Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Мария ВИРГИНСКАЯ

Мария Виргинская

Мария Виргинская родилась в Ленинграде, но ее истинная родина — Севастополь, место действия всех ее произведений. ...

Читать далее

Эдуард УГУЛАВА

Эдуард УГУЛАВА

Автор множества публикаций в московских, киевских изданиях, неоднократный победитель конкурсов на лучший рассказ в «Крокодиле», ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Поэтический портрет Крыма

Поэтический портрет Крыма

Такого еще не было! Поэтический портрет Крыма. Его написали тысячи авторов от античности до наших дней. А цельной картиной разрозненные фрагменты портрета стали благодаря Виктору Бойко – московскому крымчанину, в течение пятнадцати лет создававшему поэтическое собрание и издавшему антологию «Крым в поэзии» в семи томах, каждый солидным объёмом в семьсот страниц.

Презентация уникального издания стало событием и для авторов, чьи произведения вошли в антологию, и для любителей поэзии, работников крупных городских и маленьких сельских библиотек, которые собрались в Голубом зале Центрального музея Тавриды из всех уголков полуострова.

Виктор Сергеевич Бойко сразу предупредил:
– Этот семитомник не продаётся. Он дарится. Не только авторам, библиотекам, но и всем желающим его иметь в своих домашних книжных коллекциях. Я сам составил эту антологию, на свой вкус и своё разумение и издал на свои деньги, без всякой посторонней помощи. Поэтому и распоряжаюсь, как хочу. В ней собрано более двух с половиной тысяч авторов. Многие отнеслись с недоумением к тому, что я потратил на издание немалую сумму личных денег, спрашивали – зачем? Ответ один: это выражение моей любви к Крыму и его жителям. Я посчитал своим долгом именно так объясниться в любви краю, в котором вырос, людям, которые любили и любят, как и я. Когда я закончил последний том, Крым стал русским. Давняя мечта земляков осуществилась. Вот вам и подтверждение: если чего-то очень хочешь, это произойдёт. Для меня это знаковое совпадение.

Поэты признались, что о таком щедром подарке даже не мечтали. Для многих стало сюрпризом, что и их стихи вошли в поистине энциклопедическое издание.

Поэтический  портрет Крыма

Севастопольские поэты А. Федосеев, Т. Синицын, В. Губанов, В. Фесенко

– Это не просто энциклопедия авторов, а реальностей и метафизических сущностей Крыма, – отметил председатель Межнационального Союза писателей республики Валерий Чепурин. – Наш полуостров – сгусток смыслов, сгусток определённых исторических резюме. Это своего рода многотысячелетнее писание. многотысячелетнее. Как издатель могу утверждать, что это настоящий подвиг. А как человек пишущий я, конечно, счастлив, что и мое произведение вошло в эту энциклопедию, а я таким образом оказался в вечности. Было бы замечательно продолжить эту антологию, скажем, издавая ежегодно очередной том стихов о Крыме.

Праздником сбывшейся мечты поэтов назвала происходящее Татьяна Шорохова:
– Это яркое доказательство, что поэзия жива, востребована. Восхищает филигранность идеи и её воплощение. Это не просто книги – это слитки победы образа над безобразием. Победы культуры над варварством.

Листая том за томом, имеющим своё название, читатель совершит путешествие во времени. Первый – «Волшебный край очей отрада…» перенесёт сначала в античность, где блистали Гомер, Эсхил, Овидий, затем во времена Державина, Радищева, Капниста, Пушкина, Апухтина, Бальмонта, постепенно приближая нас к Серебряному веку, в котором царили Волошин, Ахматова, Парнок.

Второй том – «Над Чёрным морем, над белым Крымом…» вобрал отзывы на трагические события, повлиявшие на весь XX век, отразившиеся в стихах поэтов, родившихся в период с 1891 года по 1920 год. Читатель откроет для себя много новых имён, знакомых лишь филологам. Они открыты в результате «литературной археологии», как назвал Виктор Бойко свои изыскания. И туда вошли стихи ныне здравствующего поэта Николая Тарасенко.

В третьем томе – «Видала бухта ярость боя….» – произведения авторов, родившихся в период с 1921 года по 1940 год. Определяющим в жизни этого поколения стала Великая Отечественная война. Среди авторов 4-го тома – Владимир Терехов, Назым Умеров, Вячеслав Егиазаров и другие  в одном ряду с классиками мировой литературы.

Название четвёртого тома раскрывает его тематику: «Город приморский смотрел на меня по-советски». Владимир Алейников, Валерий Субботенко, Татьяна Егорова,   Алёна Антонова, Владимир Грачёв, Юрий Бобылев… Те, кто начинал своё творчество ещё в эпоху «застоя», вышли из советского периода нашей истории и продолжают оставаться на пике популярности.

Естественным продолжением стало творчество авторов, родившихся в 50-60-е годы прошлого столетия, которое представлено в пятом томе – «Все дороги ведут только в Крым». У крымчан их имена, что называется, на слуху: Владимир Коробов, Сергей Овчаренко, Александр Загорулько, Константин Фролов, Валерий Воронин, Юнус Кандымов, Виталий Фесенко, Александр Федосеев

В следующем томе – «Я работаю сторожем у моря» встречаемся с вступившими на поэтическую стезю в начале 90-х. Когда, как отмечено в предисловии, «поэт перестал быть властителем дум, популярность приходила с прозой либо издательской или общественной деятельностью». Но они оставались верны призванию. Приезжая из разных мест в любимый Крым, вдохновлялись им и создавали свои лучшие произведения. В классическом стиле и в новой стилистике, осваивая постмодернизм и прочие «измы», пытавшиеся выскочить на передовые позиции в 80-90-е годы, восстанавливая старую мифологию и творя новую, пристально всматриваясь в ход истории, «растаскивая вечность на цитаты», по выражению поэта Алексея Остудина.

И вот том заключительный – «Горы, звёзды, люди, камни…». С поэтами «нулевых годов». Среди них Ника Турбина, чей талант расцвёл в Ялте, а в Москве тихонько угасал, пока и сама поэтесса не растворилась, не стала лишь строками, потеряв плоть. Здесь много новых имён, ничего пока не говорящих крымчанам. Среди них Ната Сучкова из Вологды, влюблённая в волошинскую Киммерию. Алла Дружинович из Симферополя, больше известная как журналист, Марина Матвеева, завоёвывающая престижные премии за рубежом, наводящая мосты между поэтами разных городов и стран.

Читайте, знакомьтесь, находите людей «одной крови», одной мысли. Составитель гарантирует, что графоманы вам настроение не испортят по той причине, что их здесь просто нет. Ни к чему они в «стране художников, поэтов и талантов», где, как написал феодосиец Михаил Облётов, «на каждом Богом данном километре по Одиссею, по Орфею, по Атланту»….

Автор: Людмила ОБУХОВСКАЯ, Симферополь. Источник: “Литературная газета +Курьер Культуры”

Метки записи:

Обсуждение

  1.    сергей,

    Автор никогда не писал стихотворений. Вдохновение пришло перед лицом Смерти.

    Хоть и складно получилось, но наверное, мы, бы, не отсылали,их, Вам. Но, я, видел, как, плакали мальчишки читая эту книгу….

    БОРОТЬСЯ И ПОБЕЖДАТЬ

    Детско-юношескому клубу «РЭКС» Союза Ветеранов Спецназа в этом году исполняется

    22 года. Его создатели стояли у истоков военно-патриотического движения восьмидесятых.

    За эти годы, мы, прожили тяжелую, но славную жизнь. В государстве помешанном на коррупции и национализме, из 17 клубов выжили 3. Но выжили!

    Сотни мальчишек училось в клубе патриотизму, мужеству, умению: Бороться и побеждать! (Девиз

    клуба). Среди воспитанников клуба есть, командиры военных кораблей и подразделений, начальники и ученые, солдаты и рабочие. Есть награжденные правительственными и боевыми

    наградами. Но самое главное, они, хорошие люди. Они относятся друг к другу, как братья, а нас

    почитают как родителей.

    Мы защищали Православные Святыни,помогали семьям живых и погибших наших воспитанников, отстояли свою честь на открытых турнирах, были в самообороне во время воссоединения Севастополя с Россией. Мы жили и оставили добрую память о себе. Об этом свидетельствовали различные СМИ. Мы выжили, значит БУДЕМ ЖИТЬ.

    Просто набирайте в Яндексе: Севастополь ДЮК «РЭКС» СВС или Севастополь Спецназ РЭКС или Севастополь Спецназ Добрыня-там мы «В контакте», там наши сайты и статьи.Там наc накопилось много.

    Доброго Вам Пути.

    ДЮК «РЭКС»СВС

    СБОРНИК СТИХОТВОРЕНИЙ

    С.А. РУСИЧ

    Русич Сергей Анатольевич Сборник стихотворений. 64 с.

    © Издательство Детско-юношеского клуба «РЭКС» Союза Ветеранов Спецназа г. Севастополя

    rekspost@yandex.ru E-mail:reks1993specnaz@yandex.ru

    Стихотворения написаны мастером-наставником ДЮК «Рэкс», профессиональным воином. Поэтому так ярко освящена тема настоящих непреходящих человеческих ценностей – взаимной выручки, воинского духа, справедливости. Эти принципы положены в основу программы подготовки молодёжи детско-юношеского клуба «Рэкс» Союза ветеранов Спецназа г. Севастополя.

    Стихотворения позволяют прикоснуться к искренним переживаниям автора, затрагивающим актуальные вопросы современного общества и истории Отечества. Они во многом основаны на личном опыте автора или отражают понимание автором важных проблем современной истории, как, например, тема сталинского общества и репрессий того периода.

    Настоящий сборник выделяется на фоне однообразной, рассчитанной на массового потребителя (а, значит, зачастую примитивной и поверхностной) литературы своей искренностью и глубиной чувств. Прочтение стихотворений вызывает из памяти забытые ныне человеческие ориентиры – образы Воина и Защитника, Друга.

    На войне

    Кровь на хлебе

    Рвёт БМП, загорелись машины,

    Черной гарью закрыв небо.

    Там, в голодной, мертвой долине

    Ждали нас, ждали хлеба.

    А тут шёл бой. Горы стреляли.

    Свинцом поливал Афган.

    Прижатые наземь, мы умирали

    С проклятьем смертельных ран.

    Умирали, но упирались –

    Били поганого душмана …

    Кому-то не унималось

    В горах Афганистана.

    Просто им платят, поганым,

    За нашу пролитую кровь.

    Прокляты своим же Кораном,

    Ползут они в горы вновь.

    На нас же поставлены цены,

    Смотри – не продешеви!

    Расчёт поставлен не верный,

    На смерть стоит «шурави».

    Духам

    Нужны ли нам ваши бараны,

    Неплодородные земли и горы?

    По законам Корана

    Вы достойны позора.

    Мы пришли с богатой, цветущей земли

    Лучше её на свете нет.

    Помогали Вам всем, чем могли…

    Смерть получили в ответ.

    Героями вы ходили

    Стреляя в спины солдат.

    Если бы,вам, не платили,

    Взял бы ,вы, автомат?

    Мы не жгли мечети,

    Не убивали детей,

    А вы, за деньги поганые эти,

    Стреляли в людей сыновей.

    Десант

    Уходит в горы десант

    Крутою горною тропой.

    Уходит на перехват.

    Молча, сурово – в бой.

    Тишине не верьте –

    За каждым камнем враг.

    От жизни до смерти –

    Всего один шаг.

    Забытый Афганистан –

    Тебе нас не понять.

    Идем на караван,

    Идущий убивать.

    Афганский тюльпан

    Для моджахеда потеха –

    Афганский тюльпан.

    О, сколько крысиного смеха

    У правоверных мусульман.

    Наркотиками качают,

    Чтоб не сразу умирал.

    Руки и ноги рубают,

    Чтоб не убежал.

    Кожу потом сдирают,

    Завязывают над головой,

    Солью посыпают …

    А человек – живой!

    Батя

    Шквальный огонь – не встать!

    Встал – пуля в лоб и лёг.

    Приказ: «Высоту взять!»

    …Если б кто мог.

    Лежать – верная смерть,

    Бьют в нас прямой наводкой.

    Такая вот круговерть

    С этой проклятой высоткой.

    Тут комбат в полный рост встал:

    «За Родину! В атаку! Вперёд!»

    И весь батальон восстал.

    «Ура!» - батальон орёт.

    И сходу высотку взяли,

    И кто-то вдруг сказал:

    – Вы батю не видали?

    – Батя наш сразу пал…

    Наши

    Помнишь, Братишка, – остались вдвоем,

    Среди десятков братских тел.

    Пуля сидела в плече моем,

    И ты был от ран весь бел.

    Кое-как перевязали раны,

    Кровь льется рекой…

    Мы в горах Афганистана,

    Совсем одни с тобой.

    Два доходяги ждали боя.

    Мы им – в горле кость.

    Не для звания героя –

    Просто была злость.

    За тех, кому уже не подняться,

    За израненных – нас!

    Противно было сдаваться,

    Хоть и вышел боезапас.

    По паре рожков на брата,

    И нож, коль метнуть.

    Да по последней гранате,

    Чтобы себя рвануть.

    И грянул свинцовый шквал,

    И затряслись от взрывов горы.

    «Аллах Акбар!» – кто-то там заорал,

    И духов бросилась свора.

    То был жизни миг роковой,

    То был конец, и всё же…

    Мы вели последний бой,

    Чтоб умереть подороже.

    У нас патронов меньше, чем их,

    И вдруг закричал ты: «Саша!»

    Захлебнулась атака. И бой затих.

    А ты всё кричал: «Наши!»

    Наши – великое слово,

    Оно сильнее смерти.

    За Наших мы готовы,

    Хоть умереть, поверьте.

    Братишка

    Что, сдал Братишка немного?

    Помогу немного, давай.

    Как зовут? Серега?

    Серега, не унывай!

    Ничего, окрепнешь скоро,

    Будешь скакать как архар.

    Всё достаётся измором,

    А не как Божий дар.

    До боли, сквозь сжатые зубы,

    Как солдат, как мужчина, держись!

    Потом будут «медные трубы»

    И фейерверки – ввысь.

    Потом будешь сам учить,

    И нас иногда поминать,

    Как по законам отеческим жить,

    Как Родину-мать защищать!

    Мама

    Нас оставалось двое –

    Отход своих прикрывали.

    И в перерыве того боя

    Мы просто молчали.

    Каждый думал о своём –

    Дорогом, родимом.

    Знали, что сейчас умрем,

    Не пройдёт нас мимо.

    Ушёл почти боезапас

    И долго нам не продержаться.

    Либо с землей сровняют нас,

    Либо заставят сдаться.

    Товарищей мы прикрывали,

    Знали, что могут убить.

    За дело святое стояли…

    И всё же, как хочется жить!

    Лютует вражина – стреляют.

    Похоже, вошли в раж:

    Раненых добивают.

    Такой у них, гадов, кураж.

    Товарищ мой улыбнулся:

    – Я вспомнил родную маму,

    Словно к ней прикоснулся…

    Я не пойду к ним в яму!

    – Братишка, не будет чуда,

    Надо к своим прорываться.

    – Я сдаваться не буду,

    Буду драться!

    Тогда мы прорвались.

    Он погиб у Баграма.

    А я всё повторяюсь:

    «Спасибо, Мама».

    Держись

    Держись Братишка! Держись!

    Только не умирай!

    Да очнись же ты! Очнись!

    Сознание не теряй.

    Держись, мать твою, солдат!

    Кричи от боли! Кричи!

    Будет тебе медсанбат,

    Только, брат, не молчи.

    Там знаешь сестрички какие?

    Подожди, браток. Подожди.

    Мы ведь нужны живые…

    Только не уходи.

    Больно? Значит живём!

    Смеёшься? Будем жить!

    Нам, с тобою вдвоём,

    Такие дела вершить…

    Ждут нас мамы домой,

    Ждут нас дома девчонки.

    Потеряли покой,

    Им не нужны похоронки.

    Им не нужен «груз двести»,

    Что придёт домой.

    Им нужно с тобой быть вместе!

    Им нужен ты – живой.

    Держись, держись браток,

    Не надо умирать!

    Потерпи чуток,

    Немного уже ждать.

    Где же вертушка эта?!

    Далеко медсанбат.

    Здесь, на краю света,

    Умирает Брат.

    О, помоги же, Боже!

    Что ж ты затих, Братушка?

    Слышишь? Идёт, похоже,

    Наша с тобой вертушка.

    Разведка

    Не шелохнется ветка,

    Не зашуршит трава,

    Растворилась разведка.

    Тишина.

    Мы, армий глаза и уши

    Там, в тылу врага.

    Нам шум лишний не нужен,

    Нам тишина дорога.

    Мы не из тех, кто шутит,

    И не дрогнет рука…

    Мы, как положено, скрутим

    Любого языка.

    Мы пройдём сквозь посты,

    Разнесём всё в пух и прах.

    Мы с врагом – на «ты»,

    Мы – невидимый страх.

    Высота

    Уж сколько кошмарных дней:

    Гарь, грязь, холод и кровь.

    Но они там внизу всё злей,

    И кошмар начинается вновь.

    Им нужен контроль над долиной –

    Наша высотка, чтоб убивать.

    А мы здесь, затравленные чужбиной,

    Будем высотку держать.

    Солдат молодой умирал,

    Другой на что-то злился.

    Тяжко… Но кто-то сказал:

    — Христос в этот день родился.

    Я увидел вдруг ёлку, дом,

    Голос услышал Мамы.

    Она говорит: «Сынок, с Рождеством!..»

    И на душе вдруг светло стало.

    За Веру Святую Иисуса Христа,

    За человечность, за доброту

    Мы не сойдём со своего креста –

    Не отдадим высоту.

    Герой

    Танки шли на прорыв,

    Земля вся вокруг дрожала.

    За взрывом снова взрыв,

    Вот оно – ада начало.

    Они вгрызались в мерзлый грунт

    И били прямой наводкой.

    «Насмерть стоять тут!» –

    Приказ был поставлен чётко.

    Шёл неравный бой,

    Но танки – остановить!

    Батарею смешали с землёй,

    Но она продолжала бить!

    «У нас ещё есть гранаты, –

    Сказал командир, – Вперёд!

    Давайте браточки, солдаты…

    Авось кто-нибудь поживёт…»

    Сказал генерал суровый:

    – Герои! Всем ордена…

    – Ни одного живого…

    Такая вот штука – война.

    Солдат

    Шёл бой в горах Афганистана.

    Одной рукой сжимая автомат,

    Другой, сжимая рану,

    Вел бой солдат.

    А силы уже на исходе,

    Последний рожок в автомате.

    И помощи не будет вроде,

    Одна у сердца граната.

    Он упал. Необъятная высь –

    В его голубых глазах.

    И только горькая мысль

    Пробуждалась в его слезах.

    Как же хочется жить!

    Как хочется маму обнять…

    Всё это проклятье забыть!

    Как не хочется умирать…

    Моджахед вынул нож,

    От жажды крови взвыв.

    «Ты на шакала похож!» –

    Мальчишка сказал. И… взрыв!

    Я – живой!

    Иссохшие губы: «Пить»!

    Идти не могу… Ползу к тебе…

    Сжимая зубы кричу: «Будем жить!»

    Назло взбесившейся судьбе.

    И руки, и ноги уже сдают,

    И кровью означен последний след,

    И ангелы уж блаженно поют,

    А я кричу им: «Нет!»

    Я доползу! Я ещё живой!

    Браточки!.. Меня забыли…

    Я доползу! Я хочу домой!

    Мы ещё не жили…

    Полз солдат до зари,

    А сверху смерть царила.

    Что мучаться? Умри!

    Но рвалась последняя жила.

    Ради мамы родимой,

    Назло проклятой смерти,

    Ради своей любимой

    Я доползу. Верьте!

    Его на заре нашли.

    Окаменели солдаты стоя,

    Себя в душе кляли,

    За то, что забыли на поле боя.

    «Сколько ж в нём силы? –

    Поник военврач головой. –

    А результат – могила.»

    – «Нет! Я – Живой!..»

    Выжить и побеждать

    Щёлкают патроны в рожок –

    Скоро снова бой.

    Что поник, браток?

    Умирать постой.

    Мы ещё поживём,

    Мы ещё будем жить.

    Пусть под шквальным огнём,

    Но будем их бить. Будем бить!

    Выжить надо, братишка,

    Нас ведь дома ждут.

    Мать, жена, сынишка –

    Их бы не обмануть.

    Так будем же, братка, биться,

    Будем родных защищать.

    Нам нужно, хоть расшибиться,

    Выжить и побеждать!

    Груз 200

    Падает «Черный тюльпан»

    На полосу аэродрома.

    Прощай Бача, прощай Афган,

    Нас ждут дома.

    Мамы, любимые, друзья…

    Генералы – в отдании чести…

    Только встать нам нельзя,

    Мы – груз двести.

    Мама ждёт сына домой

    Обнять родимого чтоб.

    Но ломится в дом мой

    Страшный цинковый гроб.

    Просто так убивать

    Выстрел в горах прозвучал

    И мой братишка пал.

    Просто кто-то стрелял…

    Если б он только знал

    Что есть у братишки мать,

    Рожает дома жена.

    Ох, как нельзя умирать…

    Но война есть война.

    Если б тот знал,

    Кого он, поганый, убил.

    Он бы себя проклинал,

    Со света себя бы сжил.

    Но он никак не знает,

    Не хочет просто знать.

    Деньги он получает за то,

    Что идёт убивать.

    Будь проклят же он навеки,

    Проклятья не избежать.

    Убить просто так человека…

    Просто так убивать…

    АКаЭм

    Породнился с тобой, АКаЭм,

    Военной нашей судьбой.

    С тобой и сплю, и ем,

    С тобой идём мы в бой!

    Уважение к себе заслужил –

    Не раз в бою выручал,

    В цель, как положено, бил,

    Осечек в бою не знал.

    Дай почищу снова тебя –

    Повоюем ещё с тобой

    И смажу тебя любя –

    Завтра снова идти нам в бой!

    Русский Дух. Киевская Русь.

    Святослав

    Великому князю Святославу

    Тризну справим!

    Забытую славу

    Помянем!

    Как прежде сокол взлетает,

    Как прежде высоко парит.

    Великий Дух витает –

    Святую Русь хранит.

    Родился он в лихое время:

    Над Русью глумились хазары,

    И печенежье разбойничье племя

    Не знало кары.

    Византия плела козни,

    Ей это было всласть.

    Разжигала кровавые розни,

    Чтобы Русь извелась.

    Когда сердце у тебя есть

    И Родину хотят сгубить,

    Когда есть у тебя честь –

    Кем тебе быть?

    Он с малолетства рос как воин

    И духом крепок был, и телом,

    И в битвах вел себя достойно,

    И воином был умелым.

    Жизнь в роскоши он презирал,

    Он не страшился непогоды,

    Он на земле в походах спал,

    Кормился от самой природы.

    И золота ему не надо,

    Что воину богатство?

    Хороший меч ему награда

    И воинское братство.

    Разбойничьи набеги презирал,

    И, чтобы не было дурной молвы,

    Вперед гонца он посылал,

    Предупреждал: «Иду на Вы!»

    Любил открытый, честный бой,

    И первым в бой вступал,

    Ведя Дружины за собой…

    И всегда побеждал.

    Стер с лица земли хазар,

    Печенеги в степи бежали,

    Освободил братьев болгар,

    И Византия от страха дрожала.

    Не знал Святослав поражений,

    Но печенежья измена

    Обернулась досадным униженьем –

    Угрозой позорного плена.

    Его окружила тьма тьмущая,

    И каждый победу над ним предвкушал,

    И царь Византии пуще пущего

    Уже ликовал, торжествовал.

    Силы русичей ох как малы,

    Чтобы сражаться.

    Уже шли царские послы

    С условиями сдаться.

    Но князь был велик!

    Даже не шелохнулся,

    Не дрогнул его лик,

    Послам усмехнулся.

    Не знал Святослав поражений,

    Не гоже князю смерти бояться.

    Презренно плена униженье,

    Достойно – в бою сражаться.

    Что, Царь в Византии своей,

    Славы русской не знает?

    Как женщин и малых детей

    Чучелами пугает?..

    Русичи не бегут…

    Русской Земли – не посрамим…

    Мертвые сраму неймут,

    Мы не побежим!

    Впереди пойду я,

    Вы за мной идите.

    Голова падёт моя –

    Делайте, что хотите.

    И ратники кричали:

    – Нам враг не страшен!

    Мы никогда не бежали,

    Где твоя голова, там и наша!

    И кинулись русичи в бой!

    И римляне задрожали.

    От сечи страшной той

    Позорно бежали.

    Бесстрашие

    Снимали Русичи кольчуги,

    Бросали на земь их, долой!

    И вокруг князя вили круги,

    Готовясь дать последний бой.

    И в этой страшной круговерти,

    Пред лютым боем, без кольчуг

    Рождалося презренье к смерти,

    Боя великий ратный дух!

    И кинутся в бой рукопашный,

    И только бог убережет.

    Но каждый в этой сече страшной

    С собой по дюжине возьмет.

    И расступилися вдруг вра́ги,

    Мечами били по щитам,

    Давая честь ратной отваге

    И русским воинам-мужам!

    Куликово поле

    Пирует Орда Золотая,

    Над Русью надругается!

    Отпора не зная,

    Презрев, насмехается.

    На костях пирует,

    Кровь людскую пьёт.

    Зло торжествует

    И страху неймёт.

    Нет силы такой,

    Чтоб Орду победить.

    А выйдешь на бой –

    Головы не сносить.

    «Как он посмел?! –

    От злобы тряся Мамай,

    От злобы аж почернел:

    – Орду подымай!»

    «Он сполна заплатил,

    Голодный народ мрёт», –

    Хану посол говорил.

    Но хана ничто не уймёт.

    – Кровью, презренных, залью,

    Чтоб не зазнавались.

    Всех погублю! Убью,

    Чтобы не поднялись.

    Над Русью тьма великая,

    Идёт беспощадная, злая,

    Кровожадная, дикая –

    Орда хана Мамая.

    В думах князь Дмитрий маялся –

    Никто Орду никогда не бивал.

    Князь перед Господом каялся,

    Русь чтобы не покидал.

    В молитве дух укреплял,

    И сквозь обители тишь

    Вдруг Отец Сергий сказал:

    «Ты победишь… Победишь!»

    Собиралась Великая Рать,

    Собирались Велики Дружины

    Русь Великую защищать

    От поганого злого вражины.

    Ох, натерпелись! Ох, настрадались!

    Переполнена горечью чаша.

    Ох, довольно же поунижались,

    Попил вражина кровушки нашей.

    Ох, терпеньице наше рвёт,

    Ох, будет великая сечь!

    Орда не переживёт

    Русский калёный меч!

    Собиралась битва великая –

    Быть Руси иль не быть?!

    Золотую Орду дикую

    Собиралась Русь победить.

    Посреди Куликова поля

    Ордынцев – тьма тьмущая.

    Не минёт ратная доля –

    Вот она правда сущая.

    Ох, польётся кровь рекой,

    Святая людская кровушка.

    Страшен час роковой,

    Ох, заплачут вдовушки.

    Осиротеют малы детушки,

    По миру с нуждой пойдут.

    Дадут ли им хлебушка,

    Коль их отцы падут?

    А ордынцы кровь предвкушают…

    Не жить Руси при Мамае поганом.

    Не знают татары пощады,

    Не знать и Руси на поле бранном.

    Златом горит Мамай,

    Блестят ордынские доспехи:

    «Эй! Князь московский знай –

    Вышли мы для потехи.

    Что драться с дружиной твоей

    Иль голодранцами твоими?

    Разгоним как стадо свиней,

    Забыл, что мы непобедимы?!»

    Орда вовсю потешается,

    Над войском русским смеётся.

    Самый дюжий из них обращается:

    «Эй, вы! Кто со мною побьётся?»

    А огромен тот богатырь!

    Силищей страшной потрясал.

    Голиаф словно восстал –

    Огромен и в рост и в ширь!

    Дюжей его у русичей нет.

    Кому с Голиафом биться?

    И поднялся монах Пересвет:

    «Я могу сразиться!

    Со мной Православная Вера,

    Батюшки Сергия благословение.

    Для духовного примера

    Мне начинать сражение!»

    Монах Пересвет молился,

    И сила в него исходила.

    На коня садился… Крестился …

    Взял копьё, отпустил удила.

    И сшиблись они с коней,

    И туша ордынца пала.

    Орда стала ночи черней,

    И потрясённо молчала.

    «Вот победы начало! –

    Воскликнул восторженно князь. –

    Наше время настало!

    Втопчем врага в грязь!»

    И сшиблись великие рати,

    Настала страшная сеча.

    Друг друга стали рубать,

    Нещадно на смерть калеча.

    Жестоко, люто бились

    На посечённых телах.

    Кровавые реки лились,

    Но не сдавался враг.

    Нет уже прежней силы

    И хочется лечь умирать.

    Но напрягали жилы,

    Никто не хотел уступать.

    Кровь безумство будила,

    И разума мерк свет.

    Рука не помня рубила,

    А боя конца нет.

    Силы ушли безвозвратно,

    Но князь знал толк

    В деле нашем ратном –

    Сберёг засадный полк.

    И разом Русь двинулась,

    Аж земля задрожала.

    И Орда опрокинулась

    И позорно бежала.

    Бежала Златая Орда

    Доселе непобедимая.

    Не битая никогда –

    Бежала, Русью гонимая.

    Вспыхнули златые купола

    В благословенном свете новом!

    И грянули колокола –

    Победа в Поле Куликовом!

    Возвысилась Христова Рать

    В Великой Православной Вере.

    И научилась побеждать

    Поганого и злого зверя!

    1812

    Земля от разрывов дрожала,

    Враг продолжал наступать.

    Картечью редуты сметало,

    И натиск врага не сдержать.

    Плоть на куски разрывало –

    Не хочется как умирать!

    Русское знамя пало –

    И захотелось бежать.

    Но, презирая страх,

    Встал офицер молодой.

    Он поднял Русский Стяг

    И повёл за собой!

    «За мной!» – И солдаты восстали,

    И умирающий даже восстал.

    «Ура!» – в контратаку бежали…

    Сметали… И враг побежал.

    …Он умирал, но в руке держал

    Знамя победного боя.

    И враг потрясённый сказал:

    «Вот она – смерть Героя!»

    Солдат Ваня

    Прошёл с боями пол Европы

    Простой солдат Ванюшка.

    Нарыл окопов пол Европы,

    Таскал снаряды, пушки.

    Шагал по грязи, в снег и слякоть,

    Под пулями, арт-огнем,

    Израненный… Некогда плакать,

    Армия ведь на нём!

    Машины не проходили –

    Он шёл, машины толкал.

    Мы потому победили,

    Что этот Ванюшка шагал.

    – Загрустил, братишка?

    Давай покурим вдвоём.

    – Жену вспомнил, детишек…

    Ещё поживём, поживём…

    – Эй вы, сверхчеловеки!

    Сколько вас можно бить?!

    – Запомнить пора на веки –

    Этого Ваню не победить!

  2.    Сергей,

    Спасибо,ОГРОМНОЕ.От меня и ДЮК РЭКС СВС

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.