Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Николай ИЛЬЧЕНКО

Николай Ильченко

"Что остаётся на земле от человека? Народная мудрость гласит: «Посади дерево, построй дом, воспитай ребёнка». ...

Читать далее

Елена РАСКИНА

Елена Раскина, поэт, писатель

Писатель, поэт, журналист, ученый, преподаватель. Доктор филологических наук, исследователь творчества Н.С. Гумилева и поэтов «серебряного ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Валерий ВОВК. Портал спасения. Глава 5. Остров великанов

Портал спасения_Глава 5

(Отрывок)

Всё произошло, как и в прошлый раз, когда Ноэль посещал жителей подводного мира. Корабль дромовцев доставил его к входу в портал, координаты которого сообщил ему Мудрец. Теперь уже мальчик, помня наставления Учителя, не испытывал ни малейшей неуверенности в своих действиях. Без тени сомнения он шагнул в тёмный провал тоннеля, почувствовал лёгкое сопротивление энергетической защиты и, пройдя всего несколько шагов, зажмурил глаза от внезапного яркого света. В лицо ему пахнуло жарким воздухом. Значит, всё идёт как надо, подумал Ноэль: это Африка, как и говорил Учитель.

После прохлады перехода тоннеля он мгновенно было вспотел, но пот тут же высох под жаркими лучами солнца. Воздух был чрезвычайно сухим. Глаза мальчика понемногу привыкали к слепящему свету, он снял с плеч небольшой рюкзак песчаной комуфляжной расцветки и достал заранее приготовленные солнцезащитные очки. Перед ним, сколько доставал взгляд, раскинулось ровное выжженное солнцем пространство. Лишь кое-где виднелись редкие, почти безлистные деревья с сухими, причудливо покрученными стволами.

Опасаясь возможной встречи с хищниками, он переложил из рюкзака в карман лёгких шорт дромовский стержень, переведя его в положение парализатора, поправил широкополый легкий тропический шлем на голове и тронулся в путь.

Дорога его лежала к едва различимым в раскалённом мареве у самого горизонта предгорьям Килиманджаро – самой высокой горной гряды африканского континента. Где-то там, у самой вершины, среди вечных снегов он должен был отыскать пещеру, которая таила в своих недрах еще один проход в неведомый мир. Этот проход ему и предстояло закрыть в этой экспедиции.

Он старался идти размеренным шагом, экономя силы на испепеляющей жаре. Шаг за шагом он продвигался к намеченной цели, которая казалась столь же далёкой, как и час назад. Пару раз он наблюдал неспешно двигавшихся вдалеке жирафов, однажды чуть не наткнулся на спящего в соломенно-рыжей траве льва. Несколько долгих мгновений мальчик с зажатым в руке стержнем-парализатором и хозяин саванны разглядывали друг друга. Затем хищник, видимо, решив, что встречный не подходит в качестве добычи, а как противник, напротив, может представлять угрозу, лениво рыкнув на прощание, удалился по направлению к ближайшему дереву.

Наконец Ноэль почувствовал, что вроде бы становится немного холоднее – он счёл это первым признаком приближавшихся гор. Чем ближе он подходил к горе, тем заметнее менялся мир вокруг. Воздух становился прохладнее, а растительный мир всё более разнообразным. Ноэль знал, что местность эта абсолютно безлюдна, до ближайшего более-менее крупного населенного пункта – сотни километров, а до столицы Танзании, на территории которой он, собственно, и находился – почти шестьсот! Встретить здесь можно было разве что немногочисленных альпинистов, которым не давала покоя слава немца Ганса Майера, покорившего Килиманджаро почти сто лет назад. Местные же племена издревле относились к горе с недоверием и суеверным страхом. Считалось, что на Сверкающей Горе (именно так переводится Килиманджаро с языка суахили) живут злые духи и всякому человеку ходить туда крайне опасно. Отдельные смельчаки, привлечённые стремлением добыть серебра, которым якобы покрыта вершина (Ноэлю, кстати, тоже пришло на ум это сравнение), рисковали жизнью и таки добирались до холодных сверкающих россыпей, но... «серебро» таяло у них в руках, что лишний раз подтверждало происки злых духов.

Спустя еще два часа пути Ноэль с удивлением обнаружил себя в настоящем тропическом лесу. Банановые деревья обвивали лианы, среди камней струился неширокий ручей с кристально чистой холодной водой. Затаив дыхание, он наблюдал как, грациозно перепрыгивая с камня на камень, к водопою подошла, огромная пятнистая кошка. Напившись, леопард также бесшумно исчез в чащобе... Усталость уже давала знать о себе, и Ноэль решил устроить привал. Собственно, он и не надеялся подняться к вершине, конечной своей цели на этом этапе, в один день. Практически никому подобное не удавалось. Оглядывая окружающую его буйную природу, он не верил сам себе, что еще сегодня он часами шел по безжизненному плоскогорью под палящими лучами солнца. Иногда, бросая взгляд сквозь раскаленный воздух на плававшую в небесах снежную вершину, у подножья которой проплывали густые белые облака, он был готов поверить местным преданиям, утверждавшим, что Килиманджаро не стоит на земле, а парит в небесах.

Поужинав припасёнными из дома продуктами, Ноэль достал из рюкзака лёгкий поролоновый коврик и удобно устроился на ночлег на мягкой траве под раскидистым деревом. Сон его лишь чуть тревожили крики неугомонных обезьян да негромкое журчание ручья. Утром, умывшись холодной чистой водой из ручья и выпив чаю из термоса, он продолжил восхождение. Вскоре окружающий его пейзаж вновь стал на глазах меняться – стали появляться болотистые поляны, сплошь покрытые пестрым ковром ярких цветов, стволы деревьев густо покрывал мох. В каких-то ста метрах от мальчика, шумно отфыркиваясь, протопало небольшое стадо слонов.

Ещё через полчаса Ноэлю пришлось достать из рюкзака лёгкую, но тёплую куртку – холодало. Растительность вокруг становилась всё более и более скудной, и вот уже один лишь большой голый холодный камень, кое-где покрытый пятнами снега, окружал мальчика.

Ноэль настроил навигационную систему стержня на поиски нужной ему пещеры, вход в которую должен был находиться где-то совсем уж неподалёку. Ориентируясь по подсказкам прибора, он стал смещаться вправо, к огромному каменному козырьку, покрытому толстым слоем наледи. Именно под ним он и обнаружил вход в пещеру. Первая часть пути была пройдена. Впрочем, как подозревал Ноэль, это была самая лёгкая часть. Из темноты пещеры тянуло ледяным холодом. Ноэль поёжился, какое-то мгновенье постоял в нерешительности и шагнул во мрак неизвестности.

Холод в пещере был просто пронизывающий до костей, какова её протяженность, он не знал, и потому старался идти быстро. Яркий луч стержня разрезал кромешную тьму. Изредка Ноэль переводил луч вверх, чтобы оценить высоту пещеры. Она была практически неизменной на протяжении всего пути – около трёх метров. Наконец вдали забрезжил слабый свет. Мальчик прошел ещё метров триста, и перед ним у подножья горы, плавно спускавшейся небольшими уступами, раскинулась безбрежная морская гладь.

Внимательно глядя под ноги, он стал спускаться по крутым откосам. Ещё издали Ноэль заметил на морском берегу трёх темнокожих людей, возившихся у большой лодки. Внешне они ничем не отличались от коренных обитателей африканского континента, он даже поневоле вспомнил своих старых знакомых такумов. Как сложатся его отношения со здешними жителями? На всякий случай он удобней перехватил рукой дромовский стержень, установленный в режим парализатора. Он не хотел причинять этим людям никакого вреда, но как они поведут себя с ним? Вот сейчас и выясним, решил мальчик и направился прямиком к лодке. Аборигены заметили его, но никакого испуга и даже особой осторожности не проявили. Просто стояли, внимательно разглядывая подходившего к ним незнакомца. Впрочем, отметил Ноэль, каменные топоры и копья из рук они не выпускали.

Ноэль подошел поближе к аборигенам и дружелюбно улыбаясь, поприветствовал их на французском языке. Конечно же, он не надеялся, что они поймут его речь, но странно было бы подходить молча, с чего-то надо было начинать контакт. Он рассчитывал в ответ на своё приветствие прочитать их мысли, но каково же было его удивление, когда один из чернокожих ответил ему на языке, довольно похожем на немецкий. Ну да, конечно, вспомнил Ноэль, столько лет колониальной европейской политики не могли пройти для Африки незаметно! Чьей там колонией была Танзания? И значит ли это, что перед ним африканцы?

Изначально, как помнил Ноэль, Танзания была немецкой колонией. Затем немцев вытеснили вездесущие англичане. Выходит, перед ним потомки тех людей, что жили ещё под властью Кайзера. Он снова обратился к ним, на сей раз уже по-немецки, и к немалой его радости увидел, что аборигены понимают его. Вот где пригодились уроки Фелиции! Конечно, местное наречие было довольно далеко от современного немецкого языка, но основа, структура была, несомненно, той же. Старший из собеседников Ноэля, высокий худой мужчина возрастом, пожалуй, за шестьдесят лет, а то и постарше, сказал, что зовут его Нгумбу, и кратко поведал мальчику о своём народе. Жили аборигены на многочисленных прибрежных островах, занимались в основном скотоводством и рыбной ловлей. Значит, подумал Ноэль, скорее всего, это действительно потомки танзанийцев – многие племена на африканском континенте и по сей день сохранили подобный образ ведения хозяйства. Не зря ведь многие местные легенды повествуют о смельчаках, навсегда сгинувших в царстве злых духов, которые обитали на вершине Килиманджаро. Кстати, собеседник Ноэля и его соплеменники не обнаружили никакого удивления от появления мальчика. Как тут же выяснил Ноэль, подобные случаи иногда происходили и раньше. Совсем нечасто, но всё же происходили. Гораздо больший интерес у аборигенов вызвала одежда мальчика и его цвет кожи. Видимо, решил Ноэль, я первый из белых людей, кто забрался так далеко. А возможно, этот портал был открыт сравнительно недавно. По историческим меркам, конечно, недавно. Естественно, он понимал далеко не всё из речи собеседника, но улавливал главное, а недостающее сканировал в мыслеформах Нгумбу. Так или иначе, подытожил он, когда бы ни был открыт этот портал – закрыть его предстоит именно ему, и уже в самое ближайшее время. Вот только не получится ли так, что, отрезав проход из параллельного мира, он уничтожит даже гипотетическую возможность для этих людей вернуться на свою далёкую прародину? Навечно запрёт их в своеобразной резервации? Он обратился с вопросом к Нгумбу, известно ли тому о случаях обратного перехода через пещеру. Старик внимательно выслушал его и отрицательно покачал головой. Таких случаев не было, сказал он. Большая Гора пропускает людей только сюда. Обратного пути нет. Впрочем, как понял Ноэль, местных это обстоятельство не сильно огорчает – жить в здешнем мире вполне возможно: климат благоприятный, земля плодородна, море изобилует рыбой... Одна беда у их народа, сказал Нгумбу, и его соплеменники тут же согласно закивали головами, – Большие Злые Люди! При этих словах они даже рефлекторно оглянулись с опаской вокруг. Страх их был таким неподдельным, что на мгновенье даже передался Ноэлю, и он стиснул стержень покрепче в ладони. Он огляделся вокруг и не заметил никакой опасности. Ладно, решил он про себя, разберёмся, кто такие эти Большие Злые Люди, время у него ещё есть.

Старик Нгумбу, как выяснил Ноэль, оказался вождём племени и пригласил мальчика посетить остров, где сейчас проживает его народ. Ноэль поневоле обратил внимание на слово «сейчас». Что это значит? Не следует ли это понимать так, что у племени не существует постоянного места обитания? И еще он обратил внимание на тот факт, что вождь вместе с простыми соплеменниками выходит на ловлю рыбы. В памятном ему племени такумов такое представить было бы просто невозможно – там вождь Перус, как верховный правитель, никогда не снизошёл бы до такого унижающего его достоинство занятия! Обстоятельство было вроде бы малозначительным, но сразу же вызвало у мальчика симпатию к Нгумбу. Заметно было также, что сопровождавшие вождя рыбаки испытывают к нему почтение и уважение, но никак не страх. И это также понравилось Ноэлю. Вскоре он узнал, почему Нгумбу определял остров как временное место жительства своего народа.

Ноэль сидел на корме лодки и с удовольствием наблюдал, как ловко и уверенно работают короткими вёслами двое гребцов. Лёгкое судёнышко буквально летело по волнам. Не прошло и получаса, как вдали показался остров. Выглядел он даже с расстояния весьма привлекательно: вдоль побережья росли высокие пальмы с раскидистыми кронами, берега нешироких лагун покрывал мелкий золотистый песок, далеко над спокойной водой разносился разноголосый птичий щебет... Лодка обогнула небольшой мыс и направилась к одной из самых больших лагун. Прямо у кромки воды Ноэль заметил ещё несколько лодок, похожих на ту, на которой они плыли. Вокруг находилось десятка два полуголых чернокожих людей, занятых какой-то, видимо, повседневной работой. Вдруг стая птиц с ближайших пальм с громким шумом крыльев разноцветной тучей взлетела в небо. Люди на берегу оставили свою работу, напряженно и встревожено вглядываясь в чащу пальмового леса. Послышался громкий треск ломаемых деревьев, и на берегу лагуны появилось какое-то странное существо. Ноэль затруднился отнести его к какому-нибудь виду известных ему животных: зверь одновременно походил и на огромного ящера, и на кенгуру с острыми собачьими зубами и кривыми когтями, и на доисторического тираннозавра. Но сразу было почему-то ясно, что это хищник.

Бой с звероящером. Худ. Антон Смирнов

Бой с звероящером

Чудовище двигалось какими-то странными механическими рывками, застывая на долю секунды и тут же молниеносно перемещаясь на несколько метров. С громкими криками ужаса люди бросились бежать от него в разные стороны: кто-то ринулся в джунгли, другие устремились в море, некоторые просто пытались спрятаться под перевёрнутыми лодками. Одна из них под хлёстким ударом мощного хвоста звероящера разлетелась в щепки. Кубарем выкатившийся из-под неё окровавленный человек, припадая на покалеченную ногу, пытался уползти под защиту леса. Страшная когтистая лапа подбросила его в воздух, щёлкнули острые челюсти, и с беднягой было покончено. Зверь застыл на несколько мгновений, выискивая новую жертву... Гребцы в лодке Ноэля застыли, опустив вёсла, парализованные этим жутким зрелищем. Они не доплыли до берега всего двадцать-тридцать метров.

– Вперёд! – закричал Ноэль, сбросив опасение. – Вперёд, к берегу!

Туземцы уставились на него круглыми от ужаса и непонимания глазами. Ноэль выхватил у одного из них весло и стал сам загребать воду, другой гребец чисто автоматически стал помогать ему. Не дожидаясь пока лодка уткнётся носом в песок, мальчик прыгнул в воду, погрузился почти по пояс и стал выбираться на берег. Дромовский стержень он держал высоко над головой. Зверь заметил его и стал не спеша разворачиваться в сторону Ноэля.

Ноэль страха не испытывал. Перед глазами его стояла страшная картина гибели человека в пасти чудовища, и единственным желанием его было это чудовище уничтожить. Немедленно! Он перевел указатель стержня в положение максимального режима воздействия, и перед его вытянутой рукой бледным голубоватым светом возник пятиметровый луч смерти. Зверь ещё какую-то секунду стоял неподвижно, казалось, он был удивлен неожиданно появившимся странным человеком, вовсе не собиравшимся спасаться бегством. Это было непривычно и непонятно, это никак не укладывалось в его маленьком мозгу... Затем, издав низкий рык, зверь бросился на Ноэля. Мальчик стоял неподвижно, вытянув перед собой тонкий синеватый луч. Со стороны это, пожалуй, напоминало некую странную корриду. Только тореро был уж слишком юным, а то, что представлялось «быком», походило на чудовище из ночных кошмаров. Звероящер налетел на луч стержня, как невероятной величины жук на стальную булавку. Ноэль успел сделать три шага назад, и чудовище, сотрясаясь в конвульсиях, рухнуло прямо у его ног.

Несколько секунд стояла полная тишина. Ноэль слышал только, как скребут по песку огромные когти поверженного им хищника. Затем побережье огласили крики восторга. Люди еще с опаской выходили из-за деревьев, выбирались из воды и шаг за шагом приближались к мёртвому чудовищу, с изумлением бросая восторженные взгляды на Ноэля. Мальчик уже убрал дромовский стержень в карман куртки, и потрясенным аборигенам, наблюдавшим короткий бой с немалой дистанции, казалось, что уничтожил он зверя, просто вытянув руку. Несомненно, такое было под силу только Богу. Конечно же, изумленные туземцы повалились на колени.

Всё происходящее вновь напомнило Ноэлю недавние события на острове такумов. Выступать в роли Бога и чудотворца уже становилось для него привычным делом. Он поискал глазами Нгумбу. Вождь стоял поодаль от убитого мальчиком зверя и успокаивал рыдающую у него на плече молодую женщину. Видимо, вдова погибшего островитянина, решил мальчик. У остальных же туземцев радость от уничтожения опасного хищника превосходила сожаление от гибели соплеменника. Поднявшись с колен и, отдав таким образом дань поклонения новоявленному Богу, эти дети природы тут же принялись плясать над телом поверженного врага. Ноэль решил, что его миссия на данный период выполнена, и кивнул издали вождю, приглашая того отойти в сторону для беседы. Старик понял жест мальчика и, передав всё ещё рыдавшую женщину родственникам, направился в его сторону.

– Часто случаются такие нападения? – спросил Ноэль.

Нгумбу отрицательно покачал головой.

– Нет, нечасто... Но всегда неожиданно. И всегда есть жертвы.

Он поведал Ноэлю, что, к счастью, популяция зератов, так местные называли звероящеров, невелика. Потому и нападения на людей случаются довольно редко. Но ведь, со вздохом добавил старик, и народ их немногочислен. Зераты не имеют постоянного места обитания, они неплохо плавают и, перебираясь с одного острова на другой, обитают там, пока не уничтожат всё живое в округе. Они охотятся и на местных животных, и на людей. Противостоять им никто не может поэтому племена, населяющие острова, вынуждены кочевать с одного на другой. Благо их, островов, в океане великое множество. Однако проходит время и на вновь заселённый остров снова приплывает один или два зерата...

– Иногда, когда совсем плохо с добычей, – добавил старик, – они нападают даже на Больших Злых Людей. Бывает даже, что и успешно...

Из рассказа вождя Ноэль понял, что те, кого он называет Большими Злыми Людьми, живут на самом крупном острове и ведут оседлый образ жизни. Размерами и, соответственно, физической силой они значительно превосходят людей племени Нгумбу, да и всех остальных туземцев. Кочевать с острова на остров у них нет необходимости, так как звероящеры для них не представляют критической опасности. Конечно, злобные твари периодически попадают и на их земли, нападают на оставленных без присмотра детей и даже, бывает, калечат взрослых, но неизменно бывают уничтожены копьями и дубинами. Во многом этим и объясняется сравнительно небольшая численность этих хищников – их уничтожают Большие Злые Люди, да ещё гигантские акулы, которые охотятся на звероящеров во время пересечения ими водного пространства. За это, сказал вождь, большое спасибо Большим Злым Людям, но больше благодарить их не за что: всякого туземца, случайно попавшего на их остров или повстречавшегося в море, они убивают и съедают. Так что в этом отношении они ничуть не лучше ящеров. Сами, конечно, они не планируют набеги на соседей, но случайная встреча с ними означает неотвратимую смерть.

Ноэль заинтересовался рассказом вождя, и ему захотелось лично посмотреть на этих Больших Людей, а имея в кармане верный стержень, они не представлялись ему такими уж опасными. Он спросил у вождя, как далеко находится их территория и сможет ли тот помочь ему туда добраться? Нгумбу пришел в ужас от такой просьбы и начал усиленно отговаривать Ноэля от этой опасной идеи. Мальчик жестом руки остановил поток его красноречия.

– Ты видел, что я сделал с ящером? – спросил он спокойно. – Кто-нибудь из Больших Злых Людей смог бы так?

Нгумбу нехотя вынужден был признать, что в одиночку, к тому же так мгновенно, победить страшного зверя не под силу никому из живущих на этой земле. Также неохотно он согласился выделить лодку и гребцов из числа лучших мореходов племени.

* * *
Ноэль переночевал под пальмой недалеко от кромки прибоя на том же коврике, на котором он провёл и предыдущую ночь. Вождь настойчиво приглашал его в свою хижину, мальчик, однако вежливо, но твёрдо отказался, мотивировав это необходимостью общения с ночными духами неба. С такими аргументами Нгумбу спорить, конечно же, не мог и оставил Ноэля в покое. Хотя для пущего спокойствия выставил невдалеке охрану из нескольких самых опытных воинов. Стража, впрочем, вела себя крайне деликатно, и мальчик отлично выспался под мерный шелест морских волн.

Ранним утром на большой лодке в сопровождении четырёх гребцов он направился в сторону острова, где обитали Большие Злые Люди. Ещё одну лодку, совсем маленькую, они тащили за собой на буксире: Ноэль, видя страх и напряжение, с которым собирались в путь сопровождавшие его туземцы, решил не травмировать психику этих людей и непосредственно к Острову Великанов, как называл он его про себя, отправиться в одиночку. А большая лодка будет его дожидаться на безопасном расстоянии от берега. В виду берега он пересел в свою легкую лодочку и, орудуя одним единственным веслом, быстро погнал её к острову. Весь путь занял не более получаса. Он без особого напряжения вытащил ненадежное судёнышко на прибрежный песок, огляделся и направился вглубь острова.

Он осторожно двигался через негустой пальмовый лес, периодически подныривая под толстые лианы, обвивавшие стволы деревьев. Пройдя около двухсот метров, вышел на большую поляну. Земля, насколько хватало взгляда, была то ли перепахана, то ли перекопана. Оставив решение этой загадки на потом, Ноэль на всякий случай решил обойти открытое пространство по краю леса. Через несколько минут он наткнулся на крупное животное, по внешнему виду чрезвычайно напоминавшее обычную земную свинью или дикого кабана, с громким пыхтением толкавшее перед собой средних размеров серый камень, измазанный сырой землёй. Заметив мальчика, кабан с испуганным хрюканьем умчался в чащу, бросив на произвол судьбы свою ношу.

Ноэль внимательно пригляделся к оставленному свиньей предмету и с немалым удивлением обнаружил, что на самом деле перед ним вовсе не камень, а огромная картофелина величиной с ведро. Сделав несложное умозаключение, Ноэль пришел к выводу, что виденное им только что перепаханное поле не что иное, как обычный огород. Но если картошка на этом огороде вот таких вот размеров, то каковы же сами земледельцы?! Теперь слова вождя о местных жителях, как о людях «очень большого роста» приобретали совсем другой смысл! Ноэль произвёл в уме несложные подсчёты: если земная картофелина в диаметре составляет около десяти сантиметров, а средний рост современного ему, скажем, француза – где-то метр семьдесят, то, следуя элементарной логике, применяя коэффициент пропорциональности, рост здешних жителей... восемь с половиной, а то и все девять метров! Да это действительно не просто очень большие люди – это великаны! Это открытие заставило его покрепче сжать в руке дромовский стержень и удвоить бдительность.

Вскоре он вышел на другую поляну, по краю которой протекал широкий ручей или, скорее даже, небольшая речка. А практически в центре поляны расположилась бревенчатая хижина, окруженная несколькими неказистыми строениями, явно хозяйственного назначения. Мальчик, сжимая в руке стержень, застыл как вкопанный. Хижина была размером с пятиэтажный дом!

Ноэль, внимательно оглядывая окрестности, направился в сторону хижины. У входа в неё находилась примитивная кухонная утварь. Один из глиняных горшков, очевидно, для варки уже виденной мальчиком картошки, был почти вровень с его ростом. Ноэль заглянул в хижину, благо дверей как таковых не было вовсе, перед собой увидел большой стол высотой около четырех метров и табурет два с половиной метра. Применяя мысленно коэффициент, ему не трудно было определить размеры увиденного.

В углу дома он заметил три грубо сколоченных ложа – примитивно зачищенные стволы среднего размера деревьев на основе из больших гранитных валунов. Всё это было покрыто шкурами разнообразных животных, среди которых Ноэль отметил две леопардовых и одну львиную. Да, подумал он, сориться со здешними хозяевами – себе дороже! Но, собственно, он ведь и не собирался с ними сориться, совсем даже наоборот!
Как будто подслушав его мысли, от края леса донесся громкий хруст ломаемого кустарника, и на поляну перед хижиной вышли её хозяева. Это была, судя по всему, семья – двое взрослых, отец и мать, а также их ребёнок... Ноэль чисто автоматически отметил про себя, что рост здешних обитателей он вычислил абсолютно верно – мальчик был выше его на две головы, рост женщины составлял никак не меньше восьми метров, а отца семейства так, пожалуй, и все девять!

Великаны и туземцы. Худ. Антон Смирнов

Великаны и туземцы.

Великаны остановились на краю поляны, разглядывая Ноэля без особого, впрочем, интереса. Окинув их быстрым взглядом, Ноэль отметил, что верхней одежды, не считая тростниковой набедренной повязки, у отца не было. Несмотря на громадный рост великана, его тело было пропорциональным, с атлетически выраженной мускулатурой, при этом вес гиганта, по мнению Ноэля, не превышал 500 килограмм. Голова и лицо по форме ничем не отличалась от головы и лица землян, но в несколько раз превышали их своими линейными размерами. На высокий открытый лоб вертикальными кольцевидными прядями спадали черные волосы. Лицо великана, на первый взгляд, было похоже на образ статуй-исполинов, обнаруженных голландскими моряками первопроходцами в 18 веке на острове в юго-восточной части Тихого океана. По-моему, это территория Чили, вспомнил Ноэль, а остров потом назвали «островом Пасхи».

Огромные миндалевидной формы глаза, настолько точно передавали его состояние, что Ноэль без труда прочел в его взгляде к нему обращенный вопрос – кто он? И что он тут делает?

По мере сокращения расстояния Ноэль отметил, что тело отца-великана, покрыто короткими, густыми, с характерным металлически-глянцевым блеском черными волосами. По всей вероятности, волосы служили ему основным защитным барьером не только от острых щипов растений леса, назойливых насекомых, но и от атмосферных осадков в сезон дождей.

Массивные мускулистые руки двигались с высокой степенью координации с движением ног. Пальцы кистей рук были массивными и оканчивались ногтевыми фалангами-когтями, втянутыми вовнутрь, которые при необходимости превращались в разящее смертоносное оружие, так как длина их достигала не менее 25 сантиметров. Манера ходьбы, несмотря на огромный вес тела, позволяла великану быстро менять положение своего тела в случаях возникновения какой-либо опасности и переходить в «боевую стойку» при отражении внезапного нападения. Размер ступней колебался в пределах 80-100 сантиметров, что позволяло ему удерживать устойчивое равновесие тела во время движения. Ширина у основания пальцев стопы была не мене 45 сантиметров, длина большого пальца около 20, а мизинца не менее 15 сантиметров.

За его спиной виднелась дубина, форма которой напоминала булаву. Дубина крепилась посредством ремня из лиановых волокон, перекинутого через плечо.

Женщина-великан, в отличие от своего спутника, была на голову ниже ростом, тело её было облачено в одежды из шкур животных – семейства кошачьих. Судя по характерному окрасу, это были шкуры гепардов. На её голове не было ни единого волоска, что придавало особое изящество её облику. Овальной формы лицо, высокий выпуклый лоб, глубоко сидящие миндалевидные карие глаза, прямой правильной формы нос и тонкий обвод широких выпуклых губ. Тотемные украшения на её шее и запястьях рук свидетельствовали о том, что их обладательница была представителем племени жрецов. Судя по её поведению, она всецело была сосредоточена на их сыне и обеспечивала его безопасность. Юнец великанов унаследовал от своих родителей не только рост и внешнюю схожесть, но и удивительно точные повадки своих родителей, что проявлялось в характерных движениях тела, его атлетической пропорциональности и природной мощи…

Видимо, встреча с подобными мальчику людьми не была для них чем-то особенным. Ноэль тем временем, вспомнив уроки Учителя, сосредоточил всё внимание на установлении мысленного контакта с великанами. Теперь уже, вооруженный новыми знаниями, он мог не только проводить мысленное общение, но и внушать им свою волю. Это было только внешне похоже на заурядный, кратковременного действия гипноз – в реальности же мальчик мысленно передавал этим примитивным людям свои ценностные установки, своё видение моральных устоев, нравственные правила. Ничем подобным на практике Ноэль ещё не занимался и потому, естественно, испытывал определённое волнение. Впрочем, как тут же выяснилось, тревога его оказалась напрасной – умственное развитие великанов оказалось весьма примитивным, фактически обратно пропорциональным развитию физическому, и Ноэль легко смог передавать им свои мысленные установки.

Убедившись, что опасность со стороны великанов ему больше не угрожает, мальчик решил побеседовать с ними. Для этого ему пришлось забраться на перевёрнутый глиняный горшок, а хозяевам сесть прямо на траву. И только тогда их головы стали находиться почти на одном уровне.

Ноэлю казалось, что он попал в книгу о приключениях Гулливера, но только в ту её главу, где персонаж пребывает на острове великанов. Собственно, так всё и было – он находился на острове великанов, но, к счастью, не был так беспомощен, как Гулливер...

Художник Антон Смирнов.

------------------------------------------------------

Вовк В. Портал спасения: Фантастический роман. – Севастополь: «Литгазета Плюс», 2017. – 268 с., илл. / Художник А. Смирнов (Москва).

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.