесь начитается более тихая и скромная жизнь, а хозяйство в значительной мере приходит в упадок…

Семейная жизнь Натальи Ивановны из-за болезни супруга не сложилась. Николай Афанасьевич Гончаров после падения с лошади страдал от душевной болезни и жил на попечении младшего сына в Москве.

По словам современников, «Наталья Ивановна была довольно умна и несколько начитана, но имела дурные, грубые манеры и какую-то пошлость в правилах…». К концу жизни она пристрастилась к алкоголю.

Суровая и властная, самодурка и ханжа, она не раз выводила Пушкина из терпения. Хорошо известны его бесконечные встречи и хлопоты, связанные со сватовством и женитьбой на ее дочери Натали. Позднее она все же помирилась с зятем, и ко времени приезда поэта в 1833 году в Ярополец была настроена миролюбиво и встретила Пушкина гостеприимно. Несомненно, примирению способствовало появление внуков: у Пушкиных в 1832 году родилась дочь Мария, а летом 1833 года появился на свет сын Александр.

Кат. Ив.

«Кат. Ив.» в письме Пушкина – это Екатерина Ивановна Загряжская, единокровная сестра Натальи Ивановны Гончаровой, тетка Натальи Николаевны, жены поэта. Отношения Н.И. Гончаровой с сестрами были прохладными. Существует предположение, что после смерти родителей старшие сестры могли дать понять младшей, что она незаконнорожденная Загряжская. Однако дочери Натальи Ивановны не ощущали «холодка» в отношении со стороны теток. Екатерина Ивановна Загряжская, престарелая фрейлина, принимала близкое участие в семейной жизни Пушкиных и очень любила Наталью Николаевну.

Она не имела своей семьи и привязалась к племяннице, не раз оплачивала ее туалеты, дарила меха и драгоценности. Когда та вышла замуж за Пушкина, тетушка стала добрым другом и ему.

«Сущим ангелом» называл ее поэт и относился к ней с симпатией и благодарностью. Неудивительно, что теплые и доверительные отношения между теткой и племянницей, Е.И. Загряжской и Н.Н. Пушкиной, могли вызвать чувство ревности у матери.

Кто такой Сем. Фед.?

«…Сем. Фед., с которым мы большие приятели,… показывал мне … достопамятности Ярополица…» (из письма Пушкина жене).
Семен Федорович Душин, московский мещанин, в течение 20 лет был управляющим Яропольцом. На хозяйку имения, Наталью Ивановну, он имел, безусловно, сильное влияние. Высказываются предположения, что их отношения были более близкими, нежели отношения помещицы и управителя. Как бы то ни было, когда Душин умер, то по желанию Н.И. Гончаровой он был похоронен у церковной стены недалеко от господского дома. Ей же, вероятно, принадлежит эпитафия, высеченная на надгробии Душина:

«В цепи жизненной смерть разрывает кольца.
Мирный житель Яропольца,
К порядку и добру где все расположил,
Он ближнему служа живот свой положил».

В день кончины управителя Наталья Ивановна вписала в свой альбом цитату из Шатобриана: «Человек, смерть которого оставила в моей жизни такую пустоту, которая не исчезает с годами».

усадьба общий вид

Усадьба, общий вид

23-24 августа 1833 года –

дата первого приезда Пушкина в Ярополец, когда он пробыл здесь одни сутки и несколько часов.

Письмо жене от 26 августа 1833 года, пожалуй, единственное подробное свидетельство его пребывания в гончаровской усадьбе. В это время поэт собирал материалы о пугачевском бунте и собирался посетить связанные с этими событиями места: Поволжье и Урал. Тещу он навестил по пути, приехав из села Павловского, тверского имения П.И. Вульфа.

«…Я нашел в доме старую библиотеку, и Нат. Ив. позволила мне выбрать нужные книги. Я отобрал их десятка три, которые к нам и прибудут с варением и наливками…»

Среди отобранных Пушкиным из ярополецкого имения книг в его библиотеке были обнаружены «Санкт-Петербургские Ведомости» за 1755, 1756, 1758 и 1766 гг. в трех старинных кожаных переплетах с надписью «генералу Загряцскому» (т. е. А.А. Загряжскому, деду Н.Н. Пушкиной), «Путешествие в Сибирь аббата Шап д*Отрош» на французском языке, «Историческое похвальное слово Екатерине Второй» 1776 г. и др.

Старинная библиотека Гончаровых, которой пользовался Александр Сергеевич, до войны размещалась в «Пушкинской» комнате, где, по преданию, останавливался поэт в свой приезд в Ярополец. Преобладающее место в ней, по словам очевидцев, занимали английские поэты того времени. Там же стояла мебель Пушкинской эпохи и даже можно было увидеть некоторые личные вещи поэта: цилиндр, трость, корабль из слоновой кости и ряд безделушек…

Во время своего краткого пребывания в тещином имении А.С. узнал от Натальи Ивановны о намерении ее старшего сына, Дмитрия Николаевича Гончарова, жениться на графине Надежде Григорьевне Чернышевой, соседке по имению, «девке плотной, чернобровой и румяной» (Пушкин). Но сватовство Н.И. Гончаровой не увенчалось успехом, и свадьба не состоялась, о чем поэт с юмором сообщил жене в том же письме.

9 или 10 октября 1834 года

Еще раз Пушкин посетил Ярополец в начале октября – заехал на один день по пути из Болдина в Петербург. Об этом его приезде известно гораздо меньше. Наталья Ивановна сообщает в письме старшему сыну Дмитрию: «…он приехал после последнего моего к тебе письма, он пробыл один день, я ему очень признательна за внимание… Мы с ним вместе были у Чернышевых…». Цель посещения соседей была, видимо, прежняя – сосватать графиню Надежду Григорьевну за Дмитрия Гончарова. Однако сватовство опять не состоялось. Как писала сама Наталья Ивановна, они с Пушкиным так и «не решились ничего сказать по этому поводу» Чернышевым.

Поэт в тот же день уехал из Яропольца и больше здесь никогда не бывал.

Набег на Ярополец,  пушкин комната-

Пушкинская комната

 

Последние владельцы.
Судьба имения

После кончины Н.И. Гончаровой владельцем Яропольца стал ее сын Иван Николаевич Гончаров, офицер лейб-гвардии Гусарского полка. Весной 1838 г. в усадебной церкви Яропольца состоялось венчание И.Н. Гончарова и княжны Марии Ивановны Мещерской. На свадьбу приезжала Наталья Николаевна Пушкина. Вдова поэта в Яропольце бывала не раз, приезжая к матери, иногда надолго задерживалась. Сохранившиеся усадебный дом, церковь и парк помнят ее присутствие.

Последней хозяйкой усадьбы стала Елена Борисовна Гончарова, жена Н.И. Гончарова, сына Ивана Николаевича от 2-го брака с Екатериной Васильчиковой. Несмотря на отчаянные попытки Е.Б. Гончаровой оградить и защитить дом-дворец в революционное лихолетье от попыток реквизиции и размещения в нем каких-либо учреждений, в сентябре 1918 года в усадебный дом-дворец вселилась школа-интернат, которая размещалась во дворце до 1941 года.

В январе 1919 года началась работа по созданию музея в Яропольце, но денег катастрофически не хватало ни на ремонт, ни на содержание штата, ни на охрану… «Дивные архитектурные здания погибают от протекающих крыш, стекла в окнах стоят разбитые, и множество других неотложных нужд остаются неудовлетворенными» (докладывал хранитель музея Яныченко в 1922 г.), местные крестьяне разбирали на кирпич неохраняемые парковые павильоны и ограды, ломали памятники...
Магическое имя Пушкина помогло сохранить от переделок и использования под нужды разместившейся в доме-дворце школы лишь одну комнату бывшей усадьбы Гончаровых – парадную спальню-кабинет, где у своей тещи поэт однажды заночевал, а в другой раз передохнул по пути в Москву.

В 1941 году Ярополец разграбили фашисты. В 1959 году усадьба была передана Московскому авиационному институту. Усадьба Гончаровых вместе с домовой церковью была восстановлена, на фасаде главного дома установлена мемориальная доска с барельефом А.С. Пушкина.

Бюст Пушкина перед дворцом

Бюст Пушкина перед дворцом

Немые свидетели

В. Гиляровский, побывавший в Яропольце в 1903 году, отозвался о господском доме, как о «дивном и чудном дворце, выстроенном кем-то из архитекторов времени Елизаветы Петровны…, еще дорогим тем, что в нем не раз гостил Пушкин...»

«Я любовался, – пишет Гиляровский, – дворцом, этим интереснейшим зданием с его колоннадой и лепными работами снаружи, с его высокими комнатами, с его залой, украшенной удивительно стильной люстрой и старинной мебелью, со стенами, расписанными пейзажами, с громадными изразцовыми каминами.

А кругом дворца высокие красивые стены с рядом громадных, причудливых башен производят впечатление древнего замка…»

Главный дом с шестиколонным портиком и изогнутым полукругом входной лоджии, необычной для классической в целом архитектуры Яропольца красно-белой раскраски, сохранил свой торжественно-парадный и с тем вместе камерный вид.
О роскоши отделки его интерьеров, сохранявшейся почти полностью до войны, сохранились свидетельства очевидцев.

А.Н. Греч, посетивший Ярополец в 1920-х гг., вспоминал: «В зале, украшенном по стенам пейзажными фресками в орнаментальных бордюрах, с двумя печами по углам, расписанными синими цветами по белым кафелям, была сборная мебель: кресла Bidermeier, этажерки и бюро 40-х гг., гамбсовский тет-а-тет. Везде – на столах, на каминных полках, на этажерках – стояло множество фарфоровых ваз, безделушек, часов… с потолка свешивалась чудесная екатерининская люстра в виде урны, извергающей сноп хрустальных слезинок, и подвешенного к ней обруча для свечей, напоминающего распустившийся цветок… на стенах висели портреты – Гончаровы и Загряжские – дамы в шалях и буклях, мужчины в сюртуках и высоких воротниках крахмальных рубашек. Все было обжито интимностью и уютом в этих комнатах, где каждое поколение оставляло память о себе в вещах и портретах».

А вот другое свидетельство очевидца: «…Стены нижнего этажа расписаны в тонах жженной сепии; у дверей шли вертикальные орнаменты в кобальтовых тонах на белом фоне, удивительно гармонировавшие со стенной живописью, изображавшей уголки парка. Эта живопись была однородна в столовой и прилегающей к ней гостиной. Потолки в тех же тонах были скромно украшены.

В гостиной летящий аист нес в клюве люстру из стеклянных подвесок и кобальтовой фарфоровой середины… во всем ничего кричащего, а величие и гармония размеров, соединенные с удобством и уютом».

Сегодня, увы, о прежней роскоши можно судить только по немногим старым фотографиям…

Среди всех комнат особую известность со временем обрела парадная опочивальня, названная «Пушкинской комнатой», в которой, по преданию, поэт останавливался в оба свои приезда в Ярополец. Сегодня это единственное помещение, которое пусть и в воссозданном по старым фотографиям виде, но все же сохранило черты былого убранства дворца. Изящные темно-синие колонны с золочеными капителями отделяли когда-то пространство алькова. На стенах и потолке разнообразная живопись – романтические пейзажи, классические орнаменты-гротески и гризайлевые панно.

За парадным двором, занятым усадебными постройками – господским домом и флигелями, полукругом к реке Ламе спускается парк. От дворца вглубь парка шла кирпичная «крепостная» стена с нарядно украшенными «готическими» порталами и двухъярусными башнями. К сожалению, от обязательного регулярного парка французского типа не осталось даже намека.

Однако кое-что сохранилось: часть стены вместе с одной круглой башней и загадочным двухэтажным зданием у реки, единственные из уцелевших «готических фантазий», некогда украшавших парк. Предположительно, это могла быть зимняя оранжерея.

Одна из сохранившихся аллей, проходящих берегом реки Ламы, издавна называется «Пушкинской».

Набег на Ярополец пушкинская аллея

Пушкинская аллея

Аллея ведет к круглому острову, окруженному отходящим от реки каналом. Наверняка когда-то остров украшала легкая беседка или изящный павильон. Увы, ни одна из архитектурных малых форм в парке Гончаровых не сохранилась.

Парк пришел в запустение еще при Гончаровых. А во время войны в парке были вырыты многочисленные траншеи и окопы, вырублены многие деревья.

И все же, несмотря на роковые обстоятельства, а часто вопреки им, от усадебных построек, помнящих поэта, осталось не так уж и мало.

Сохранилась общая планировка усадьбы (фото усадьбы 11), церковь Рождества Иоанна Предтечи, флигели, кирпичные «средневековые» башни при въезде на церковный двор. Несмотря на показную суровость, они исключительно декоративны и напоминают шахматные ладьи.

Давно и безвозвратно исчезла атмосфера обжитого дворянского гнезда, но, к счастью, «гений места» не покинул Ярополец.
В таких местах поражаешься тому, что все, так или иначе связанное с Пушкиным, овеяно его светлым именем, дорого людям и с каждым годом становится для них все значительнее.

Во многих городах и селах, где поэт гостил в усадьбах у знакомых либо останавливался на ночлег, менял лошадей, задерживался, чтобы собрать необходимый материал для произведений, сейчас установлены памятные доски, воздвигнуты монументы и бюсты, именем поэта названы улицы, школы, театры и парки.

В Яропольце работает краеведческий музей, сотрудники собирают материалы о посещениях здешних мест поэтом, восстановлена в прежних размерах часовня над могилой Дорошенко, о возведении которой хлопотал Александр Сергеевич.

В отреставрированной Пушкинской комнате усадьбы Гончаровых проходят ежегодные Пушкинские праздники, приуроченные к дням рождения поэта и его жены, которые проводит Пушкинское общество МАИ.

Красоту Яропольца оценили в наше время кинематографисты. В усадьбе в начале 90-х гг. снимали фильмы «Барышня-крестьянка» по повести Пушкина, «Очарованный странник» по Лескову…

Очень хочется верить, что когда-нибудь архитектурные памятники гончаровского Яропольца возродятся из руин, парк будет приведен в порядок, и ансамбль вновь обретет гармоничную цельность.
Ведь в том числе и заботой о сохранении, а часто и возрождении полузабытых пушкинских мест поддерживается яркий и неугасимый огонь восторженного преклонения перед Поэтом.

На снимках: мемориальная доска на доме; общий вид усадьбы; яшмовый медальон с изображением Натальи Николаевны и Александра Сергеевича Пушкиных – экспонат музея усадьбы; пушкинская комната; склеп гетмана Петра Дорошенко; надпись на склепе-часовне над могилой П.Д. Дорошенко; пушкинская аллея; бюст А.С. Пушкина перед домом. Фото автора.

Автор: Светлана МИРОШНИЧЕНКО, член клуба любителей  истории города и флота, Севастополь. Источник: «Литературная газета +» №11-2015. Илл. Св. Бобровой.

Метки записи:

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.