Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Александр ФЕДОСЕЕВ

Александр Федосеев

Александр Федосеев родился в 1957 году в Тульской области. Окончил техническое училище, получив ...

Читать далее

Александр ВОЛКОВ

Александр Волков

 

Член Национальных Союзов писателей Украины и России. Лауреат премии им. Л.Н. Толстого (2003 г.), премии ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Владимир ШАВШИН. «К чему холодные сомненья...»

К чему_

Крым обладает волшебной особенностью – притягивать к себе людей, хоть однажды попавших в этот благословенный край. Не был исключением и Александр Сергеевич Пушкин, совершивший в 1820 году с семейством героя Отечественной войны 1812 года генерала Н.Н. Раевского поездку в таинственную, овеянную мифами и легендами Тавриду...

Когда Александр Пушкин еще учился в лицее, в Царское село привезли пирамидальные тополя из далекого и древнего Крыма. Видимо, это и было его первое соприкосновение с благословенной Тавридой. Возможно, особая историческая аура этих мест всегда влекла поэта. Ведь с Крымом связано генеалогическое древо предков А.С. Пушкина. Где-то в конце XIV или в начале XV века из Тавриды «был зван под высокую руку царя московитов» князь Степан (Стефан) Васильевич Ховра (Хомра, Комла). От него пошли потом Владимир Ховрин (Ховра), Иван Голова, Петр Головин и, наконец, Евдокия Головина – прямая прабабка Александра Пушкина.

Появлению же А.С. Пушкина в Крыму предшествовали следующие обстоятельства. Ода «Вольность», послание «К Чаадаеву», стихотворение «Деревня», убийственно меткие эпиграммы на царя и его придворных переполнили чашу терпения Александра I. В 1820 году последовала ссылка на юг, впрочем, «с соответствующим чином (коллежского секретаря – Авт.) и соблюдением возможной благовидности». В Екатеринославле поэт заболел, но в конце мая в город прибыл генерал Н.Н. Раевский и договорился с начальником А.С. Пушкина И.Н. Инзовым, благожелательно относившемуся к поэту, об его отпуске. Так Пушкин оказался на Кавказских водах, а затем и в Крыму.

В августе 1820 года на корвете «Або» с семейством генерала Раевского поэт прибыл в Гурзуф, где в доме Армана Ришелье, потомка знаменитого кардинала XVII века, провел три недели – «счастливейшие минуты своей жизни». В начале сентября Пушкин с генералом и его младшим сыном Николаем продолжили крымское путешествие. Их путь лежал через Балаклавский Свято-Георгиевский монастырь, оставивший в душе поэта наиболее яркие впечатления.

И. Айвазовский.  Пушкин и Мария Раевская в Гурзуфе. 1899. (2)

И. Айвазовский.
Пушкин и Мария Раевская в Гурзуфе. 1899.

Проехав по Южному берегу Крыма, спутники поднялись в горы по Шайтан-Мердвен (Чертова лестница) – древнему горному перевалу, затем проехали около восьми километров по римской дороге, сделали небольшую остановку в Байдарах (с. Орлиное) и вечером 6 (18 по н.с.) сентября прибыли в монастырь.

И. Айвазовский. А.С Пушкин на вершине Ай-Петри при восходе солнца. 1899.

И. Айвазовский. А.С Пушкин на вершине Ай-Петри при восходе солнца. 1899.

Кроме настоятеля митрополита Хрисанфа, в обители находились два священника: Григорий Демановский, Семеон Соколовский, четыре иеромонаха – Платон, Исаакий, Моисей, Парфений и восьмидесятитрехлетний послушник Чернинский (Чернов). Все они видели Александра Пушкина и Раевских, кто-то из них прислуживал при трапезе, а также принимали участие в вечерней и утренней службах в храме Св. Георгия.

Церковная легенда утверждает, что монастырь был основан в 891 году греками спасшимися годом ранее во время бури на возвышающейся в море скале, получившей название Святого явления, или Георгиевской. На ней они нашли икону Святого, после молитвы которому буря прекратилась.

Думается, что легенда о cпаcении греков могла иметь реальную основу. Вполне возможно, что здесь в период эмиграции в Крым преследуемых иконопочитателей обосновались монахи. На месте их келий и небольшой пещерной церкви и возникла обитель, одна из древнейших в России. Возможно, что именно здесь, св. апостол Андрей Первозванный, один из ближайших учеников Иисуса Христа, придя к берегу моря близ Херсонеса, остановился на большом камне, совершил молитву и благословил «море Понтское».

И.  Айвазовский.  Девятый вал. 1850.

И. Айвазовский. Девятый вал. 1850.

15 ноября 2005 года на территории монастыря на средства Центра национальной славы и фонда Андрея Первозванного был открыт памятник св. Апостолу.

Впрочем, первое известное нам документальное упоминание о Балаклавском Свято-Георгиевском монастыре относится к 1578 году. С историей Свято-Георгиевского монастыря связаны имена выдающегося русского богослова и проповедника архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия (Ивана Алексеевича Борисова), наместников обители просвященных священно-служителей митрополитов Хрисанфа Новопатрского и Агафангела, адмирала М.П. Лазарева.

Вид монастыря Св. Георгия.  Гравюра. XIX в.

Вид монастыря Св. Георгия.
Гравюра. XIX в.

Монастырь был закрыт в 1929 году. После многих лет забвения и запустения, в 90-е годы прошлого века началось возрождение крымских православных святынь.

Братия монастыря. Храм  св. Георгия. Фото 1890-х гг.

Братия монастыря. Храм св. Георгия. Фото 1890-х гг.

14 сентября 1991 года на Георгиевской скале водрузили семиметровый крест, правда, не каменный, как в 1891 году, когда монастырь отмечал 1000-летний юбилей, а металлический. В 1993 году по благословению епископа Симферопольского и Крымского Василия была зарегистрирована религиозная организация Свято-Георгиевского мужского монастыря Крымской Епархии Украинской православной церкви Московской патриархии. Первым наместником монастыря стал архимандрит Августин (Александр Половецкий).

Скала Святого явления (Георгиевская).

Скала Святого явления (Георгиевская)

Западнее монастыря расположена балка Дианы и сложенный из вулканических пород мыс Фиолент, в древности – Партениум (девичий, девственный). С этим местом связан один из самых популярных древнегреческих мифов о дочери Агамемнона и Клитемнестры – Ифигении. Греки, собравшись в поход на Трою, задержались на несколько дней в гавани Авлида: ждали попутного ветра. Жрец Калхант (Калхас) объявил, что богиня Артемида – в римской мифологии Диана – разгневалась на греков за обиду, нанесенную ей Агамемноном, который убил ее священную лань. Поэтому богиня потребовала принести в жертву дочь царя Ифигению. Но какой миф без чуда? Свершилось оно и здесь: в последний момент Артемида сжалилась над девушкой и, заменив ее на жертвеннике ланью, сохранила Ифигении жизнь.

 

Фиолент. Балка Дианы. Зима 2011.

Фиолент. Балка Дианы. Зима 2011.

Миф утверждает, что Артемида перенесла Ифигению в далекую Тавриду, сделав жрицей в таврском храме Девы. Здесь, у мыса Фиолент, на жертвеннике, от ее руки погибали все чужеземцы, попавшие в эти края. Волею судьбы брат Ифигении Орест с другом Пиладом был послан Аполлоном в Тавриду, чтобы вернуть в Элладу деревянный идол-статую Артемиды. При попытке проникнуть в храм их схватили и отвели к таврическому царю Фоанту. Гибель отважных греков казалась неизбежной, но узнав брата, Ифигения нашла выход. Сказав царю, что статуя Артемиды осквернена и ее нужно обмыть в море, она вместе с пленниками пошла к тому месту, где греки укрыли корабль. Отослав сопровождающих их таврских воинов, Ифигения с братом Орестом и Пиладом бежали из Тавриды. Миф, сложившийся в Греции, широко распространился за ее пределами. «Отец истории» Геродот, говоря о существовании у крымских тавров культа богини Девы, напоминает, что они называли ее также Ифигенией.

Ифигения ведет связанных Ореста и Пилада в храм Артемиды. Барельеф  к. II в. до н.э.

Ифигения ведет связанных Ореста и Пилада в храм Артемиды. Барельеф к. II в. до н.э.

Притягательность этого мифа, конечно, и в уникальной связи крымских мотивов с мировой культурой. О его популярности говорят многочисленные произведения литературы и искусства, веками создаваемые на его основе во многих странах.
Миф нашел отражение у Гесиода в произведении «Каталог женщин» и в поэме «Киприи», в трагедиях Софокла, Эсхила, Невия, Еврипида, в произведениях Расина, Гете, Лукреция, Овидия… Последний дал описание этого храма по словам старого тавра:

                                                                   Там и по нынешний день есть храм, и четырежды десять
                                                                    К могучим колоннам его в город ступеней ведут…

К бессмертному мифу неоднократно также обращались Г. Гауптман, А. Фейербах, Д. Скарлатти, К. Глюк, Валентин Серов, Леся Украинка…

Очарованный этим мифом, Александр Пушкин стремился увидеть место таврского храма. Известный ученый-энциклопедист и исследователь Крыма П. Паллас видел здесь у мыса Фиолент остатки здания, состоящего «из двух квадратов, стены которого были направлены ко всем сторонам света». К ним, возможно, в сопровождении иеромонаха Платона или священника Семеона Соколовского, по тропе у обрывистого склона, Александр Пушкин направился к заветной цели. «Тут же видел я и баснословные развалины храма Дианы. Видно, мифологические предания счастливее для меня воспоминаний исторических», – размышлял поэт. Позже, в 1824 году, Пушкин познакомиться с книгой И.М. Муравьева-Апостола «Путешествие по Тавриде в 1820 годе», в которой автор высказывал сомнения в том, что храм Дианы находился в районе мыса Фиолент: «Рассмотрев прилежно источники, какими руководствуются новейшие отыскиватели храма Ифигении в Тавриде, мы находим, что все они ссылаются на мифографов, на поэтов, книжные свидетельства, конечно, и многочисленные, но – увы! – весьма слабые, когда они не озарены светильниками критики, различающей вымысел от исторической истины».

Георгиевский монастырь.  Внизу справа – дом адмирала М.П. Лазарева. Фото 1880-х гг.

Георгиевский монастырь.
Внизу справа – дом адмирала М.П. Лазарева. Фото 1880-х гг.

Не желая согласиться со скептицизмом Муравьева-Апостола, поэт напишет в стихотворении «Чаадаеву»:

 

К чему холодные сомненья?
Я верю: здесь был грозный храм.
Где крови жаждущим богам
Дымились жертвоприношенья…

В конце стихотворения, рифмы которого «посетили» Пушкина в балке Дианы, он написал:

 

И в умиленьи вдохновенном,
На камне дружбой освященном,
Пишу я наши имена.

Конечно, не стоит понимать буквально, что Александр Сергеевич и в самом деле выбил эти слова или расписался на развалинах храма Ифигении, а время и море смыли его бесценный автограф. Судя по всему, он мысленно поставил свое имя рядом с именем верного друга П.Я. Чаадаева, которому посвятил эти строки. Чаадаев и Пушкин, Орест и Пилад – имена, символизирующие преданность и дружбу…

В. Симпсон. Монастырь Св. Георгия. Литография. 1856.

В. Симпсон. Монастырь Св. Георгия. Литография. 1856.

Переночевали путешественники в монастыре, в обветшалой гостинице, построенной на склоне горы в 1806 году, слева от храма Св.Георгия. В ней имелось всего лишь несколько комнат-келий с земляным полом. На трапезу 6 и 7 сентября в монастыре подавали свежую рыбу, закупленную у балаклавских греков казначеем Платоном. 7 сентября Раевские и Пушкин, Екатерининским путем через Шули (Терновка), мимо величественного Мангупа, отправились в Бахчисарай, затем в Симферополь. В письме к Д. в декабре 1824 года, А. Пушкин вспоминал: «Георгиевский монастырь и его крутая лестница к морю оставили во мне сильное впечатление».

Частица сердца поэта осталась в Тавриде. Он мечтал побывать здесь снова. Поэт считал, что его душа и из загробного мира будет рваться в полюбившиеся крымские места. В 1836 году он получил из артековского поместья князя Н.Б. Голицина – военного историка, переводчика и музыканта – его перевод на французский язык стихотворения А.С. Пушкина «Клеветникам России». В благодарственном письме 10 ноября 1836 года, за три месяца до своей гибели, поэт написал: «Как я завидую Вашему прекрасному крымскому климату, письмо Ваше разбудило во мне множество воспоминаний всякого рода. Там колыбель моего Онегина…».

Храм Воздвиженья Креста Господня.  Фото 1890-х гг.

Храм Воздвиженья Креста Господня.
Фото 1890-х гг.

 

 К сожалению, вторая поездка Пушкина в полюбившийся Крым не осуществилась.

Для нас же он оставил вдохновенные строки:

Счастливый край, где блещут воды,
Лаская пышные брега,
И светлой роскошью природы
Озарены холмы, луга, где скал
Нахмуренные своды.

А.С. Пушкин на берегу Черного моря. 1897

А.С. Пушкин на берегу Черного моря. 1897.

Пятого сентября 1983 года, отдавая дань уважения гениальному поэту, воспевшему романтический уголок Тавриды, на бывшей территории Свято-Георгиевского монастыря, где ныне находится российская воинская часть, установлен памятник. Его перенесли из Севастополя с бывшей площади Пушкина (ныне Суворова), вблизи которой сооружен новый монумент поэту (скульптор А.А. Ковалев, архитекторы Г.Г. Кузьминский, А.С. Гладков), бронзовый бюст – авторская копия памятника, установленного в США в Арроу – парке близ Нью-Йорка.

Памятник А.С. Пушкину на территории войсковой части весьма труднодоступен и в силу этой причины мало посещаем. На территории монастыря установлена мемориальная доска, напоминающая о пребывании здесь поэта. Памятная стела появилась и в селе Орлиное, у административного здания, вблизи фонтана, из которого Александр Пушкин и его спутники пили студеную чистую воду.

Территория Свято-Георгиевского монастыря

Территория Свято-Георгиевского монастыря

Но идея сооружения памятного знака в районе мыса Фиолент и балки Дианы, где Александр Сергеевич видел следы храма кровавой таврской жрицы Ифигении, давно витала в сознании многих севастопольцев, пушкинистов, поклонников гениального поэта. За ее воплощение взялся председатель Севастопольского Морского собрания, балаклавец Владимир Владимирович Стефановский – человек незаурядный и неравнодушный к проблемам сохранения историко-культурного наследия Севастопольского региона.

6 июня 1999 года вблизи балки Дианы был заложен первый камень в основании памятного знака, оказавшегося на долгих десять лет и последним. Ведь в каждом благом начинании, в благородном деле появляются противники и недоброжелатели, преследующие свои интересы. Так и здесь, из-за бюрократической волокиты и авантюризма некоторых чиновников и новых владельцев бывшей монастырской землицы, строительство памятного знака было прекращено. Готовое основание для ротонды памятного знака было варварски разрушено. Сейчас об этом «изгнании» А.С. Пушкина с побережья свидетельствует холм свежей, не улежавшейся земли с редкой растительностью. Его готовые фрагменты (авторы проекта – народный художник Украины скульптор С.А. Чиж и заслуженный архитектор Украины Г.С. Григорьянц) хранились в Морском собрании. Все эти годы решались финансовые и организационные вопросы, выбиралось новое, исторически обоснованное место для установки памятного знака.

Эскизный проект и рабочие чертежи памятного знака. 2009.

Эскизный проект и рабочие чертежи памятного знака. 2009.

И оно нашлось на территории Свято-Георгиевского монастыря, возрожденного в 1993 году.

У закладного камня на месте памятного знака А. С. Пушкину. Выступает В.В. Стефановский. Октябрь 2000.

У закладного камня на месте памятного знака А. С. Пушкину. Выступает В.В. Стефановский. Октябрь 2000.

На крутом склоне моря, у тропы, помнящей шаги поэта. Место сооружения памятного знака благословил митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь.

Памятный знак Пушкину на Фиоленте

 6 июня 2009 года в 210-ю годовщину со дня рождения гения русской поэзии состоялась вторичная закладка памятного знака А.С. Пушкину. Его долгожданное открытие произошло 11 июня 2011 года. Стилизованная часовня с барельефом поэта и мемориальными текстами стала еще одной притягательной достопримечательностью Фиолента.

Целебный воздух, волшебная чарующая даль моря, причудливые скалы и примостившийся на склоне Свято-Георгиевский монастырь, безусловно оставляют неизгладимое впечатление, закрадывая в душе щемящее чувство восторга этой неповторимой красотой и желание еще не единожды побывать в благословенном историческом уголке Крыма, воспетом А.С. Пушкиным.

Страницы буклета «К чему холодные сомненья...». Автор-составитель В. Шавшин.  - Севастополь: Изд-во "Дельта", 20115.

Страницы буклета «К чему холодные сомненья...». Автор-составитель В. Шавшин. — Севастополь: Изд-во «Дельта», 2011.

Метки записи: , ,

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.