Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Борис НИКОЛЬСКИЙ

Борис НИКОЛЬСКИЙ

Капитаном 2 ранга запаса. Действительный член Русского Исторического общества и Российского историко-родословного общества.

Автор серии изданий ...

Читать далее

Сергей ИСЛЕНТЬЕВ

Сергей Иванович Ислентьев

Писатель-маринист. Капитан 1 ранга запаса.  Награжден орденом «Красная Звезда», орденом «За службу Родине ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Первые будни войны

Эхо Великой Отечественной... Первые будни войны

Геннадий Черкашин писал: «Наша память не передаётся сама собой новому поколению, она сопровождает нас по жизнен ному пути и уходит вместе с нами, а новое поколение появляется на свет таким же нетронутым, как первый снег. И если мы не передадим юношеству того, что знали и пережили сами, они будут бедны, на целую нашу жизнь. Вот почему мы обязаны вспоминать, рассказывать, писать».

История нашего края интересна и разнообразна. В нашей книге мы постарались познакомить читателя с темой «Байдарская и Варнаутская долины в годы Великой Отечественной войны».

В 30-е годы ХХ столетия в Байдарской и Варнаутской долинах налаживается работа сельских советов, развиваются колхозы, работают больницы. В деревни приезжают молодые специалисты, расширяются сельские школы. Учиться – это большая честь для каждого деревенского мальчишки и девчонки.
Вспоминает Абдуллаев Мухтар Мустафаевич:

«В 40-м году закончил 7 классов и поступил в ремесленное училище № 3. Мы учились. Особое внимание обращали преподаватели на военные уроки. В 1941 году, 1 мая адмирал флота Октябрьский принимал парад в Севастополе, а мы, учащиеся училища, принимали участие в этом параде. По субботам и воскресеньям мы разъезжались по домам. Я часто приезжал в Байдары.

Из воспоминаний Козаченко Л.: «В деревне Байдары в 1940–1941 году жил и работал фотограф дядя Саша. Где-то в центре села, когда едешь из Севастополя, с левой стороны, после войны в этом здании был магазин или кулинария и находилось ателье фотографа».

 

Ученики школы  д. Биюк-Мускомья.  30-е гг.

Ученики школы д. Биюк-Мускомья d 30-е гг.

«Он так подписывал свои фотографии. Я с подружкой (сестрой Клавы Бадёнкиной) сфотографировалась у него, и на фото такая же надпись, как на фото военного моряка. Моряков в то время в Байдарах было много, кто это, я не знаю», – написала в письме Козаченко Л. С. (сестра партизанки Балакласвского отряда Мариченко А. С.).

Фотография на память.  1940 г.

Фотография на память.
1940 г.

Возможно, кто-то узнает в этой фотографии офицера, а мы сможем узнать судьбу советского командира.
Вспоминает коренная жительница д. Байдары Раиса Долгопольская (Буйлова): «Война… Старожилы Байдар помнят её до сих пор. Так случилось, что обитатели горного села оказались между двух огней: отступавшими своими и наступавшими фашистами. Стрельба и грохот были такие, что люди нос боялись высунуть из собственного дома.

В первые дни страшной войны в селе молодёжь организовала истребительный батальон. Ребята следили за светомаскировкой, готовились к встрече с врагом.

Санитарный отряд

Санитарный отряд

Во время наступления врага на Севастополь, жителей – севастопольцев – вывозили в деревни Мамашай (Орловка), Эфиндикой (Айвовое), Скеля (Родниковское), Байдары (Орлиное) и другие деревни».

Однажды в осенний пасмурный вечер в нашей долине произошла трагедия, о которой помнили многие годы, оставшиеся в деревне жители.

В селе Орлиное проживала свидетельница похорон лётчика Дмитрия Мягкова – Соломия Савовна Ганченко, она рассказывала: «Мой муж – участник поисковой операции по спасению лётчика. В начале войны, поздно вечером, над Байдарами кружил самолёт. Погода была плохая, низкие свинцовые тучи, моросил дождик. Лётчик выпрыгнул с парашютом, но упал на дерево, забился, потерял сознание. Бойцы Байдарского истребительного батальона через некоторое время обнаружили его висящим на дереве. Он еле слышно шептал: «Москва… Москва… Москва». Одет он был в морскую форму. На их руках он и скончался. Документы были отправлены в Севастополь».

Могила летчика Мягкова в с. Орлиное

Могила летчика Мягкова в с. Орлиное

Ещё одно воспоминание тех давних военных событий. Любовь Степановна Козаченко рассказала об обстоятельствах гибели лётчика Дмитрия Мягкова. Её сестра и другие бойцы батальона участвовали в поисках лётчика. Нашли его в бессознательном состоянии. Уже мёртвого несли на руках в байдарскую больницу, а через сутки его похоронили моряки и жители деревни. Вместе с сестрой Любовь Степановна участвовала в похоронах, запомнила и место, где выкопали могилу. Спустя годы, в одну из встреч Любовь Степановна узнала место. Прошло много лет, а на сельском кладбище сохранилась могила: железная оградка и густые заросли, которые, наверное, и сберегли её.

В настоящее время за этой могилкой ухаживают учащиеся школы № 47 и сотрудники сельского кладбища.

Д.А. Мягков

Д.А. Мягков

Мягков Дмитрий Афанасьевич – старший лейтенант, лётчик. Скупые сведения, добытые, в основном, в военных архивах сообщают, что Мягков Д.А. родился 14.09.1908 г. в деревне Фёдоровка Терковского района Саратовской области. В 1933 окончил военную школу пилотов и по 1935 год проходил службу пилотом научно-опытного зенитного полигона. С 1935 по 1938 г.г. был пилотом, старшим лётчиком 14-ой эскадрильи 34-го минно-торпедного отряда и 35-ой авиаэскадрильи. Член ВКП(б) с 1938 года. С 1938 г. по март 1941 г. – командир звена, флагманский штурман, начальник штаба 32-го истребительного полка Черноморского флота. С марта 1941 года – заместитель командира 5-й авиаэскадрильи, 8-го истребительного полка Черноморского флота. Участвовал в обороне Одессы.

Именно оттуда, с одесского фронта, попал Мягков в Байдарскую долину. Тогда, осенью 41-го, советским войскам было приказано оставить город. В эти дни, а точнее 13 октября 1941 года, на территории Байдарской долины погиб при катастрофе самолёта отважный лётчик. Мог ли Дмитрий Мягков спасти свою жизнь? Да, мог. А практически Мягков должен был выполнить приказ: строго соблюдать маскировку – никаких сигналов, никакого света. Кружил над долиной долго, пока не кончилось горючее – посадить самолёт почти при полном отсутствии видимости (в этот вечер долину застилал густой туман) было задачей едва ли выполнимой. В связи с особым положением огней в долине в ночное время не зажигали. Было запрещено. Самолёт потерял ориентировку и разбился. (Из книги А.П. Дорохова «Морские лётчики в обороне Одессы»).

Так в 34 года оборвалась жизнь Дмитрия Мягкова. Его тело нашли недалеко от Байдарских ворот молодые ребята из истребительного батальона и похоронили на кладбище в селе. Из винтовок дали прощальный салют дислоцировавшиеся в долине пограничники и моряки.

Вспоминает Л.С. Куличкова (Козаченко):
«Похоронили лётчика Мягкова в центре сельского кладбища. Хоронили спешно, потому, что немец подходил к Байдарским воротам. Ялта уже была захвачена. Сестра Шура и Тося и я шли вместе. Они были вооружены, на них были одеты штаны и куфайки, всё было при них: и патроны, и рюкзаки. Баздырева Надя, Мариченко Тоня дали клятву – отомстить за лётчика. Но ещё не закончили устанавливать оградку, как со стороны Байдарских ворот показались фашистские самолёты, было ужасно страшно, начали разбегаться по сторонам. Но смелые военные люди остались до конца и установили оградку. Когда я сбегала вниз с кладбища, я несколько раз оглядывалась, лежала в какой-то ямочке и видела, в каком месте эта могилка находится… А 11 ноября 1941 года немец зашёл в деревню Байдары, когда входил, было очень страшно».

Из Центрального военно-морского архива был дан ответ на запрос о Мягкове Дмитрии Афанасьевиче:

Мягков  Дмитрий Афанасьевич.  Дата рождения – 1908 год
Место рождения – Саратовская обл., Князевский с/с, д. Федоровка
Дата и место призыва __.__. 1932, неизвестный РВК, Байдары
Последнее место службы – ЧФ, 8 ИАП 5 АЭ ВВС.
Воинское званиест – ст.лейтенант
Причина выбытия – погиб
Дата выбытия – 13.10.1941 ...

Из воспоминаний однополчанина Войтенко Стефана Ефимовича:
«В сентябре 1941 года противник усилил мощь бомбовых ударов по Одесскому порту и находившимся там кораблям. Вражеские бомбардировщики ежедневно пытались прорваться к городу. Преграждая им путь, смело вступали в бой истребители армейского полка и Черноморской авиагруппы. 12 сентября, в одном только воздушном бою в районе станции Выгода, лётчики, старшие лейтенанты С. Е. Войтенко, Н. Г. Томашевский, Г. В. Москаленко, Д. А. Мягков, лейтенант М. А. Дмитрусенко сбили 5 вражеских машин и ещё несколько подбили».

Воспоминания однополчан:

«…Ранним утром 13 октября, еще затемно, в «69-м ИАП» был объявлен срочный сбор всего летного состава у командира полка. Однако собравшимся летчикам не было сделано никаких важных сообщений. Комиссар полка Верховец провел короткую политинформацию о положении на фронтах, и летчики получили приказ приготовиться к полетам…

Вскоре появился командир полка, участник войны в Испании майор Шестаков, который отменил дальнейшие боевые вылеты и сообщил, что получен приказ о перебазировании в Крым и план эвакуации полка уже утвержден. Боеспособные машины должны были отправляться в Крым «своим ходом», остальные – перевозиться на баржах и судах. Первая группа самолетов полка из семи машин под командованием старшего лейтенанта Череватенко должна была приготовиться к вылету через два часа, вторая, более многочисленная, из 11 машин, под командованием капитана Демченко, вылетела на рассвете следующего дня. Летчики, не имевшие машин, и технический состав полка должны были эвакуироваться пароходом.

Воздушные бойцы

Воздушные бойцы

Ни одна из машин не имела лишнего запаса горючего на случай каких-либо непредвиденных обстоятельств, способных увеличить время полета. Но ни сами летчики, ни командование полка не обратили на это особого внимания. То, что полет будет проходить в сфере досягаемости авиации противника и, возможно, в сложных метеоусловиях, при подготовке никак учтено не было.
Однако все кончилось сравнительно благополучно, поэтому выводов из перелета первой группы никто не сделал, и группа Демченко на следующий день вылетела все с тем же перегрузом. Но результат в этот раз был уже совсем иной.

Вторая группа из-за неисправностей задержалась с вылетом еще дольше первой. В нее входили все 10 истребителей, остававшиеся в сводной авиагруппе ВВС Черноморского флота капитана Демченко, оперативно подчиненной «69-му ИАП» и называемой в нем «Черноморской эскадрильей».
Погода в районе аэродрома быстро портилась, и чтобы не терять дальше время, машины было решено выпускать в полет по мере устранения в них неисправностей. Поэтому вместо одной группы фактически вылетели три.

Первыми взлетели командир сводной авиагруппы капитан Демченко с комиссаром авиагруппы Маралиным, лейтенанты Ченкунов, Дмитрусенко, Николашин и младший лейтенант Тарасов из 2-й эскадрильи «69-го ИАП», самолет которого из-за неисправностей не смог вылететь с группой Череватенко.

Почти одновременно с истребителями в Крым вылетели на «УТИ-4» командир 4-й эскадрильи «69-го ИАП» Елохин и начальник штаба полка Никитин. Через 15 минут оставшиеся машины также оказались готовыми к полету. Но взлететь успел только заместитель командира «Черноморской эскадрильи» капитан Вальцефер, везший с собой техника Фукалова, после чего обнаружилось, что к аэродрому подходит мощный дождевой шквал. Вылет оставшихся четырех машин задержали, а Вальцеферу дали сигнал возвращаться на аэродром. Однако возвращаться он не рискнул из-за начавшегося сильного ливня со шквалистым ветром и решил продолжать полет.

После того, как ливень прошел и погода улучшилась, вылетели оставшиеся 4 машины лейтенантов Скачкова, Сапрыкина, Шевченко и Мягкова. В Крым ни истребители, ни самолет Елохина вовремя не прибыли. Посланная в Крым из Одессы радиограмма сообщала, что группа должна добраться до Крыма к вечеру.

И. Сапрыгин даёт задание лётчикам Скачкову, Мягкову,  Минину и Шевченко

И. Сапрыгин даёт задание лётчикам Скачкову, Мягкову, Минину и Шевченко

Вечером погода испортилась, и на принимающем аэродроме на всякий случай включили прожекторы, чтобы помочь летчикам с ориентированием. Световые столбы и отсветы прожекторов даже в плохую погоду видно за много километров. Однако к ориентиру никто так и не пришел.
Из первой группы благополучно долететь до Крыма не удалось никому. Тела Дмитрусенко и Николашина были позднее найдены недалеко от Севастополя под обломками их разбитых самолетов. Останки Демченко, Маралина, Ченкунова и Тарасова так и не были найдены. Скорей всего, им не удалось долететь до берега, и их машины упали в море.

Самолет Елохина попал в дождевой шквал через 15 минут после взлета. Чтобы избежать бури, летчик был вынужден прижаться к самой воде и так летел, пока не стемнело. На УТИ-4 отсутствовали приборы для ночного пилотирования, оборудованные подсветкой. Но Елохин был специалистом по ночным полетам. В полку он занимался созданием ночной эскадрильи и сам во время ночных боев сбил 2 вражеских бомбардировщика. Опытный летчик вел машину в полной темноте, на бреющем полете и практически на ощупь, изредка пользуясь фонариком, чтобы свериться с компасом. Заметив под собой небольшую песчаную косу, летчик сумел сесть «на брюхо» с убранными шасси, опасаясь скапотировать. Утром выяснилось, что самолет удалось посадить на остров Джарылгач, откуда летчиков и забрал сторожевой катер.

Вальцефер сумел долететь до Крыма, но отклонился от курса и стал садиться в районе Евпатории. При посадке машину разбило в щепки, а сам капитан получил тяжелые ранения. Но техник Фукалов, отделавшийся лишь легкими ушибами, смог вытащить пилота из кабины и оказать ему первую помощь.
Последняя четверка сумела благополучно добраться до Крыма, тоже сбившись в темноте при низкой облачности и дожде с курса. В полете летчики шли парами, которые в конце концов потеряли друг друга из вида.

Скачков и Сапрыкин оказались в районе села Терекли-Конрад и там совершили посадку. Вторая пара – Шевченко и Мягков – уклонились в сторону Севастополя. И так как сумерки быстро сгущались, а горючее было на исходе, Шевченко пошел на вынужденную и разбился.

Мягков не решился садиться и выбросился с парашютом. Во время приземления летчик ударился головой о телеграфный столб. Удар оказался смертельным.

Кудрявцева Н. Ю., Козловцева Н. И. Эхо Великой Отечественной... / Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг. в Байдарской и Варнутской долинах. – Севастополь: «Дельта», 2014. – 532 с., ил.

Метки записи:

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.