Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Борис КОРДА

Борис Корда

Член Союза писателей России. Член Международной ассоциации писателей — баталистов и маринистов. За повести и рассказы ...

Читать далее

Ольга ЗОЛОТОКРЫЛЬЦЕВА

Ольга Золотокрыльцева

Поэт, член Союза писателей Украины. Лауреат городской литературной премии им. Л. Толстого. Лауреат ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Николай ТАРАСЕНКО. Личность во времени

Николай Тарасенко_Личность во времени

"В час ночи все мы на день старше…»
Вспомненная строчка поэта дает повод призадуматься над свойством времени. Прикоснуться к его абсолютной непостижимости. И краткий век любой энергичной жизни, и гибель невообразимо огромных галактик – равно бессильны как-то повлиять на Время, на его необъяснимую бесконечность и независимость его свойств, также необъяснимых.

«Меня раздражает Время…» То есть не меня лично. Согласитесь, что человеку, непонятно как разменявшему десятый десяток этого самого Времени, при таком сумбуре окружающих застроек и перестроек, ни раздражаться, ни удивляться уже нечему. Раздражен был молодой научный работник, человек высокоталантливый, озадаченный свойствами времени, которые он же, кстати, и перечислил:  «Всевышнее, всевластное, всепроникающее, безостановочное, неумолимое, неизменное, непрерывное, единонаправленное, неделимое, невидимое, абсолютное в своей относительности, разрушающее и созидающее, грозное и доброе, равнодушное и карающее…

Человеческий век – сто лет. Есть, правда, кому за сто двадцать, но это малый процент. В Библии можно прочитать о доживших до ста семидесяти, но это трудно проверить, не на ком.
Пусть будет сто. Интересно узнать, сколько это секунд? Я с детства не любил арифметику, потому и не добился ответа. Начал считать, стало ясно: секунд получалось кошмарно, неподсчитано много, не думалось, что их столько, на одну-то жизнь! Но как мы их тратим, на что, на какие усилия – вот вопрос.

А в конце иной жизни вдруг выясняется, что секунд почти не осталось. Попробуй, умоли Время добавить немного. И что? Секунды одной не подарит, – Время, у которого этих секунд целая вечность, а ведь не прибавит даже одной секунды. Пожалеет. Имей это в виду, на что тратишь и с чем остаешься.

Есть еще история человечества, не одной только личности. Взять последнее тысячелетие. Кто владеет Землей? Люди? Или микроорганизмы? Их больше, и они все злее. Идет борьба, кто кого.

Но оставим пока что эту борьбу в покое. Человечество – оно совершенствуется? Еще бы. Но как-то неравномерно. Промышленность, наука, медицина, бытовая техника – все это продолжает расти и радовать. Но есть уроки, предпосланные человечеству «как виду»… А их не слышат. Например, войны. Чем дальше, тем безнадежнее, пока не уперлись в ядерную бомбу.

Размышляя, как многие сегодня, над капризами климата с его катастрофами, вспомнил знакомое мне с довоенных моих студенческих лет четверостишие Федора Тютчева «Последний катаклизм»:

Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных.
Всё зримое опять покроют воды,
И Божий лик отобразится в них!»

Всё зримое… Выходит, всё материальное, что можно увидеть. А невидимое – это другой мир, нашему параллельный, и никакие воды никакого потопа не смогут ни затопить его, ни даже коснуться.

Вера выше неверия. Она упорядочивает собою всё мироздание. Тогда как неверие застревает в ближайшем космосе. Я начал – про себя – обдумывать картину двойственного мироустройства: мира Земли с его началом и возможным самораспадом, и другого, «параллельного» мира, нашему восприятию недоступного. Там, возможно, обретаются души ушедших. И еще Некое Нечто, неуловимее, чем нейтрино, со своими поступками и логикой.

Капризы Фатума… Всю свою жизнь, на войне в особенности, я постоянно испытывал последствия его капризов и чувствовал себя все более фаталистом. Душа… Что это? Моя душа знает обо мне всё. Я о ней – ничего. Проскользнет догадка, то ли мысль, житейской суетой заглушаемая, что Некое Нечто пересматривает наши поступки и побуждения, не вмешиваясь, но и не оставляя совсем без внимания, когда всплывет содеянное и царапнет по душе, и что потом с этим делать – ясности никакой.

А живем-то мы в Бесконечной Вселенной… То есть нет ни начала ей, ни середины.

Такое в головах не укладывается. У нас всё имеет границы. Размеры квартир, доклады и митинги. Даже заграница имеет границы, через которые, к слову сказать, опять же «с концами», перепархивают граждане, унося на продажу выдранные с корнем шматочки родины.

Тогда как бесконечность границ не имеет. Их просто нет! Ежели «некто, летящий со скоростью света», затеял бы пересечь Вселенную, то лети он хоть целую вечность, ни до какой середины или окраины добраться б не смог: Бесконечность!

Ну и что дает нам это невообразимое знание? Практически ничего. И все-таки: если есть Бесконечность, то можно предположить другие цивилизации.

Об авторе

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.