Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Ирина БОХНО

Ирина Бохно

Самобытный автор, чувственная поэтесса, великолепный журналист — Ирина Бохно была хорошо известна в журналистских и писательских ...

Читать далее

Андрей ОСТАШКО

Андрей Осташко

Путешественник, исследователь, экскурсовод, гид-переводчик, автор концептуально-исторических туристических маршрутов и документальных видеопроектов по Крыму ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ
Жестокие байки морячка

Из цикла «Жестокие байки морячка»

«Да простит меня Grееnpеace…»
Костик

Ну не любил Костик бакланов…
Нелюбовь возникла и окрепла во время службы матросом на Северном флоте.
…Флотские крейсерские будни.
Черненая палуба с индевелой каймой.
Зима. Суббота. Большая приборка.
Палуба надраена не единожды: «каком» к небу и скупому солнцу с многочисленными поворотами «Все вдруг» после смачных плевков из гузок пролетающих бакланов. Читать далее...

Комментарии

Турецкий вал11-

В один из погожих зимних дней ребята с нашего двора, и я соответственно, проводили плановый «рейд» в окрестностях поселка. Рейд преследовал несколько задач. Во-первых, поиск оружия и боеприпасов, для пополнения личных арсеналов и дальнейшего обмена. Во-вторых, перехват враждебных группировок из села Перекоп (снова «Перекоп») с дальнейшим отбором добычи и наказанием попавшихся. В-третьих, отдых и «дуракаваляние» на природе.

Степь была изрыта старыми окопами и траншеями. Постоянно попадались осколки снарядов и мин, человеческие кости, обрывки обмундирования. Старожилы рассказывали, что после боев похоронные и трофейные команды собрали только то, что лежало сверху. А если кого присыпало, то… увы. Читать далее...

Комментарии

Ислентьев. Ошибка Комендора

Алёшин ужинал и вдруг почувствовал, что кто-то смотрит ему в затылок. Оглянулся. Перед открытой калиткой садового участка стояла немецкая овчарка и голодными глазами смотрела на него.

– Заходи. Гостем будешь, – пригласил Кузьма Митрофанович.

Собака продолжала стоять. «Учёная, видать», – подумал Алешин и скомандовал:

 – Ко мне!

Овчарка подошла. Это был крупный худой кобель чёрного с подпалинами окраса с ошейником. Хозяин дачи вылил из котелка остатки супа в миску и поставил ее перед гостем. Поев, собака благодарно махнула хвостом, отошла в сторону и села, уставившись на Митрофаныча темно-коричневыми глазами. «Потерялся или выгнали. Люди скудно сейчас питаются, а такого телёнка кормить накладно», – подумал Алёшин. Читать далее...

Комментарии

В. Лановенко. Серая мышка

Гриша Осадчий с детства мечтал стать писателем. В школе завел тетрадь. Коленкоровый переплет, 96 листов. Пока физичка толковала правило буравчика, Гриша, заслонившись от соседа плечом, строчил очередной эпизод романа. Примерно такой. Главного героя преследует шайка отмороженных бандитов. Погоня изматывает. Герой допускает ошибку и оказывается в тупике. Он прижат к стенке, сердце колотит бешено, а мысли мелькают, как железные конструкции в окне поезда, летящего по мосту. От волнения у юного автора потели ладони, на лице выступали алые пятна.

  Но жизненные обстоятельства сложились так, что Гриша разминулся с институтом имени Горького, а поступил в местный техникум, где выучился на наладчика токарных станков. Потом – завод «Металлист». На заводе было спокойно – оклад, работа в две смены. Токарные станки ломались редко, поэтому Осадчий много писал, укрывшись в инструментальной кладовой. Особенно хорошо писалось в ночную смену. И вскоре гостеприимная кладовщица Зоя сделалась его женой. Читать далее...

Комментарии

Ислентьев. Рассказы-2

Старшина 2-й статьи Вадим Клименко служил на эскадренном миноносце Черноморского флота. Его призвали во время Отечественной войны и направили на курсы шифровальщиков. В разряд совсекретных людей он попал не случайно: происхождение пролетарское – это раз, среднее образование – это два, почерк просто загляденье – это три, плюс к этому природные внимательность и аккуратность. За службу Клименко зашифровал не одну сотню телеграмм и ни разу не ошибся. Ни разу!

В один из сентябрьских дней 1944 года, когда война полыхала на западе уже за границами Советского Союза, а Черноморский флот был выведен из военной кампании, по кораблю разнеслась весть – сегодня будут награждать. По такому торжественному случаю экипаж построили по Большому сбору на шкафуте правого борта. Приказ о награждении, подражая диктору Всесоюзного радио Юрию Левитану, читал помощник командира корабля, а награды вручал командующий эскадрой, плотный седой контр-адмирал. Читать далее...

Комментарии

Монгол-Рассказ-быль

Наши ворвались в Крым вместе с весной. Был апрель – лето по крымским меркам, миндаль отцветает ещё в феврале. Но последние три года было не до миндаля. И теперь в Ялте говорили: «Наши пришли – и весна пришла!»

Очень скоро, в июне, всех достигших совершеннолетия ялтинцев начали вызывать в НКВД. Дошёл черёд и до Оли Андреевой, высокой и очень худой девушки с двумя толстыми русыми косами, перекинутыми на грудь. Косы были гораздо толще бледных синюшных рук. Крупный заострившийся нос по-утиному выпирал из малокровного треугольного личика с огромными серыми глазами… Читать далее...

Комментарии

Сергей ИСЛЕНТЬЕВ. . Память

Олимпиада Савельевна проснулась после третьей переклички петухов. Рассвет брезжил за окнами. Поспать бы еще часок-другой сладким утренним сном, но нельзя ей, солдатской вдове, залеживаться в постели – забот полон рот, хозяйство на плечах. От сына Васютки пока помощи мало – всего-то десятый годик пошел, но и без него не обойтись. Вечером предупредила сынишку, что, мол, спозаранку в лес за дровами поедут. После покоса они повалили сухостой на своей делянке, обрубили сучья, распилили, и бревна поближе к просеке перекатали.

Разбудив сына, Савельевна босая вышла на крыльцо и окинула взглядом подворье. Читать далее...

Комментарии

память

Не работалось в этот день на огороде Ивану Семеновичу. Не закончив начатого дела, он заспешил домой. Беспокоился, как оказалось, не случайно. Вошел в квартиру и ахнул: в ней будто Мамай воевал. Стекло балконной двери было разбито, содержимое шкафа и ящиков комода валялось на полу. Среди документов и пожелтевших бумаг вверх дном лежала шкатулка. Семенович поднял ее. Орденов, медалей, золотого перстня жены в ней не было.
– Ах, нехристи, ни дна вам, ни покрышки!
Иван Семенович разложил вещи по своим местам и убедился, что воры больше ничего не взяли.
«Что теперь надену в День Победы? А что Сашке покажу?» – подумал ветеран. Читать далее...

Комментарии

Вкус медной проволоки

Дот, где находился КПП, всё еще можно видеть на излучине шоссе перед мостом через реку Бельбек. Правда, теперь он выглядит совсем иначе. Теперь он похож на декорацию. Не знаю, как это вышло, что боевой дот стал похож на декорацию. А его надо было оставить таким, каким он был: словно вросший в землю, почерневший от пороховой копоти, посечённый осколками, с вмятинами от прямых попаданий снарядов – дот.

В 1944 году здесь проверяли документы, пропуска и разрешения на въезд в Севастополь. Мы же ехали из Севастополя в кузове военного студебеккера и думали, что машину никто проверять не станет. И погорели. Старшина-грузин, став на ступеньку заднего борта, ухмыльнулся, увидев нас, лежащих под откидными сиденьями, поцокал языком, покачал головой – а мы всё ещё лежали – и сказал:     Читать далее...

Комментарии

Геннадий ЧЕРКАШИН. Лёка1

Мы стояли у выхода из кинотеатра и ждали Котьку. Единственный в городе кинотеатр «Красный луч» помещался в подвале под разрушенным четырёхэтажным домом на улице Ленина. Из бывшего бомбоубежища наверх вела узкая чугунная лестница, и мы, чтобы не пропустить Котьку, повисли на перилах прямо над ней. У меня болела голова и немного тошнило, но я об этом ни капельки не жалел. Ещё бы! Нам только что удалось второй раз подряд посмотреть новый фильм «В шесть часов вечера после войны». Это был неслыханный фильм! Это был фильм, где показывали ПОБЕДУ! Самую настоящую победу, с салютом на Красной площади, с танцами и цветами... Это было потрясающе!

Мы смотрели на лица выходящих из кинотеатра людей, и это тоже было потрясающе. Даже после знаменитых кинокомедий с участием Жарова или Ильинского ни у кого не было таких лиц, таких сияющих глаз, таких улыбок. Читать далее...

Комментарии