Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Виталий ФЕСЕНКО

Виталий ФЕСЕНКО, поэт, музыкант

Поэт, публицист, художник, музыкант, актер, режисер, автор и исполнитель песен на свои стихи. Член национального ...

Читать далее

Андрей АГАРКОВ

Андрей Агарков, поэт

Член Союза писателей России.  Член Национального Союза писателей Украины.  Лауреат городской литературной премии ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Последний караимский поэт

Чуфут-Кале

В июне 2013 года в Симферополе, в Республиканской больнице им. Семашко тихо угас Георгий Ефетов — последний караимский поэт. Он ушел, не дожив несколько лет до шестидесяти, ушел так же тихо и незаметно, как незаметно и безвозвратно тает караимский народ, коренные жители Крыма — наряду с крымчаками, которых осталось ненамного больше караимов...

Георгий Ефетов — автор лишь одной книги стихов. Написаны стихи на русском языке, поскольку язык и письменность караимов — уже область изучения специалистов по умирающим и мертвым языкам.

Книга, точнее — брошюрка, под названием «Вновь рюкзак соберу» вышла мизерным тиражом 100 экземпляров. И автор раздал ее родственникам, друзьям и товарищам.

Главное в его тоненькой книжке — это настоящие стихи настоящего поэта и чистокровного караима. И в этой книжке — весь Георгий, с его пристрастиями и устремлениями, с его памятью о своем исчезающем народе.

Он не состоял ни в каких творческих союзах, да и не рвался туда. У него были другие интересы.

Мы были знакомы почти сорок лет. Для меня он всегда был просто Жорой. Каждая встреча с с ним начиналась с массы свежайших анекдотов, которые он мастерски рассказывал.

Нас многие годы крепко связывали общие увлечения, профессия и друзья. Оба мы дружили с известным и, увы, рано ушедшим ученым-медиком, поэтом и прозаиком Александром Загорулько.

Шесть лет мы трое были однокурсниками в Крымском мединституте. Там же на сцене Дома культуры зарабатывали для своего Народного театра Всесоюзные лауреатские звания. Вместе, творческим коллективом студентов-медиков, ходили в многодневные походы по Крымским горам — под руководством знатока лесных троп Саши Загорулько.

Узким кругом начинающих литераторов, вместе с Загорулько, мы постигали основы стихосложения и пробовали силы в прозе — спасибо профессору медицины, талантливому писателю Анатолию Исаевичу Милявскому, который бескорыстно и, как оказалось, не впустую тратил на нас свободное время.

А какие потрясающие — настоящие! — караимские пирожки и кубитэ делала мама Жоры, а какой веселый человек был его отец… Куда все уходит, в какую черную дыру падает, почему память наша столь коротка и убога?..

Во взрослой жизни, как это и бывает, наши пути разошлись, хотя дружить мы не перестали. Однако встречи наши с каждым десятилетием становились все реже. Даже самых близких друзей со временем постепенно растаскивают в разные стороны насущные проблемы, сиюминутные заботы, неизлечимые недуги…

Жора свою врачебную жизнь посвятил Станции переливания крови, пойдя по стопам отца, врача-трансфузиолога. Он женился, у него родилась дочь.

Георгий Ефетов. Последний караимский поэт.

Георгий Ефетов.

Он еще не один год упорно продолжал атаковать обледенелые горные вершины, идти неведомыми таежными тропами, плавать на плотах по могучим рекам — теперь уже за пределами Крыма. И путешествия эти были долгими и трудными. И привозил он оттуда массу новых впечатлений, которыми делился с друзьями. И когда он рассказывал о походах, глаза его азартно блестели. Странствия, леса, горы, костры, палатки, опасности, песни под гитару, новые знакомства — все это было ему «в кайф». В давние века он, без сомнения, стал бы путешественником-первопроходцем.

Мне кажется, так он самоутверждался, проверял свою способность к подвигу, самопожертвованию, привносил в свою жизнь элементы риска и героизма. Эта тяга к героическому проглядывает и в его любви к песням Юрия Визбора и Владимира Высоцкого — он собрал полную коллекцию записей обоих поэтов. Это видно и в его собственных стихах, например, о войне.

Когда один издатель предложил собрать из его лучших стихов книжку, Общество караимов согласилось финансировать ее издание.

Это были жестокие и лихие девяностые, когда бандиты и лжецы бешено рвались к неправедным деньгам и неправедной власти. И книжка стихов прошла незамеченной.

После ее выхода Жора сказал, что на этом литературном событии он в своем стихосложении ставит точку. Да и в походы тогда уже было ходить и дорого, и опасно — не из-за суровостей природы, а из-за возможности нарваться в диких местах на двуногих зверей с оружием. Остались работа и семья.

А еще он увлекся геральдикой, стал председателем геральдического общества Крыма «Грифон», одним из авторов Герба Автономной Республики Крым, лауреатом Государственной премии Крыма.

Однако на различных поэтических вечерах, куда его приглашали достаточно часто, особенно в литературный клуб Крымского медуниверситета, он еще долго и охотно выступал со своими стихами.

В последний раз я слушал его в сентябре 2011 года, на вечере памяти Александра Загорулько. Но в тот раз он читал стихи Саши.

Лет десять назад он неизлечимо заболел. И угасал очень долго и мучительно. Навещал его под конец, когда он с трудом передвигался по квартире и без чужой помощи не мог выйти даже во двор, только Загорулько, с которым они были закадычными друзьями, да еще один-два человека.

Первым ушел Саша. А два года спустя, тоже в июне, почил и Жора. О смерти его и похоронах почти никто из «старой гвардии» не знал, поэтому провожали его немногие…

Это короткое эссе – мое дружеское прости.

Покойся с миром, последний караимский поэт Георгий Ефетов.

Я хочу привести здесь программное стихотворение Георгия Ефетова, которое посвящено столице караимов, известной нам как Чуфут-Кале. Сами караимы называют его Джуфт-Кале.

 

Камни Джуфт-КалеДороги Чуфут-Кале

 

Руками храмы выбиты в скале.

Прошли века и пролетели годы.

Но помнят камни улиц Джуфт-Кале

След малого, но гордого народа.

В их смуглых лицах, взгляде их прямом

В час грозной приближающейся битвы

Ты не увидишь страха пред врагом —

Могучим ханом, генуэзцем хитрым.

Немало их лежит в родной земле,

Тех войнов несгибаемого рода.

Но помнят камни улиц Джуфт-Кале

След малого, но храброго народа.

 

Но нет народа краше и добрей,

Приветливее и гостеприимней,

Когда войдешь ты к ним, как в дом друзей,

И в жаркий полдень, и под вечер зимний.

Пусть нет давно баранины в котле

И за стеной бушует непогода,

Но помнят камни улиц Джуфт-Кале

След малого, но щедрого народа.

 

Да, есть народы больше и знатней,

Воинственней, древнее караимов,

Но мне дороже все же и родней

Мой малый род аборигенов Крыма.

Руками храмы выбиты в скале.

Прошли века и пролетели годы.

Но помнят камни улиц Джуфт-Кале

След малого, но славного народа.

 

Автор: Олег АЗАРЬЕВ. Источник: Литературная газета+Курьер культуры

Метки записи: , ,

Обсуждение

  1.    Свиридов Н.Е.,

    Очень добрые, теплые воспоминания о поэте и друге. Спасибо.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.