Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Борис НИКОЛЬСКИЙ

Борис НИКОЛЬСКИЙ

Капитаном 2 ранга запаса. Действительный член Русского Исторического общества и Российского историко-родословного общества.

Автор серии изданий ...

Читать далее

Виктор ЛАНОВЕНКО

Виктор Лановенко_2015

Писатель, драматург. Член Союза писателей России. Лауреат региональной премии Льва Толстого.  Автор более десятка пьес, ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Римма ОКТЯБРЬСКАЯ. Первый день войны

Артек_1941год_

Первый день войны совпал с днем моего рождения. Я в то лето отдыхала в «Артеке» и с утра  предвкушала, как мама и папа приедут из Севастополя поздравить меня. Мы еще не знали, что Севастополь уже сражается, в лагере все шло как обычно.

В то время «Артек» состоял всего из трех лагерей – верхнего, нижнего и, чуть в стороне, Суук-Су (ныне Лазурный), подаренного детям Молотовым. Что было там прежде, не помню или не знаю, но по просьбе ребят-делегатов лагерь расширился за счет каких-то других ведомственных построек. Я находилась в нижнем лагере, у самой воды, столовая была в верхнем. После обеда все разошлись по своим корпусам, на тихий час, который в Артеке назывался «абсолют». Разговаривать не разрешалось. Не хочешь спать, просто лежи, но – молча. За корпусом располагалась на столбе радиоточка, из нее доносился голос, но слова разобрать было трудно. Да мы и не вслушивались особо. Кто-то уловил слово «война», но значения этому не придали. Как и сообщению девочки, выходившей из палаты. Вернувшись, она сказала: «Кажется, началась война». Но вокруг царил мир, покой, повседневная жизнь продолжала идти своим чередом, и о войне мы узнали только вечером, когда  всех детей собрали в верхнем лагере, в большом зрительном зале.

Перед нами выступил директор. Он еще не договорил, когда прямо за спиной у меня громко, страшно закричала девочка с Западной Украины, с территории, которую уже захватили немцы. Другая девочка, испанка, попыталась успокоить ее: «У нас тоже была война!», но та все кричала…

«Артек» эвакуировали в 24 часа. Всех детей автобусами вывезли в Симферополь, а оттуда отправили поездами  в Москву. Из 300 человек ребят  нас осталось в лагере двое – я и мальчик Марат из Сочи. Нас везти было некуда, нас должны были забрать родители. Перед самой войной артековцев сфотографировали, но фотографии ребята получить не успели и, уезжая, оставили мне квитанции с адресами, чтобы я им потом отправила фото. Я отправила, но все письма вернулись ко мне обратно и затерялись во время эвакуации.

В опустевшем пионерлагере остался обслуживающий персонал, и нас с Маратом кормили три раза в день. В остальное время мы гуляли по территории и... пытались связаться с родными. С Севастополем связи не было, и только через неделю я смогла дозвониться до мамы. Мама забежала домой на обед, она работала в разведотделе неподалеку, и тут зазвонил телефон. Папа с первых минут войны готовил  город к возможной обороне, дома не появлялся вообще,  так что ни один из родителей не мог забрать меня из «Артека». Но у нас в то лето гостили старые, еще по Улиссу (бухта Малый Улисс на Дальнем Востоке), друзья – тетя Жека Матушкина с дочерью Леной. Алексей Алексеевич Матушкин, товарищ отца по службе на Дальнем Востоке, в 1941-м ЧВС Балтфлота, отправил семью на лето к Октябрьским, а выбраться из Крыма они уже не успели. Вот тетя Жека и приехала за мной на служебном папином «ЗИСе». Приехала вечером, и  мы сразу же отправились обратно, по «серпантину», под налетами немецкой авиации. Наша одинокая машина на дороге  видна была с воздуха как  на ладони, а деваться нам было некуда: слева – обрыв к морю, а справа – горы.  Заслышав звук немецких моторов – специфическое их завывание  – шофер прижимал «ЗИС» к стенке скалы, и мы пережидали очередной налет на Главную базу. То ли  наш шофер хорошо маскировал машину, то ли немцам не хотелось тратить боезапас на одиночную цель, но до Севастополя мы добрались благополучно. О дальнейшей судьбе Маратика я ничего не знаю. После того, как мы попрощались, я обнаружила в машине огромный букет цветов. Подарить его лично он постеснялся – сунул на сидение.

Меня с ЮБК все-таки забрали родители – руками тети Жеки, а другим крымским пионерам пришлось добираться домой самостоятельно. В частности, моя одноклассница Неля Изотова, самая маленькая в нашем классе, шла пешком до Севастополя из-под Ялты. Дошла. Мы часто с ней встречались после войны, как и с Лидой Коробейниковой, активисткой, которая созванивалась, списывалась с бывшими одноклассниками, собирала  на вечера встреч. Перед войной мы закончили седьмой класс, но из наших мальчиков до Победы почти никто не дожил.

Артек_1941год

Источник: «ЛГ+» №11_2917. Фото из личного архива автора.

Читайте также: Артековец сегодня — артековец всегда!

-----------------------------------------------------

Октябрьская Римма Филипповна Об авторе

Римма Филипповна Октябрьская — член Военно-научного общества Черноморского флота, историк, публицист, автор целого ряда книг, содержащих уникальные материалы, прежде всего связанные с периодом обороны Севастополя и действиями флота на Черноморском театре, а также с биографией ее отца — адмирала Филиппа Сергеевича Октябрьского, командовавшего во время войны флотом.

Является единственной женщиной – членом Военно-научного общества.

---------------------------------

Другие публикации автора:

Адьютант командующего

Фронтовая разведка

Крылатый музыкант

Обсуждение

  1.    Тома,

    Какой чудесный рассказ-воспоминание! Именно из таких вот ярких осколков памяти складывается правдивая, объемная картина прошлого большой страны. Да и целой эпохи. Спасибо автору за то, что поделился этим с нами.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.