Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Николай ИЛЬЧЕНКО

Николай Ильченко

"Что остаётся на земле от человека? Народная мудрость гласит: «Посади дерево, построй дом, воспитай ребёнка». ...

Читать далее

Борис РОМАНОВ

Борис РОМАНОВ

Член Международной ассоциации писателей баталистов и маринистов. Председатель совета ветеранов противолодочного крейсера «Москва», член совета ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

«Предрассветный час»: Анна Ахматова и Амедео Модильяни

Ахматова и Модильяни_

В 1964 году Анна Андреевна Ахматова была удостоена международной литературной премии «Этна-Таормина». Её визит в Италию предварили вышедшие на итальянском языке воспоминания о прославленном итальянском художнике Амедео Модильяни. Они поставили имя Анны Ахматовой в прямую связь с именем итальянского художника.

Пять машинописных листов с исправлениями и пометками самой Анны Андреевны. На одном из них надпись: «Моди. 1964».

Таково было первоначальное название её воспоминаний.
В 1958 году на экраны вышел фильм французского режиссера Жака Бекера «Монпарнас, 19». Анна Андреевна совершенно не приняла ни сам фильм, ни трактовку образа Модильяни французским актером Жераром Филиппом. Фильм ли был причиной того, что Анна Андреевна стала писать свои воспоминания о Модильяни, была ли какая-то иная причина – осталось неизвестно.
Анна Андреевна сама определила тональность своего повествования: «…Это должен был быть светлый, легкий, предрассветный час».

«Светлый» – потому что это воспоминания о счастливой юности и безвозвратно ушедшей эпохе.

А «предрассветный», наверное, потому, что жизнь ещё только начиналась: Анне Андреевне было всего 20 лет, а Амедео Модилияни – 26. И у него, и у неё впереди были непонимание, нищета, непризнание, одиночество и посмертная слава.
Анна Андреевна отмечала, что Модильяни был божественно красив, «с головой Антиноя и золотыми искрами в глазах». «Все божественное в Модияльни только искрилось сквозь какой-то мрак. Он был совсем не похож ни на кого на свете».

Воспоминания Анны Андреевны – это одиночество художника в огромном городе, прогулки по ночному Парижу, и частый спутник этих прогулок – дождь, когда они сидели на скамейке в Люксембургском саду под огромным черным зонтом и в два голоса читали наизусть Верлена, Бодлера, Лафорга, Малларме, и радовались, что помнили одни и те же вещи.
«Со мной он не говорил ни о чем земном. Он был учтив, но это было не следствием домашнего воспитания, а высоты его духа».
Всё это составляло суть самого изысканного романа Серебряного века.

В это время Модильяни занимался скульптурой и бредил Египтом, «водил меня в Лувр смотреть египетский отдел и говорил, что всё остальное недостойно внимания. Теперь этот период называют негритянским».

Как мы знаем, 25 апреля 1910 года Анна Андреевна вышла замуж «за друга моей юности» Н.С. Гумилёва. Май-июнь 1910 года они провели в Париже. Это было своего рода свадебное путешествие. Тогда она встретила Амедео Модильяни.

Свёл ли их случай, познакомили русские или французские друзья, художники, поэты, какими были их встречи – чрезвычайно едкие в 1910 году – осталось неизвестным. Но, видимо, она произвела на художника такое сильное впечатление, что «он всю зиму писал мне».

Биографы Модильяни говорят, что он совсем не был любителем эпистолярного жанра, поэтому его письма, о которых говорит сама Ахматова, свидетельствуют о его сильном увлечении: «Вы во мне, как наваждение», – запомнила Анна Андреевна фразу из его писем.

В июне 1911 года Анна Андреевна вновь приезжает в Париж. Она была одна и свободна. События, о которых упоминается в эссе, относятся, в основном, к этому периоду. Она сама заметила большую перемену, когда встретилась с Амедео Модильяни. «Он весь как-то потемнел и осунулся. И как художник он по-прежнему не имел и тени признания».

Из 16-ти рисунков, сделанных и подаренных ей Модильяни, остался только один. Его мы могли видеть в последнем прижизненном сборнике стихов Анны Андреевны Ахматовой «Бег времени», изданном в 1965 году.

Анна Андреевна вспоминала: «Рисовал он меня не с натуры, а у себя дома – рисунки дарил мне. Их было 16. Он просил, чтобы я их окантовала и повесила в моей комнате. Они погибли в Царскосельском доме, в первые годы Революции. Уцелел тот, в котором меньше, чем в остальных, предчувствуются его будущие «ню».

Об этом рисунке в воспоминаниях Аманды Хейт, которые были написаны под руководством самой Анны Андреевны, говорилось: «Комната Ахматовой была почти пустой. В ней стоял комод, еле вмещавший рукописи, а на стене висел рисунок Модильяни».

Относительно других рисунков искусствоведы выдвигают иное предположение: Анна Андреевна сама уничтожила эти рисунки, чтобы защитить свою личную жизнь от ненужного вторжения и любопытства.

Мы вряд ли могли бы представить, как выглядели уничтоженные рисунки, если бы на выставке произведений Модильяни из коллекции его близкого друга Поля Александра, которая состоялась в Венеции 1993 году, не была представлена целая серия ранних малоизвестных рисунков художника.

Искусствоведы определили средних восемь эскизных портретов, изображающих Анну Ахматову.

Фраза «Уцелел тот, в котором меньше, чем в остальных, предчувствуются его будущие «ню»…», стала очень убедительной: вот они, эти «ню», которые свидетельствуют, что Модильяни рисовал Ахматову обнаженной и что те 16 рисунков, о которых упоминает Анна Анд-реевна, не только существовали, а, возможно, их было намного больше.

Представленные на выставке малоизвестные рисунки Модильяни, изображающие, несомненно, Анну Ахматову, дали повод к появлению книг, пытающихся доказать, что чуть ли не все ранние любовные стихи Анны Ахматовой посвящены Модильяни, а он, в свою очередь, чуть ли не всю жизнь рисовал её. С ней связаны уже не только его рисунки, но скульптура и живопись. Доказывается, что Анна Ахматова была романом жизни и постоянной музой Модильяни, а Амедео Модильяни – романом жизни и постоянным вдохновителем Анны Ахматовой.

Эти утверждения о романе жизни нельзя ни доказать, ни опровергнуть.

Мы видим прекрасный рисунок одного из лучших мировых художников ХХ века, вдохновленного знаменитой и красивой поэтессой. Этот рисунок красноречив сам по себе, так как восстанавливает связь петербуржского Серебряного века с европейским искусством двадцатого столетия через поэтический рассказ о любви итальянского гения и русской поэтессы.

Анна Андреевна Ахматова писала свои воспоминая о Модильяни в 1958—1964 годах. Ей тогда было почти 75 лет. Через всю жизнь она несла в себе сияющий божественный образ Амедео Модильяни. Таким она его знала, таким помнила.

«Человеческая память устроена так, что она – как прожектор, освещает отдельные моменты, оставляя вокруг неодолимый мрак. При великолепной памяти можно и должно что-то забывать».

Так, забывая несущественное, но свободно располагая отдельные эпизоды и впечатления, Анна Андреевна описала свои встречи с Амедео Модильяни в Париже. Получился законченный портрет будущего знаменитого художника в его молодые годы, когда он еще не был признан.

Вечными спутниками Анны Андреевны Ахматовой на её долгом жизненном и творческом пути были Данте, Шекспир, А.С. Пушкин и, несомненно, её главная ценность – Амедео Модильяни, один из лучших мировых художников ХХ столетия.

В черноватом Париж тумане,
И, наверно, опять Модильяни
Незаметно бродит за мной.
У него печальное свойство –
Даже в сон мой вносить расстройство
И быть многих бедствий виной.
Но он мне – своей египтянке…
Что играет старик на шарманке,
А под ней весь парижский гул,
Словно гул подземного моря,
Этот тоже довольно горя
И стыда, и лиха хлебнул.

Автор: Наталья Тихомирова, экскурсовод, педагог-библиотекарь Севастопольского колледжа сервиса и торговли.
Источник: «Литературная газета+» №17-18_2016.

Метки записи:

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.