Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Николай ЯРКО

Николай Ярко

Поэт. Живет в Севастополе. Лауреат Пушкинской премии учителей русского языка и литературы стран СНГ и ...

Читать далее

Елена РАСКИНА

Елена Раскина, поэт, писатель

Писатель, поэт, журналист, ученый, преподаватель. Доктор филологических наук, исследователь творчества Н.С. Гумилева и поэтов «серебряного ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ
Задоврожников,Мемуары-3,ч.10

ПЕЧАЛЬНАЯ ДОРОГА

За период оккупации у меня была одна основная и единственная дорога, так совпало. Ходить-то больше было просто некуда, с одной стороны запретная зона, с другой – поверженный в прах город. По этой дороге я гнал в стадо коз, по ней ходил в школу и получать по карточкам хлеб. Дорога шла от дома по улице Спортивной, мимо Кладбища Коммунаров и собачьего бульварчика – с одной стороны и тюремной стены – с другой. Потом через Пироговку, мимо полусгоревших трехэтажных домов, в народе называемых комбинатами, далее по улице Рябова, до ее конца. Там был край города. В этих местах сохранились серые кирпичные двухэтажные здания (кажется, два или три ). Несколько таких же стояли полуразрушенными.

В одном целом здании была школа, в другом в закутке через узкое окошко выдавался хлеб по карточкам, в строго определенное время. Хлеба выдавали мало. На всю семью из пяти человек нес я под полой куртки 2/3 круглой буханки, около полутора килограммов. Дорогу эту мне приходилось преодолевать по несколько раз в день. То, что мне довелось видеть, осталось в памяти навсегда, и лучше бы мне этого никогда не видеть. Читать далее...

Комментарии

Задоврожников,Мемуары-3,ч.8

ЕДА

Проблемы еды оставались актуальными на протяжении всей войны, да и потом тоже. К каким только занятиям по добыче пищи не прибегал народ Великой непобедимой страны. Например, соседка по дому тетя Дуся, простая деревенская баба, служила в столовой немецкого офицерского собрания. Оттуда ей удавалось приносить обрезки и остатки продуктов. Немного перепадало и нам. Какими вкусными казались кусочки эрзац хлеба из кукурузной муки! Однажды на Рождество она принесла остатки от торта – забытый вкус мирного времени. Ведь уже почти два года мне не перепадало ничего сладкого, с натуральным сахаром.

Из кусочков ткани, оставшейся от мирного времени, старых платьев, брошенного в развалках солдатского нижнего белья, мама на старой доброй швейной машинке фирмы «Зингер» шила бюстгальтеры, женские панталоны и трусики, носовые платки, салфетки. Все это бабушка грузила на двухколесную тачку и отправлялась в длительный вояж по деревням вблизи Севастополя, менять на продукты. Спрос на швейные изделия был, ведь никакие магазины не работали. Обмен шел на овощи и кукурузу. Уставшая, но с полной тачкой добра моя дорогая бабушка Мария Васильевна возвращалась домой. Порой она отсутствовала несколько суток. Переживания и волнения нарастали с каждым днем ее отсутствия. Лихие времена, люди пропадали тихо и незаметно. Читать далее...

Комментарии

Задоврожников,Мемуары-3,ч.7

ЛЁНЯ

Лёня. Леонид Юльевич Красов – самый младший сын моей бабушки по отцу Марии Матвеевны. Он был любимцем всей семьи. Когда деда Красова экспроприировали, мой отец был исключен из комсомола, а Лёня каким-то образом остался в рядах КИМа (Коммунистический Интернационал Молодежи) в последующем-- ВЛКСМ. В фамильном доме на ул. Артиллерийской за ним оставили двухкомнатную квартиру. Дед Юлий умер от кровоизлияния в мозг. Не смог пережить утрату накопленного честным трудом состояния. Остатки семьи перебрались в небольшую усадьбу в Кадыковку, под Балаклавой, где Леонид стал комсомольским функционером, а затем был избран на должность первого секретаря комсомола Балаклавского района. В первые дни войны он был призван в армию, о чем свидетельствует старая фотография, где дядя Леня в военной форме, в звании лейтенанта. Фотографию я видел у его дочери Светланы где-то в 80-х годах. Читать далее...

Комментарии

Георгий ЗАДОРОЖНИКОВ. Мемуары-3 ч.6

ЕВРЕИ

Слухи о том, что немцы жестоко расправляются с евреями на захваченной земле, доходили в осажденный Севастополь. Часть евреев, еще до объявления осады разъехалась по городам Крыма, часть была эвакуирована уже из осажденного города. И все же к приходу немцев еврейского населения оставалось довольно много. На что они рассчитывали, на что надеялись? Вероятно, доверились успокаивающей немецкой пропаганде. Действительно, как же так, цивилизованная европейская нация? Другие не видели для себя возможности покинуть родной кров. Сюда же примешивалась боязнь процесса эвакуации под бомбами и страх неизвестности бытия на чужбине.

Пришла Европа. Первым делом заявила о себе приказами, о необходимости ношения евреями белых шестиконечных звезд Давида на одежде, спереди и сзади. Отдельно в приказе означалось: за укрывательство евреев – расстрел. В тот день, когда наша семья покидала свой дом на Подгорной, согласно жестокому приказу военного времени о создании приморской полосы отчуждения (запретной зоны), я впервые увидел на улице Частника людей с нашитыми на пиджаки белыми матерчатыми звездами. Читать далее...

Комментарии

Мы помним... Детская библиотека в годы ВОВ

Центральная детская и юношеская библиотека в период Второй героической обороны Севастополя
(30 октября 1941 г. – июнь 1942 г.)

«Пройдут годы и годы, пройдут века. Люди, защищавшие город, навсегда останутся бессмертными героями великой севастопольской эпопеи. И слово «севастополец» будет понятием долга, мужества и чести.

Александр Хамадан

Для жителей Севастополя и моряков Черноморского флота тяжелейшим испытанием стала Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Севастополь в числе первых городов СССР 22 июня 1941 года в 3 часа 15 минут подвергся налёту фашистской авиации. И первыми жертвами войны были мирные жители Севастополя. В Книгу Памяти города-героя Севастополя занесены имена 19 человек, погибших в первый день войны. Об этом впервые написал в своей книге «Возвращение» писатель Геннадий Черкашин. Читать далее...

Комментарии

Ислентьев. Курсанты. Крейсер "Красный кирпич"

Спасибо тем, кто делу боевому
Нас обучил, кто вывел нас к морям.
Любимому училищу морскому,
Всем командирам, всем учителям.

А. Лебедев*

---------

ОТ АВТОРА

Эта книга является продолжением повести «Подготы», представленной на суд читателя в 2004 году. Подготами себя называли воспитанники военно-морских подготовительных училищ, которые были созданы во время Великой Отечественной войны и готовили будущих курсантов высших военно-морских учебных заведений.

Читать далее...

Комментарии

Память о друге: Любовь Герасимова

В конце марта не стало моего очень хорошего и любимого друга – Любови Алексеевны Герасимовой...

Я всегда с особым трепетом вступал в «тишь твоих библиотек», прохаживался между стеллажей в поисках нужной книги, вдыхая пыль страниц. В большинстве библиотек царил какой-то мрачный тлен, особенно в доинтернетовскую эпоху. Но вот, впервые переступив порог Крымской юношеской библиотеки, я ощутил какое-то даже, можно сказать, веселье: много детей, подростков, видно, что пришли прямо из школы, с ранцами и портфелями, разметают «школьный программный литературный материал», корпят над рефератами в читальном зале, какое-то оживление в отделе периодики – журналы буквально «рвут из рук в руки». Кто же, думаю, всем этим «беспокойным хозяйством» командует? Читать далее...

Комментарии

Т.Шорохова. Возвращение домой

Автобиографические записки

Многолетняя боль крымчан в их оторванности от исторической Родины – России – достигла наибольшего напряжения в феврале 2014 года во время известных киевских событий.

23-е февраля в Севастополе и 26-е февраля в Симферополе – пики наивысшего подъема народного духа – превратили эту боль в решимость стоять за свои, унаследованные от предков, идеалы, святыни и национальные ценности до конца. В эти дни Господь проверил каждого из нас, открыл и нам самим, и Украине, и России, и всему миру наше глубинное, неподдельное, внутреннее, хранящееся неизбывно в душе и на генетическом уровне, – чувство любви к Отечеству. И проявилось, высветилось важное: при всей пестроте нашей, за двадцать три года расслоившейся по степени достатка, внешней жизни, при очевидной разности, мы остались едины в главном – в желании вернуться на Родину. Читать далее...

Комментарии

Металлист-3

Часть 1    Часть 2

Руководство всех уровней считало актуальными две опасности – ядерный удар и проникновение диверсантов. На эти темы постоянно проводились учения. Специальные люди в военной форме и в гражданской одежде снабжались поддельными пропусками, например, с фотографией козла, младенца с соской во рту или с чем-то в этом роде. Уровень подделки был заведомо примитивный, любой вахтёр, не уснувший на посту, обязан был воспрепятствовать проходу проверяющего. Основным оружием его являлась коробка из-под ботинок, внутри которой лежал листок бумаги с надписью «мина». Если эту коробку удавалось незаметно положить в отсек ремонтируемого корабля или под станок в цехе – бдительность заводчан объявлялась недостаточной. Читать далее...

Комментарии

"Металлист"2

Читать часть первую

Одними из первых товарищей по работе для меня стали Александр Иванович Слюсарев и Валентина Борисовна Семернякова.

Раздевалок для нас, инженеров, не предусматривалось, и Валентина отработала процедуру переодевания прямо в закрытом шкафу, при этом не вынуждая нас с Сашей покидать кабинет. Миниатюрная и очень спортивная (с мужем Борисом увлекалась туризмом), она виртуозно перевоплощалась из загадочной дамы в озабоченного делами технолога секунд за сто. Вскользь отмечу, что и сейчас пятерым внукам состарить её не удалось.

Однако в четвёртом цехе я работал недолго. Мне предложили перейти в первый, корпусный цех старшим технологом. Освободил это место Владимир Гаврилович Дрич, перейдя заместителем к Анатолию Андреевичу Ильину, начальнику планово-экономического отдела (ПЭО). Читать далее...

Комментарии