Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Борис КОРДА

Борис Корда

Член Союза писателей России. Член Международной ассоциации писателей — баталистов и маринистов. За повести и рассказы ...

Читать далее

Владимир ЯРОВОЙ

Ярово2017

Кандидат медицинских наук, доцент, нейрохирург, вертебролог. Лауреат медицинской премии им. Ярослава Окуневского. Изобретатель ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Татьяна ШОРОХОВА. Возвращение домой

Т.Шорохова. Возвращение домой

Автобиографические записки

Многолетняя боль крымчан в их оторванности от исторической Родины – России – достигла наибольшего напряжения в феврале 2014 года во время известных киевских событий.

23-е февраля в Севастополе и 26-е февраля в Симферополе – пики наивысшего подъема народного духа – превратили эту боль в решимость стоять за свои, унаследованные от предков, идеалы, святыни и национальные ценности до конца. В эти дни Господь проверил каждого из нас, открыл и нам самим, и Украине, и России, и всему миру наше глубинное, неподдельное, внутреннее, хранящееся неизбывно в душе и на генетическом уровне, – чувство любви к Отечеству. И проявилось, высветилось важное: при всей пестроте нашей, за двадцать три года расслоившейся по степени достатка, внешней жизни, при очевидной разности, мы остались едины в главном – в желании вернуться на Родину.

 

Часть первая

ЛИЦОМ К ЛИЦУ

Симферополь 26 февраля 2014 года

 Когда я бываю в Петербурге, Иркутске, Москве, меня нередко спрашивают о настроениях крымских татар. И я всегда отвечаю, что крымские татары – люди, вызывающие глубокое уважение своим трудолюбием, настоящим, а не лозунговым братолюбием по отношению друг к другу, трезвым образом жизни. Но исторические обиды советского периода еще не изгладились из памяти их сердец, поэтому есть и напряженность, есть и эмоциональные реакции по отношению к русским. Особенно это проявилось в дни киевского переворота годичной давности, когда решалась судьба Крыма.

Так получилось, что 26 февраля, в день, ставший в истории Крыма переломным, я сама и ряд близких мне людей оказались в гуще событий, происходивших перед зданием теперь уже бывшей Верховной Рады в Симферополе. Расскажу всё по порядку. Утром 26 февраля 2014 года я еще не знала, что на этот день запланированы в Симферополе у Верховной Рады Крыма два митинга – на 12:00 крымскотатарский – за сохранение единства Украины и на 14:00 русский – за единство с Россией. Я ехала по своим делам в Епархиальное управление. Выйдя на остановке у здания медучилища рядом с Верховной Радой около 11-00, увидела, что площадь перед зданием Рады запружена татарами, в основном мужчинами, скандирующими лозунги: «слава Украини», «гэроям слава!», «банду гэть!»... Крики чередовались с массовым свистом.

По кромке многотысячной толпы со стороны улицы Жуковского стояла пока еще небольшая группа русских, крики которых тонули в многоголосом реве татар. Расспросив у своих о происходящем и узнав о митингах этого дня, что наши начнут собираться лишь через три часа, я решила изменить свои планы и войти во двор здания Верховной Рады, потому что заподозрила неладное. Подумалось о том, что такое скопление агрессивно настроенных людей может закончиться попыткой штурма здания и его разорением, что уже произошло в Киеве. Поэтому естественно возникло желание увидеть здание целым, так как с ним у меня связано несколько добрых воспоминаний.

Через кричащую толпу я вошла во двор-колодец, площадь которого на вид – не более 100 квадратных метров, хотя я здесь могу и ошибиться. Во дворе были журналисты, активно бравшие интервью, в том числе и на иностранных языках. Слева от входа в Верховную Раду, если стоять к нему лицом, располагалась цепочкой и группа русских мужчин, человек 200-300, в гражданской одежде, без защитных средств, с пустыми руками. Как я узнала, подойдя к ним, – это были добровольцы, пришедшие охранять здание от возможного нападения. Вдруг татары (они были в это время еще за пределами двора) стали молиться, что заставило меня повернуться в их сторону. Теперь я стояла спиной к зданию Верховной Рады, но еще во дворе недалеко от выхода из него. Я увидела татар, повернутых лицом на восток и развернувших ладони вверх чуть выше пояса. Над площадью стоял ровный гул мусульманской молитвы. Неподалеку от меня находилась рядом с татарами группа милиционеров, человек 20, без защитных средств, в форме патрульных. Милиционеры стояли кружком, спиной ко всем, не реагируя на происходящее.

Моление продолжалось несколько минут. В это время со двора стали быстро расходиться журналисты и операторы. У меня сложилось впечатление, что они знали сценарий и очень торопились: мимо меня прошла англоговорящая журналистка, буквально толкающая в рюкзак идущего впереди нее оператора. Как только завершилась молитва, татары резко повернулись лицом к Верховной Раде и лавиной двинулись во двор. Я попыталась пройти через них наискосок в ту сторону, где можно было ближе всего выйти на улицу Жуковского, на которой стояли русские, но оказалась внутри татарской толпы. Передние из них, видимо, уже остановились, а задние продолжали напирать, и буквально через несколько секунд я была зажата плотной массой молодых татар, причем давление с каждым мгновением нарастало и очень быстро стало невыносимым. Я пыталась говорить с ними, кричала «как вам не стыдно», на что один из них ответил – «нам не стыдно», а давление всё нарастало.

Вскоре я почувствовала, что мне становится плохо, подкатила дурнота. В это время несколько окружавших меня татар, не готовые, видимо, меня задавить или уронить себе под ноги, стали кричать своим: «Шаг назад, здесь женщины!». Но из-за гула на площади их услышали далеко не сразу. В общей сложности в этом нарастающем сдавливании я провела минут пять и была уже на грани потери сознания, как, наконец, задние отошли на шаг и появилась возможность протиснуться вперед. Как оказалось, в этот поток попала не одна я, а еще несколько женщин. Татары буквально протолкнули меня к «коридору» внутри своей лавины, по которому я не сразу смогла идти, так как навстречу мне по этому коридору спокойно шла шеренга милиционеров, направляясь к входу в Верховную Раду Крыма (именно их до этого я видела на площади).

Т.Шорохова. Возвращение домой2

Пропустив милицию, пошатываясь, с тахикардией, я вышла за пределы двора. Постояла немного, пришла в себя и, окинув взглядом происходящее, подумала, что когда русские придут на свой митинг к двум часам дня, здесь уже всё будет кончено. По моим прикидкам, татар было на площади тысяч восемь-десять. Среди них были и украинцы, а также несколько человек в черных масках, известных под названием «балаклава». Интерес историка, патриотические чувства и обстоятельства личного характера заставили меня остаться на площади и следить за происходящим.

Татары занимали всю площадь перед Верховной Радой. Площадь неровная, плавным каскадом спускается от здания к парку Победы, так что образует 3-4 террасы, переход с одного уровня на другой – в 3-4 ступени. В центре парка достраивается собор Александра Невского (историческое здание взорвано в 30-е годы при атеистическом режиме).

Когда стоишь на нижних уровнях, происходящее во дворе не видно – только видишь спины тех, кто нажимает на впереди стоящих, впрессовывая во двор всё новых и новых людей. Я поняла, что этот «пресс» направлен, в первую очередь, на ту горстку русских парней и мужчин, которые остались во дворе. Звать на помощь было некого. На крики «Россия», доносившиеся от небольшой группы людей с российскими флагами, татары откровенно смеялись, выкрикивая своё. Некоторые тихо добавляли для своего кружка – «слава татарам». Возле площади со стороны улицы Жуковского дежурили «скорые». Было 11:30, когда, не зная, что предпринять, я решила пойти и купить воды на тот случай, если кому-то из наших удастся вырваться со двора, то хотя бы дать им попить. Купила в ближайшем гастрономе несколько литровых бутылок негазированной воды, после чего вызвонила подругу, убедив ее прийти на площадь.

Мы встретились, и я ей объяснила, что там, внутри двора, зажали русских. Выслав несколько смс родным и друзьям с просьбой о молитвах, сообщила им, что нас мало. В это время мобильная связь еще была. Ее подавили позднее, ровно в 14:00, когда сошлись русские на свой мирный митинг. Не знаю, кто подавлял связь в широком диапазоне, но ее не было и в 300 метрах от Верховной Рады, когда я отходила на такое расстояние около 17:00.

Но вернемся к митингующим русским. Им, начавшим собираться к 14:00, уже пришлось стать только по внешнему периметру площади, так как собственно площадь была уже занята. О том, что наши ребята во дворе под ударом татар, из них мало кто знал. Митингующие стояли группами и скандировали «Севастополь – Крым – Россия», «Россия» и т. д., размахивая многочисленными российскими и крымскими флагами. Мои попытки обратиться к русским мужчинам и объяснить, что во дворе наши гражданские ребята, воспринимались ими с недоверием. Это потом, уже вечером, всё показали по телевизору. А в тот момент, когда на мои просьбы не реагировали, в момент почти отчаяния, я вдруг испытала какой-то катарсис и стала готова к любому исходу: к тому, что могу увидеть русских, оставшихся возле Верховного Совета, затоптанными или растерзанными; к тому, что и сама я могу быть задавлена в такой давке, если снова попаду в кольцо татар... Я почувствовала свою человеческую немощь, полную беззащитность, но и вместе с тем великое упование на помощь Божию. И я точно знала, что как бы ни стали развиваться здесь события, я с площади не уйду. И вдруг в моем сердце возникло чувство необъяснимого спокойного мужества. Не осталось ни страха, ни тревоги, ни волнения, ни эмоциональных реакций – тишина души. Возникла потребность молиться, и мы стали молиться.

Перевесив свои объемные дамские сумки наперед, с пакетами в руках, мы стояли в толпе татар и пели «Господи Сил с нами буди, иного бо разве Тебе Бога не знаем». Время от времени эту молитву заменяли краткой «Яко с нами Бог». Длинные молитвы в такой ситуации, как оказалось, невозможны, по крайней мере, для меня. Когда мы запели молитвы вслух, громко, на нас татары стали оглядываться, от нас отходить. Некоторые вслушивались, пытаясь разобрать слова, которые мы пропеваем. Другие испепеляли нас взглядами, но нам было уже легко не отводить глаз: слишком многое лежало на весах.

Т.Шорохова. Возвращение домой2

Так постояв на одном месте минут двадцать, мы пошли с пением между татарами, переходя с одной террасы на другую и приближаясь ко входу во двор Верховного Совета (это было еще в 13:00). Многие из татар от нас резко отходили, с опаской поглядывая на наши сумки, висевшие спереди. По их лицам было видно, что они насторожены, им было непонятно, кто мы, что делаем в их толпе, что за молитвы поем. Продвигаясь, мы дошли до проемов, через которые можно было протиснуться во двор. По левой руке вдоль стены татары стояли не так плотно, как в центре двора, и мы, увидев стоящих на пороге милиционеров, стали продвигаться к ним по внешней – разреженной – части татарской толпы. Почти весь двор был забит татарами, напирающими на своих, стоящих перед ними. Кто внутри этой толпы, рассмотреть было невозможно. Но мы догадывались, что там наши, взятые в окружение. Установленные над козырьком входа кинокамеры снимали сверху происходящее. Потом эти кадры обошли весь мир.

Дойдя до милиционеров, я стала спрашивать, где русские парни, стоявшие во дворе с утра? Милиционеры сначала говорили, что не понимают, о чём я спрашиваю, потом стали говорить, что они только заступили на смену, потом один переспросил: «Это футбольные фанаты, что ли? Да их отсюда оттеснили, и они вышли через левую сторону на улицу Жуковского. Ищите их там». Я попыталась объяснить, что они не выходили, они здесь, им надо помочь, но наткнулась на полное равнодушие в глазах стражей порядка. Мы направились к выходу со двора, протискиваясь вдоль стены уже со стороны Жуковского. Один паренек-татарин, глядя мне в глаза с тревогой, сказал: «Уходите отсюда, здесь будет очень плохо».

Оказавшись снова на площади и глядя на происходящее, я подумала тогда о том, что если такие страсти сохранятся до темноты, то может произойти настоящая кровавая бойня. Мои опасения особенно усилились, когда была заглушена мобильная связь. У меня с собой было три телефона: один номер для связи по Крыму-Украине и два – с Россией (разных операторов). Все мои телефоны были заблокированы, как, думаю, и у всех на площади.

Мы продолжали ходить с пением молитв среди татар уже вне двора, там, где они просто стояли, тоже наблюдая за происходящим. Но не только. У них были свои ответственные люди, стоявшие на пилонах клумб, то есть на возвышенности. Время от времени, заметные со всех сторон, они подавали знаки руками, и кажущаяся толпа татар вдруг оказывалась довольно организованной и начинала перестраиваться, продвигаясь вперед, к Верховной Раде. В этой части площади – между двором и сквером Победы – работали и журналисты. Татары поглядывали на нас явно недружелюбно, но на открытом пространстве при большом скоплении журналистов нас не задевали – их митинг, как и митинг русских, был заявлен мирным.

Через некоторое время с крыши собора Александра Невского в громкоговоритель стали звучать призывы к примирению, к необходимости разойтись. Запели и вялые для такого момента песни о Родине, их слова в общем гуле противостоящих сторон было невозможно расслышать, и воспринимались они неуместно. Мои мысли были только об одном: что с нашими ребятами во дворе Верховной Рады? Там, во дворе, по мере собирания русских, уже появились с одного края и развевающиеся флаги России, туда пробилась и часть митингующих русских. Как я потом узнала, всего во дворе наших оказалось человек семьсот, но стенку татар держали человек триста, остальные, находясь на возвышении у стены здания, скандировали и махали флагами, поддерживая державших оборону морально.

Т.Шорохова. Возвращение домой1

Среди митингующих татар ходили люди, распоряжающиеся их действиями, отдававшие им указания. Я невольно услышала, как один из них сказал, что когда станут кричать «коридор, коридор», коридора не давать, а, наоборот, начинать жать на левый (относительно входа) край, чтобы не дать возможности вынести пострадавших к машинам скорой помощи на улице Жуковского. Время от времени я снова пыталась обращаться к русским мужчинам, призывая их пойти к нашим на прорыв, но меня снова не понимали и мне не верили, хотя вокруг площади уже собралось несколько тысяч наших. Мы с подругой немного постояли с пением молитв и среди наших митингующих. Услышав от группки женщин о намерении уходить с митинга, я стала просить их не делать этого, так как во дворе остались наши ребята. Не знаю, услышали ли они меня.

Ближе к четырем дня мы увидели через проемы, что во дворе полетели бутылки с водой. Татары всё это время держали по бутылке подмышками (я-то думала, что для питья), затем раздался взрыв, словно взрывпакет. Взрыв был единственным. А потом в воздухе полетели и мелкие предметы. Как потом я узнала, это были газовые баллончики, которыми забрасывали русскую дружину. Уже после митингов выяснилось, что некоторым из наших ребят удавалось меняться, уходя на дальний план и вырываясь через толпу татар. Но отдельные дружинники простояли, сдерживая напирающих, по нескольку часов без смены, в то время как татары в своем натиске менялись перед ними до десяти раз.

Наконец стали кричать в громкоговоритель «коридор, коридор, людям плохо», и толпа татарского натиска стала действовать в соответствии с полученными ранее указаниями, надавливая на левый край, не давая возможности выносить пострадавших к скорым. Продолжая беспрерывно петь молитвы, мы перешли к машинам. Здесь уже был парень, сидевший прямо на земле в полуобморочном состоянии. Я подала ему бутылку воды. Другому защитнику Верховной Рады молоденькая медсестра в машине скорой помощи делала укол в вену.

Крик «коридор, коридор» переходил чуть ли не в истерический, татары продолжали нажимать, к скорым с прорывом выносили или приводили всё новых и новых пострадавших. Я видела, как грузили в машину пожилого человека, умершего от сердечного приступа, как принесли мужчину с затоптанными штанинами, как привели русского с окровавленной головой... Среди татар тоже, как оказалось, были пострадавшие из-за сильного сжатия их в авангарде.

Мы снова вернулись в толпу татар, стоявшую на периферии, ближе к скверу Победы. К этому времени у нас в руках уже были иконки, а на груди открыто привязаны Георгиевские ленточки. Продолжая петь и стоя почти у внешнего края их толпы, я услышала за спиной резкий мужской смех. Оглянувшись, увидела молодого татарина богатырского сложения и перехватила его жест, словно он ударяет кого-то головами друг о друга. Жест явно относился к нам. Я посмотрела парню в глаза и отвернулась. Он сразу подошел к нам и стал резко спрашивать, что мы здесь делаем, за кого мы и с кем мы. На эти вопросы я ему ответила: «Давай поговорим не обо всех, а о тебе и обо мне. У тебя есть мать, а у меня есть сын. И у меня в груди, как и у твоей матери, – материнское сердце. Ты живешь в Крыму, и мой сын живет в Крыму. И я хочу, чтобы вы между собой были добрыми соседями. Поэтому я здесь, и об этом я сейчас молюсь. Ты понял?» Он сразу как-то обмяк, даже, я бы сказала, подобрел и отошел от нас.

Когда мы ходили среди татар с пением молитв, на нас наткнулись тележурналисты. Я сначала подумала, что они хотят взять интервью, но ведущий только попросил: «Продолжайте петь». Оператор снял сначала нас, потом иконочки крупным планом. Когда они собрались уходить, я спросила у журналиста, откуда они. «Из Грузии», – последовал ответ. Тогда я спросила его: «Вы православный?» Он ответил: «Да». «Я тоже православная, и прошу вас, говорите правду!» – обратилась я к нему, объяснив, откуда я и кто. Он кивнул, и ушел в толпу вместе с оператором.

Вскоре было объявлено, что стороны достигли договоренности о перемирии, и поэтому надо расходиться. Татары стали освобождать площадь, за ними потянулись русские. В это время блокировка связи была снята, и телефоны заработали. Мы нашли тех русских, которые держали оборону во дворе Верховной Рады, и которых я назвала «триста спартанцев». От них, кому удалось остаться без явных травм, узнали, как развивались события на последней стадии их сжатия. Когда появились пострадавшие, татары оттеснили русских к входу в здание Верховной Рады. Их положение оказалось критическим, но изнутри дверь открыли, чтобы их впустить. Внутри, в холле, оказались люди со щитами, которые пропустили русских через ход в противоположной стене здания, а татар задержали. Татары, выкрикнув свои требования людям со средствами защиты, всё поняли и здание оставили, после чего митинги объявили закрытыми, и люди стали расходиться.

Вечером я стала читать сообщения в интернете о случившихся событиях. Соотношение правдивой информации по отношению к ложной – 1 к 4! Настоящая информационная война с задачей не только сбить людей с толку, но и полностью их дезинформировать, довести до психического расстройства.

А утром мы узнали, что отряды самообороны заняли административные здания в Симферополе, и поэтому центр города был оцеплен милицией: здесь был запрещен проход и проезд. Еще через день я увидела в аэропорту «вежливых людей» в военной форме, перед которыми редкой цепью стояли безоружные гражданские лица из народного ополчения. У каждого на груди цвела геройская Георгиевская ленточка.

Продолжение  следует

Автор: Татьяна ШОРОХОВА, Симферополь. Источник: «Литературная газета + Курьер культуры», №6-2015.

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.