Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Николай ТАРАСЕНКО

Тарасенко Николай Федорович

Советский поэт, писатель, журналист. Член Союза писателей России и Украины. Заслуженный деятель искусств ...

Читать далее

Николай ЯРКО

Николай Ярко

Поэт. Живет в Севастополе. Лауреат Пушкинской премии учителей русского языка и литературы стран СНГ и ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Николай ЯРКО. Спасибо, Господи, за лето

пасибо, Господи, за лето: Стихотворения

* * *
Кто знает, кто знает, кто знает,
Каким будет новый сентябрь.
Южане гостей провожают,
Берёзки уже облетают –
Знать, тоже на север хотят.

Кто знает, кто знает, кто знает,
Спускаясь к обители снов,
Какого коснётся он края,
Домой воротится ли вновь.

Кто знает, что сбудется с нами?
Теплынь или небо в снегу?
Но ты будешь рядом, я знаю,
И здесь, и на том берегу.

 

* * *
Дни летят иль катятся – не знаю.
Только знаю: нам их не догнать.
Май мелькнёт – и осень золотая,
И до Рождества рукой подать.

На распутье лет, дождей и улиц,
Видно, мне придётся долго жить –
То ли это юность затянулась,
То ли это старость не спешит.

.
* * *
На грани октября
Листвой, вчера опавшей,
Свершается обряд
По дням, тоской пропахшим.

На траурном пиру,
Надеждою опознан,
Я листья уберу –
Октябрь ответит: «Поздно…»

А тополь так высок,
Безмолвен и печален.
Молчат наискосок
Его однополчане.

Глядят в моё окно,
И никого не судят,
И веруют в одно,
Что будет то, что будет.

На грани октября Листвой, вчера опавшей, Свершается обряд По дням, тоской пропахшим.

 

* * *
Моя ненаглядная, чтобы
Развеяться нам в сентябре,
Садимся в обычный автобус,
Несёмся навстречу заре.

За окнами море и море –
Куда нам уже от него.
Но чудится будто иное,
С иными годами родство.

Нам с ними уже не расстаться.
Столбы и деревья летят.
Вперёд убегает пространство,
Тем временем время – назад.

И звёзды тех лет незакатных
За нами торопятся вслед.
Мы едем туда и обратно:
И море, и радость, и свет,

И плеск, и дыханье причала,
И шелест и листьев, и лет –
И всё это только начало,
Конца у которого нет.

 

МОЕЙ ЛЮБИМОЙ, ВЕСЬМА ЛЮБЯЩЕЙ ЛЕТО
I
Когда начнётся лето,
Когда оно начнётся,
Знакомая карета
На рытвине качнётся.

Покатится, покатит
Сквозь доброе и злое.
Там всем местечка хватит,
А также нам с тобою.

Не будет ахов, охов,
И небо голубое.
Там всем местечка хватит,
А также нам с тобою.

Положе или круче,
Дорога – всё пустое.
Узнать бы, кто же кучер?
Да он сидит спиною.

Всё горячит лошадок,
Карета катит к морю.
И все, заметьте, рады,
А также мы с тобою.

II
Ну вот и лето теплится в глазах:
В твоих, моих, у девочки в коляске,
И холод, затаившийся в морях,
Бежит в испуге, словно зло из сказки.

Крылами лето, словно лебедь, плещет,
Обрызгивая нас живой водой.
А каждый день и долог, словно вечность,
И краток, словно дождик молодой.

Лишь только звёзд заслышится мотив,
В окне уже полоска заревая.
И лето с нами или впереди –
А по-другому, друг мой, не бывает.

III
От предвкушения до послевкусия
День, словно бабочка, промелькнёт.
Перемешав развесёлое с грустным,
В памяти тёплым котёнком уснёт.

От предвкушения до послевкусия
Лето чайкою пролетит.
В море осыплются звёздочки-бусинки –
Ни их и ни лета уже не найти.

От предвкушения до послевкусия
Жизнь, словно реченька, пробежит.
Только исток – и, пожалуйста, устье:
И не успеть научиться жить.

 

Лето однажды вспыхнет И догорит дотла.

* * *
Отчего ж ты нечасто мне снишься,
Беззаботная юность моя?
И сентябрь, и деревья, и листья,
Чей-то сад, и забор, и скамья.

До сих пор она врыта по пояс,
Постарела, пожалуй. На ней
Начиналась осенняя повесть,
Обо мне, Боже мой, обо мне.

Облака в этой повести плыли,
Были звёздные ночи темны.
В этой повести все мы любили,
Улыбались и видели сны.

Я писать эту повесть бы начал,
Чтобы высветлить прошлого след,
Но сюжет безнадежно утрачен,
А героев давно уже нет.

Лица юные вспомнить хотя бы,
Но куда… Как с далёкой звезды,
Запах дыма осеннего, яблок…
Только яблоки, осень и дым.

 

Природа неделю нема. Деревья уже замолчали.

 

* * *
В этом городе приморском,
Словно склянки, бьют куранты
И играют музыканты,
Как на дудке старый боцман.

В этом городе у моря
В тишине слыхать под утро
Плеск воды в усталых бухтах –
Это звёзды руки моют.

В этом городе любимом,
Где любимых мы теряли,
Где о снеге не слыхали
Через две на третью зиму.

В этом городе бульвары
Вместе с нами расцветали –
До сих пор следы остались
На солёных тротуарах.

В этом городе на Графской
Львы об Африке мечтают
И тихонько уплывают,
Но их боны не пускают,
И они назад с опаской –
Вдруг мечты их разгадают.

В этом городе целебен
Воздух вёсен запоздалых.
Целый месяц не хватало
Солнцу места в сером небе.

В этом городе о лете
Так привычны разговоры:
Посмотреть пойти на волны,
Посидеть на тёплом кнехте

И услышать: старый боцман
Нам играет спозаранку
И куранты бьют, как склянки,
В этом городе приморском.

 

В этом городе на Графской Львы об Африке мечтают

* * *
Я снова припомню и Таню, и Мишу.
Сентябрь, урок, свежекрашеный класс.
И снова звонок тёти Веры услышу,
Речушку увижу, что в дождь разлилась.

Когда это было? Давно? Неужели?
И Миша, и Таня уже повзрослели.
И выпущен класс. И река обмелела,
Но только рука прикасается к мелу,

Опять вспоминаю и Мишу, и Таню,
И грустные запахи осени ранней.
Опять по деревне везут виноград.
Когда это было? Полсчастья назад.

Я Мишу и Таню опять вспоминаю,
Дорога иная, деревня иная.
Иные по небу плывут облака,
Река от меня навсегда далека.

Проглянуло солнце, запахло апрелем.
Когда это было? Давно? Неужели?
Тогда почему же я вижу и слышу
И Таню, и Мишу, и Таню, и Мишу…

 

* * *
Память – прабабушкин белый платок,
В старенький дворик ступени.
Память – маленький светлячок
В тёмном лесу забвенья.

И светлячок этот будет гореть
И в горних пределах бескрайних,
Откуда я стану с любовью смотреть
На всех оставшихся, втайне.

Слов не сказав, не открывши лица,
Увижу в неведомом виде,
Словно в бинокле с другого конца,
И маму, и храм, и даже отца,
Которого в жизни не видел.

* * *
Крутится усталая пластинка,
Хлопает бельё на сквозняке…
Льдинка нерастаявшая, Инка –
Имя у меня на языке.

На асфальте крестики и нолики,
«Здрасьте», «до свиданья» на бегу.
Боже, как парила ты над двориком –
До сих пор забыть я не могу.

Милое, далёкое, сквозящее,
Рыжее, смешное пальтецо.
Самое в прошедшем настоящее
Юное, забытое лицо.

Льдинка нерастаявшая, Инка,
Имя у меня на языке…
Крутится усталая пластинка,
Хлопает бельё на сквозняке.

.

* * *
Юре

Я помню декабрь далёкий,
Дорога, теплынь, ветерок,
И друг, молодой, синеокий,
Колдует над замятью строк.

Вокзал, допотопный, как мамонт,
И девушки машут вослед.
Нас ждут в Севастополе мамы,
Которых давно уже нет.

И друг уже на небе с ними,
И я не такой, как тогда,
Но день тот никто не отнимет,
Мы юные там навсегда.

И радость трепещет сквозная,
Тревожно и сладко в груди.
И всё мы шагаем, шагаем,
И целая жизнь впереди.

* * *
Прозрачнее дни и длиннее,
От сердца совсем отлегло.
Сегодня в коротеньком сне я
Увидел большое село,

Прабабушку в белом платочке,
И море, и старый причал,
Баркасов далёкие точки,
И дворик, и тёмный очаг,

Друзей моих неповзрослевших,
И клуб, и колодец, и зной.
Увидел и конных, и пеших…
Проснулся счастливый такой.

Рассвет был и весел, и молод,
Как в юности – жизнь на ветру.
Умру я, наверно, не скоро,
А может, совсем не умру.

Умру я, наверно, не скоро, А может, совсем не умру.

Ярко Н. Спасибо, Господи, за лето: Стихотворения. – Севастополь: Издательство «Дельта», 2014. – 188 с., ил.

 
Лучшие стихотворения представлены на портале http://ollam.ru. Там можно найти и хорошо знакомых нам авторов.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.