Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Сергей ИСЛЕНТЬЕВ

Сергей Иванович Ислентьев

Писатель-маринист. Капитан 1 ранга запаса.  Награжден орденом «Красная Звезда», орденом «За службу Родине ...

Читать далее

Владимир ЯРОВОЙ

Ярово2017

Кандидат медицинских наук, доцент, нейрохирург, вертебролог. Лауреат медицинской премии им. Ярослава Окуневского. Изобретатель ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Николай АЛИПОВ. Мгновение памяти

Паустовский в Ялте_

Константин Паустовский был одним из волшебников нашего города. В Ялте его жизнь становилась в чём-то похожей на жизнь его любимого писателя Антона Чехова. Приходилось подолгу болеть, помногу думать. И не только о себе самом. Больше – о Родине и её будущем. И, может, именно поэтому ему больше всего хотелось трудиться. Больной Чехов любил жизнь и однажды послал своей жене телеграмму: «У нас весна, кричат птицы. В моём саду произошло чудо: расцвела камелия».

В своих книгах Паустовский любил людей с природной стихийной поэтичностью и мудростью, добытой не только из книг. Именно с таким чудаком Терентием, бесприютным бродягой, любившим жизнь и малых детей, познакомил Чехов в своё время и своего первого читателя. В этой чудной сказке сапожник оказывался учителем и воспитывал детей, бродя с ними по лугам и лесам, раскрывая детям красоту этого мира. И не было для этого учителя трудных вопросов, и тайны природы не загоняли его в тупик. Молодой Чехов разрешал ему всё знать и разрешал учить, потому что педагогика Чехова, как и Паустовского, была вдохновлена любовью. Такую любовь часто не видят, но дети чувствуют её и становятся с таким учителем одним целым.

Так, приезжая в Ялту и лечась от астмы, Константин Георгиевич, слегка оживая, всегда спешил в Чеховский дом. Любил сидеть один в саду и молча смотреть на окно чеховского кабинета – закрытое или открытое, смотря по погоде. Приходил он сюда, к истокам своей памяти, которая прочно связывала его с Чеховским домом, с ранней юности до последних лет в Ялте. Обычно писатель жил в Ялте в Доме творчества им. А.П. Чехова.

Паустовский в чеховском саду, Ялта, 1965

Паустовский в чеховском саду, Ялта, 1965

Здесь прошли годы знакомства с Марией Павловной Чеховой, а когда её не стало, то Константин Георгиевич оставался другом сотрудников музея и часто проводил время в беседах с С.Г. Брагиным, помощником Марии Павловны Чеховой.

Однажды мы, ялтинские мальчишки начала 60-х, услышали неожиданный вопрос из уст нашего учителя физики Артёма Петровича Матвиенко: «А хотите увидеть живого Паустовского?» Мы уже прочли тогда его «Чёрное море» и ряд других книг, таких как «Золотая роза» и некоторые рассказы. Мы читали Паустовского и думали, что он живёт в каком-то другом мире дальних стран и больших городов и ему не до нас. А он, оказывается, сейчас живёт у нас в городе, и до него можно дойти!

Выяснилось, что Паустовский, бывая в Ялте, любил ходить с друзьями в кафе при гостинице «Таврида», где они всей компанией пили кофе. Оказалось ещё, что эта гостиница называлась когда-то в Ялте «Россией», а когда Чехов писал в ней свой любимый рассказ «Студент», Константину Георгиевичу было 2 года.

Паустовский на Ялтинской набережной 1965

Паустовский на Ялтинской набережной 1965

Вопрос был повторён – наш физик у нас на глазах становился лириком. «Хотите увидеть настоящего писателя?» – «Настоящего? Обязательно! А где же он?» Артём Петрович помедлил, а потом сказал, что, вероятно, писатель скоро придёт выпить кофе в «Россию» – и он указал рукой в сторону гостиницы, назвав её прежним именем. В кафе он купил нам молочный коктейль и, усадив за стол, строго сказал: «А теперь ждите!». Мы потягивали розовую пену молочного коктейля и ждали…

«Здесь варят самый замечательный кофе в Ялте, и потому он приходит именно сюда», – пояснил физик и поглядывал вместе с нами на дверь. И вот Он вошёл… Невысокий и крепкий человек со своими спутниками действительно заказал кофе. Больше говорило его окружение, а он только слушал и смотрел в упор через свои очки с очень толстыми стёклами. Вскоре пар от кофе поднялся и над чашкой Паустовского. Очки его слегка затуманились…

Это было почти фантастично уже потому, что раньше нам казалось, что Паустовского уже давно нет в живых и что он уже такой же вечный, как Грин, Верн или Купер. Учитель подарил нам чудо встречи, а сам незаметно вышел из гостиницы. Наше воображение разыгралось, и мы не заметили, как это произошло. Старая ялтинская гостиница взбудоражила привычное движение будней и показалась местом, где прошлое на наших глазах встретилось с настоящим. Захотелось взглянуть на мир через толстые стёкла очков Паустовского. Мир как бы стал крупнее и значительнее…

Путешествуя по ялтинским улицам из одного конца века в другой, вновь невольно возвращаешься на бывшую Ауткинскую. Именно отсюда захотелось начать своё необычное путешествие по следам чудаков нашего города, памятуя, что на чудаках мир стоит и ими держится. Именно здесь проходил в самом начале века этот высокий, сгорбленный человек, опираясь на палку. Великие люди в воспоминаниях детей оказываются немножко другими, чем в воспоминаниях взрослых. И палка, на которую опирался Чехов, в памяти одного мальчика становится тростью в памяти другого. Этой тростью Чехов то и дело отбрасывал попадающиеся ему на дороге камешки. Отец мальчика, бывший одноклассник писателя, был крайне удивлён занятию Чехова. Чувствуя вопрос, Антон Павлович проговорился: магометане учат убирать с дороги камни, чтобы они не мешали прохожим.

И теперь, идя той же улицей, прибравшей под асфальт все свои разбросанные камни, думаешь, что, может быть, в том отбрасывании камней с дороги и кроется весь секрет педагогики, подсказанный великим чудаком с тросточкой?

Так когда-то и нас, детей 60-х, оживило воображение, и через годы Паустовский своими «Повестями о жизни» привёл нас к Чехову.

Автор: Николай Алипов, член СП России,  научный сотрудник  Дома-музея А.П. Чехова, Ялта.

Источник: ЛГ+ №13_2017

Метки записи: , ,

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.