Клуб книгоиздателей и полиграфистов Севастополя

http://lytera.ru/

Наши авторы

Василий КУЛИКОВ

Василий КУЛИКОВ

Прозаик, член Конгресса литераторов Украины.

Печатался в литературно-историческом альманахе «Севастополь», коллективных сборниках севастопольских авторов.

Автор книг прозы ...

Читать далее

Геннадий КАНДАКОВ

Г.И. Кандаков

Профессиональный моряк, капитан второго ранга в отставке, за перо взялся уже после окончания флотской службы.

Все ...

Читать далее

Издать книгу

Пожелания заказчика всегда сводятся к трем словам: быстро, дешево, хорошо. Исполнитель же настаивает: одно слово - всегда лишнее. В любом варианте. Читать далее...

Книга: шаг за шагом

Профессиональные рекомендации и советы от авторитетного издателя, раскрывающие множество тонкостей и нюансов процесса создания книги, окажут неоценимую помощь как начинающим, так и уже опытным авторам. Читать далее...

О проекте

Наш клуб – это содружество издателей и полиграфистов, которые уже многие годы в профессиональной кооперации работают в Севастополе. Теперь мы решили еще более скоординировать свою работу. Зачем и кому это нужно? Читать далее...

ВВЕРХ

Юрий КРУЧИНИН. Военный советник

Ю.Кручинин. Военный советник. Эфиопия.

Согласно данным, которые вряд ли можно считать официальными, но которые тем не менее уже стали расхожими, в 60–80-х годах советские военные оказывали братскую помощь своим коллегам из 40 стран мира. Только в Анголе, Вьетнаме, Лаосе, Сомали и Эфиопии с 1965 по 1991 год в качестве военных советников поработали 46 833 солдата, офицера и генерала. Считается, что в этих странах погибли 178 человек, в том числе 4 генерала. В плен попали 10 человек, из которых вернулись на Родину четверо...


Главы из романа

Юрий КРУЧИНИН. Военный советник.

 

ОТ АВТОРА

Книга «Военный советник» автобиографическая. Есть в армии и на флоте такая должность. Была, по крайней мере, до перестройки и развала страны.

Эта должность относительно редкая и специфическая. В ней сочетаются аспекты военного специалиста  или технаря-оружейника, тактика, педагога и дипломата. На флотах и в армии она особенно не рекламировалась. Однако в 60-80 годах ХХ века через эту должность прошли многие сотни офицеров.

Правительство нашего государства, поставляя в третьи страны вооружение и военную технику, брало на себя обязательство по подготовке специалистов национальных армий по обслуживанию этого вооружения, по подготовке командных кадров в тактике боевого применения этого оружия и ведении боевых действий. Вот и направлялись в страну вместе с техникой и вооружением наши военные советники и специалисты. Побывали за границей и мои товарищи в роли инструкторов, ремонтников, а также советников командиров соединений, военно-морских баз, высшего командного состава национальных флотов.

На флотах вернувшихся не ждали повышения по службе и награды. В лучшем случае равнозначные должности, с которых уходили за границу. Ведь проходило два-три года, за это время менялись требования, появлялись новые руководящие документы, особенно в боевой и тактической подготовке, подрастала новая смена, новые командиры. Поэтому возвратившиеся из командировок офицеры, как правило, дослуживали и уходили в запас.

Проходят годы, стирается из памяти прошлое. После моего возвращения прошло более 25 лет. Книга – это память о коротком времени в тридцатипятилетней службе флотского офицера. Возможно, книгу прочтут те, кто прошел этот путь. Это мои сослуживцы Анатолий Кусков, Станислав Воронин, Юрий Протопопов, семьи Анатолия Васильева, Гранда Григорьевича Апресова и десятки других офицеров и члены их семей, и вспомнят о годах, проведенных за границей. У каждого из них был свой путь, своя специфика работы и свои условия жизни.

Тогда мы делали нужное для страны, для нашей армии и флота, как нам казалось, дело. Мы показывали и доказывали преимущества нашей военной техники, нашего оружия, его боевого потенциала, нашей военной науки в подготовке и ведении боевых действий, внедряли Уставы и наставления, проверенные жизнью и кровью.

Мы были пропагандистами социалистического общественного и политического строя, достижений в области науки, техники, искусства. Насколько все это оказалось эффективным, я не могу судить. Но мы честно выполняли свой долг перед Родиной.

Книга построена на воспоминаниях и личных наблюдениях. Использовались сведения из исторических справок, методических пособий, которыми снабжали нас 10-е Главное управление и аппарат Главного военного советника в Эфиопии, а также Интернета.

Я хотел бы выразить благодарность и признательность тем, кто помогал и поддерживал меня в написании этой книге. Мне прислали свои воспоминания мои товарищи полковник Рафист Сираевич Сапкулов и командир авиационного отряда подполковник Рустам Зарипов. Одну из глав книги я посвятил боевым действиям советнической группы 30-й механизированной бригады Вооруженных Сил Эфиопии, вторую – действиям наших авиаторов.

Мне помогали мои близкие люди, и, в первую очередь, моя жена Инесса Леонидовна. Все три года она была рядом, разделяя трудности и опасности моей службы в Эфиопии. Она постоянно заботилась обо мне, обеспечивала «надежный тыл», и это помогало в моей деятельности военного советника. Часто выступала в роли переводчика, хозяйки при встрече официальных лиц, поддерживая непринужденную дружескую атмосферу, проявляла при этом дипломатичность и такт. Инесса Леонидовна много сделала для создания и сплочения женского коллектива. К ней всегда шли за советом и добрым словом, случись в семье сложности с детьми, мужем или между соседями. Поэтому в течение трех лет у нас в гарнизоне сохранялась нормальная, доброжелательная обстановка. При написании этой книги советы жены были очень ценными для меня.

Заранее благодарен всем, кто прочтет книгу и выскажет свои замечания.

С уважением, автор

 

Глава 1. Военные советники и специалисты

Советник военный (военный специалист) – это военнослужащий (как правило, из офицерского состава) одного из государств, который направляется в соответствии с двухсторонним соглашением в другое государство для оказания помощи в создании вооруженных сил этого государства, подготовки военных кадров, обучении войск, освоении техники и вооружения. И техника, и вооружение поставляется государством, от которого направляются военные советники и специалисты. Они оказывают помощь в организации и ведении боевых действий. Институт военных советников имеет большую историю. С тех пор как возникли вооруженные силы государств, с тех пор, как вооруженным путем стали решаться государственные задачи, связанные с защитой и обороной страны, с завоеванием и расширением территорий одного государства за счет другого, появились военные советники. Они, в соответствии с договоренностями, посылались более сильными государствами в страны, где требовалась помощь, в страны, куда поставлялись иностранная техника и вооружение. Поставляя вооружение, страна-поставщик брала на себя обязательства подготовить кадры для эксплуатации и боевого применения этой техники. Эта подготовка проводилась в учебных заведениях страны-поставщика и продолжалась далее с помощью инструкторов в стране пребывания.
Назначение военных советников имело место и в царской России, и в советский период. Став первым в мире социалистическим государством, Советский Союз оказывал вооруженным силам своих союзников и странам социалистического лагеря, тем, кто боролся против колониального ига, помощь. Были наши военные советники в Китае, когда он вел борьбу против японских милитаристов, в Испании во время гражданской войны против фашистского режима Франко, в Монголии, куда вторглись японские захватчики. Особенно много наших военных советников посылалось в послевоенный период, когда образовался социалистический лагерь, когда началась борьба за независимость в колониальных странах. Советский Союз помогал в этих государствах строить вооруженные силы, обучал национальные кадры владению военной техникой, ее устройству и боевому применению. Обучать устройству, эксплуатации и использованию техники в бою должны были военные специалисты, выступая в роли инструкторов. Учить планировать и вести боевые действия должны были военные советники. Тысячи офицеров, мичманов, прапорщиков посылались в Корею, в Индонезию, в страны Ближнего Востока и Африки, в Афганистан, на Кубу и в другие точки мира.
Отбором, подготовкой и отправкой советников занималось 10-е Главное управление Министерства обороны. В видах вооруженных сил при управлении кадров функционировали 10-е отделы, а в округах и флотах – офицеры отделов кадров на правах отделений. Эти офицеры занимались непосредственно подбором кандидатов, подготовкой документов, согласовывали различные вопросы с командирами соединений, от которых выделялись кандидаты и которые давали согласие по выбранной кандидатуре. Строевые командиры давали служебные характеристики, партийные органы – партийные рекомендации, медицинские комиссии оценивали состояние здоровья и возможность работать в районах с особенно жарким климатом. Последнее слово оставалось за особыми отделами.
Конечно, в первую очередь у кандидата спрашивалось его согласие на командировку, и если был отказ, то для него должны были быть веские причины.
Следует сказать, что загранкомандировка считалась престижным назначением. Командировочные оклады, в зависимости от страны пребывания, были в разы выше наших окладов, а для офицеров, мичманов прапорщиков перед увольнением в запас этот фактор был немаловажным. Не все командиры соединений были готовы и согласны отпустить нужного, ценного, грамотного офицера или мичмана на два-три года. С другой стороны, был повод освободиться от неугодного, неграмотного, недисциплинированного офицера. Поэтому, наряду с достойными, в советники попадали малокомпетентные, неграмотные, а порой и недисциплинированные военнослужащие. Всё это вскрывалось уже на месте, в странах пребывания. И принимались меры по досрочному возвращению таких советников обратно в Союз.
В некоторые страны посылались офицеры с семьями – с женой и детьми. Это происходило в том случае, если там были соответствующие условия проживания: военные городки, школы при посольствах, надёжная безопасность. Но туда, где требовалось постоянное пребывание советника на фронте, где велись боевые действия, где нельзя было обеспечить безопасность, офицеры отправлялись без семьи.
Убывающие в командировку заполняли специальные анкеты с многочисленными вопросами, которые касались не только лично кандидата, но и его ближайших родственников: родителей, братьев, сестер своих и жены. Так же требовалось указать, бывали ли все они за границей, были ли судимы, лишались ли избирательных прав и т.д. и т.п. Такую же анкету должна была заполнить и жена. Все документы отправлялись в 10-е Главное управление ГШ ВС, в управление отдела кадров ВМФ и в отдел кадров флота. Весь процесс оформления длился несколько месяцев. Последняя инстанция утверждения – Военный совет флота или округа. Как правило, на требуемую должность отбиралось одновременно несколько кандидатов. Окончательное утверждение – вызов кандидата в 10-е Главное управление.
Такова, примерно, была система отбора, подготовки и оформления документов советников и специалистов в загранкомандировку.

Глава 2. Назначение

В конце 50-х годов Советское правительство заключило Договор о дружбе и взаимной помощи с правительством Индонезии. В стране к власти пришли прогрессивные силы президента Сухарно, большой политический вес приобрела коммунистическая партия, в стране начались демократические преобразования. Согласно Договору, в Индонезию было поставлено большое количество военной техники: авиации, средств ПВО и кораблей ВМФ. С Балтийского флота был отправлен крейсер проекта 68-бис, два сторожевых корабля проекта 50, с Тихоокеанского флота – подводные лодки, эсминцы проекта 30-бис, плавбазы и десятки других кораблей и судов. В связи с этими международными событиями и необходимостью поставок вооружения, в военно-морском флоте началась расконсервация кораблей резерва. Весной 1965 года мне предложили служебную командировку в Индонезию. Я начал проходить медицинскую комиссию, заполнять анкеты, готовить все положенные документы. Жена была расстроена, да и я был не в восторге. Было от чего. Три года переходив в звании старшего лейтенанта, я был всего как четыре месяца назначен помощником командира сторожевого корабля и получил звание капитан-лейтенанта. И вот возникла необходимость прерывать только что наладившуюся службу.
Пока готовились документы, в Индонезии произошел государственный переворот, к власти пришел генерал Сукарто, начались массовые репрессии. Программа помощи была свернута, наши военные отозваны. Так не состоялась моя первая командировка за границу.
Прошло много лет. Я окончил академию, откомандовал кораблем, был назначен начальником штаба, и вот в 1977 году мне предложили загранкомандировку в Алжир советником командира военно-морской базы Оран. Мне приходилось много плавать в Средиземном море, я хорошо представлял систему базирования ВМС Алжира. Прекрасный климат Средиземноморья, возможность с семьёй прожить три года в спокойной обстановке определили моё согласие на эту командировку. Теперь документы на выезд я оформлял вместе с женой. Сына приняли решение оставить у родителей жены в Феодосии.
Документы были отправлены, стали ждать отправку. Во всех командных инстанциях кандидатура была утверждена. И вот в самый последний момент командующий флотом Н.И. Ховрин принял решение отправить вместо меня другого офицера – старшего офицера оперативного отдела флота. Нет, так нет.
Я с семьёй выехал в отпуск в деревню под Воронежем, когда через неделю до меня дозвонился мой комбриг В.А. Корнейчук. Состоялся, примерно, такой разговор:
– Юрий Леонидович, направленный вместо вас в Оран офицер, в первую неделю после прибытия был найден пьяным. Он отправлен обратно в Союз. Вам предлагается прервать отпуск и убыть в Алжир. Все вопросы согласованы.
Теперь уже у меня взыграло самолюбие:
– Передайте в отдел кадров, я категорически отказываюсь от командировки по семейным обстоятельствам.

Конечно, я был не прав. Нельзя так поступать на службе, но накопленная обида на командующего, его предвзятое отношение ко мне за все годы пребывания в должности вылились в протест. Кстати, это решение ещё более осложнило моё положение в дальнейшей службе.

Прошло ещё несколько лет. Я был назначен начальником кафедры тактики Черноморского ВВМУ им. Нахимова, в течение пяти лет исполнял эту должность, но морального удовлетворения от преподавательской работы не получал.

В личной беседе с начальником училища вице-адмиралом Георгием Николаевичем Аврамовым попросил разрешения обратиться в отдел кадров флота с просьбой отправить меня в загранкомандировку в качестве военного советника. Разрешение было получено, и я позвонил капитану 2 ранга Б.М. Слугину, который занимался в отделе кадров отбором и подготовкой кандидатов на советнические должности. У нас с ним состоялась беседа. Флот подбирал несколько кандидатов за границу, и мне предложили должность советника командира ВМБ (военно-морской базы) Оран Алжирской Республики.
Ч

ерез десять лет история повторилась. Лучшего варианта не могло быть. Документы на меня и на жену были оформлены быстро, все вопросы согласованы, и мы стали ждать команду на отправку. Но команды не последовало. Алжирское правительство отказалось от помощи наших советников. И сразу же Б.М. Слугин предложил мне должность советника командира военно-морской базы в Эфиопии.

Что я знал об Эфиопии? Да практически ничего. То, что там черные люди, что расположена она на востоке Африки, на западном побережье Красного моря и что жара там зашкаливает в пустыне за 60 градусов. Но ничего не знал о военно-морских силах это страны. Но наши военные там уже бывали, был уже накоплен определенный опыт работы, оказывалась помощь при отражении агрессии Сомали, в районе портов Ассаб и Массауа работали наши гидрографы, а в ВМБ Ассаб три года тому назад исполнял обязанности советника капитан 1 ранга В.И. Пиков. Мне дали его телефон. Мы созвонились и встретились.

Виктор Иванович рассказал мне о стране, об особенностях климата, о системе базирования кораблей в бухте Ассаб, об условиях проживания. В завершении нашей беседы сказал – соглашайся, жить можно, отдохнешь от службы, увидишь Африку, новых людей, освоишь новые обязанности. В конце нашей беседы он дал несколько ценных советов. Я позвонил Слугину и дал согласие на командировку в Эфиопию. Никаких дополнительных документов оформлять было не надо.

Прошло два месяца. В начале декабря пришел вызов из Москвы, и меня пригласил начальник училища, чтобы объявить об этом. Мы долго беседовали с Георгием Николаевичем. Я с большим уважением относился к нему. Сменив на посту начальника училища С.С. Соколана, он стремился весь учебный процесс инженерного училища ввести в русло тактической направленности. Во всех своих выступлениях, на совещаниях,  сборах, при подведении итогов он подчеркивал: училище готовит корабельных, строевых офицеров, которым с первых дней прибытия на корабль, придется сдавать на допуск вахтенного офицера, выполнять обязанности помощника командира на ходу корабля в вопросах управления кораблём и в организации обороны. Будучи специалистами ракетного оружия, они должны уже в стенах училища освоить тактику использования этого оружия. Он постоянно и целенаправленно поддерживал меня, как начальника кафедры тактики, в этих вопросах.

 

Глава 3. Эфиопия. Историческая справка

 
Между берегом буйного Красного моря
И Суданским таинственным лесом видна,
Разметавшись среди четырех плоскогорий
С отдыхающей львицею схожа страна...

Николай Гумилев, «Абиссиния»

ЭфиопияРаботая над книгой и, в частности, над главой «Историческая справка», кроме различных памяток и справок по Эфиопии, которыми снабжало нас 10-е Главное управление и аппарат Главного военного советника, я пользовался Интернетом и сборником статей об Эфиопии. Авторы книги «Цветок мэскэля» – наши журналисты и путешественники: поэт Н. Гумилев, Н. Непомнящий, путешественник Л. Булатович, доктор М. Лебединский, Н. Вавилов, В. Лебедев дали мне возможность узнать многое об Эфиопии. Некоторые сведения я получил при общении с местными жителями, и лично наблюдая жизнь и быт местного населения.
Я сомневался, надо ли было писать эту главу? Но потом пришел к выводу, что читателю будет интересно узнать о стране, которая была всегда для нас закрытой, о ее истории. Да, мы знали, что предки нашего Александра Сергеевича Пушкина выходцы из этой страны. Кстати, эфиопы считают Пушкина своим земляком. Те, кто знаком с творчеством Николая Гумилева, знают, что он путешествовал по Эфиопии и посвятил ей цикл своих стихов. Интересен дневник путешественника, русского офицера Александра Ксаверьевича Булаховича «С войсками Менелика II». Из учебника школьной географии мы знали, что только две африканской станы не были под колониальным игом.
Само название страны – Эфиопия происходит от греческого «Айтьопия» и означает «страна людей с обожженными солнцем лицами». Так греки и римляне называли все земли к югу от Египта. Современная территория Эфиопии принадлежит к древнему, восточно-африканскому ареалу становления человека, как биологического вида. Она стала местом формирования особой эфиопской расовой группы, родиной одной из древнейших африканских цивилизаций. Образование древнейших объединений на юге Аравийского полуострова ускорило процесс переселения части населения из Южной Аравии (современного Йемена) в современную Эритрею и северо-восточную Эфиопию.

Эфиопская раса занимает промежуточное положение между экваториальной (австрало-негроидной) и европеоидной (евразийской) большими расами. Своеобразное географическое положение Эфиопии – «мост между Африкой и Азией» определило особенности ее заселения. Первейшим населением территории Эфиопии считаются нилотские племена. Задолго до нашей эры сюда мигрировали кушиты, превратив этот район в центр своего расселения. В первом тысячелетии до нашей эры происходит массовое переселение семитских (аравийских) племен, смешивающихся с коренным населением. Одновременно с юга и востока шли новые волны кушитских племен. Таким образом, большинство населения современной Эфиопии составляют народы семито-хамитской языковой группы.

Эфиопская государственность исторически восходит к высокоразвитому рабовладельческому государству Аксум, достигнувшему расцвета в IV-VI веках нашей эры. Его главным портом стал город Адулис на побережье Эритреи. Могущество Аксумской империи простиралось на Нубию, Йемен, Эфиопское нагорье и часть Африканского рога. В Аксум поступали золото, слоновая кость, драгоценные камни, рога носорога, птицы, звери. Эти товары через Адулис вывозились в Римскую империю, Иран, Индию. Взамен импортировались изделия из цветных металлов, железа, ткани из Египта, пряности, вино, сахар, зерно. В это время на территории Аксума распространялось христианство.

В IV веке произведена реформа письма, которое сохранилось до наших дней. IX-XIII века характеризуются феодальной раздробленностью страны, непрерывными войнами как с внешними врагами, так и между отдельными княжествами. Страна потеряла выход к морю, были нарушены хозяйственные связи. В конце XIII века образуется мощная сильная эфиопская империя во главе с Соломоновой династией, процарствовавшей в

Эфиопии до революции 1974 года.
XIX – начало XX веков – период непрерывной борьбы за укрепление централизации государства. В начале ХХ века императору Менелику Второму удалось преодолеть сопротивление феодалов, упрочить центральную власть, модернизировать армию, налоговую и денежную системы. В 1886 году была основана новая столица Эфиопии – Аддис-Абеба, расширились связи с внешним миром. Эфиопия единственная (не считая Либерии) страна, отстоявшая свою независимость и не ставшая колонией. Современный народ это знает и гордится своей исторической независимостью. Дважды за период своей истории народы Эфиопии вели войны против итальянских захватчиков.
3 февраля 1886 года итальянские войска высадились в Массауа и заняли его, в ноябре 1886 года итальянцы захватили Уаа. Эфиопы начали войну. 2 мая между Эфиопией и Италией был заключен Уччиальский мирный договор. Менелик II признал за Италией ряд северных территорий, в частности район Асмаре. Мир с Италией дал возможность Менелику II успешно продолжить завоевания на юге. В 1889 году он покорил Конта, Кулло, затем Кэмбату и в 1891 году огромные территории на юго-востоке: Огаден, Бале, Сидамо. Могущество Эфиопии росло. В феврале 1893 года Менелик II объявил о расторжении Уччиальского мирного договора.
В 1894 году итальянцы захватили у эфиопов Касалу, в марте Адди-Грант. Началась первая итальянская война. К октябрю 1895 года итальянцы захватили все крупные города провинции Тигре. Но Менелику II удалось получить из Франции и России крупные партии оружия, императора поддержали все подвластные племена и феодалы. Менелик II собрал хорошо экипированную 112-тысячную армию, с современным стрелковым вооружением и артиллерией.
7 декабря 1895 года в битве при Амба-Алато полководец Мэконнын с 15 тысячами эфиопов уничтожил 2,5-тысячный итальянский отряд с четырьмя орудиями. Эфиопы осадили и взяли 21 января 1896 года крепость Мэкеле, а 1 марта 17-тысячная итальянская армия генерала Баратьери была наголову разбита.
26 октября 1896 года Италия заключила с Эфиопией мирный договор, по которому признала независимость Эритреи и уплатила контрибуцию. После победы над Италией Менелик II предпринял ряд походов, в результате которых были присоединены Кафа, Иллубабер, Годжма. В 1906 году он издал указ, устанавливающий сумму поступлений от каждой провинции, но эффективного контроля за исполнением этого указане было. При Менелике II была открыта первая государственная школа, построен первый госпиталь, впервые созданы министерства. Он уделял внимание строительству дорог, телеграфных линий. В 1899 году началось строительство железной дороги Аддис-Абеба–Джибути (она была введена в строй только в 1917 году).
Однако все достижения не привели к развитию местной промышленности, начался упадок ремесленного производства, разорение эфиопского купечества. Внешняя торговля почти целиком перешла либо в руки европейских экспортно-импортных компаний, либо индийцев, арабов, армян, греков. В конце 1908 года Менелик II серьезно заболел. При его дворе началась борьба между тремя соперническими группами. 12 декабря 1913 года Менелик II скончался. Произошел ряд переворотов, в результате на трон императора вступила дочь Менелика Зоудита (1916—1930 гг.). Междоусобные войны продолжались до 1930 года. 3 апреля императором стал племянник Менелика II Хайле Селассие (1930—1974 гг.).
С самого начала правления ему пришлось столкнуться с заговорами, поощряемыми Италией. Новый император стремился укрепить абсолютную власть. Первая Конституция 1931 года объявила Эфиопию парламентской монархией, но высшая законодательная, исполнительная и юридическая власть в стране закреплялась за монархом. Проводились реформы армии, финансовой сферы. Был построен аэродром, появились свои летчики. Во внешней политике Эфиопии противостоял союз Англии, Франции и Италии. Западные государства препятствовали вооружению эфиопской армии. США это поддерживали. Эфиопии удалось закупить винтовки и пулеметы в Бельгии, Чехословакии, Югославии, частично в Японии.
Эфиопия установила неплохие отношения с Советским Союзом, но главную ставку делала на союз с Японией. Италия готовилась к войне. С 1932 года Муссолини начал строительство дорог и укреплений в провинции Эритреи и Сомали. Участились вооруженные провокационные столкновения, а в ночь со 2 на 3 октября 1935 года две фашистские армии вторглись в Эфиопию из Эритреи и Сомали. Началась вторая Итало-Эфиопская война.
В первые дни боев были заняты Адуа и Аксум. Эфиопы провели мобилизацию, но не хватало вооружения. Лига наций признала Италию агрессором и наложила санкцию на поставку стратегического сырья, оружия, поставку кредитов, импорт ее товаров. Но Англия не закрыла Суэцкий канал для итальянских судов, эмбарго не распространялось на нефть, уголь, металлы. Эти половинчатые меры отдали Эфиопию на произвол агрессора. Эфиопы вынуждены были отступать под численным превосходством противника. Хайле Силассие принял предложение англичан о предоставлении убежища и 2 мая выехал в Джибути.
5 мая итальянцы вступили в Аддис-Абебу и 9 мая объявили об аннексии Эфиопии. Аннексию признали Англия, Франция, Германия и Япония и только Советский Союз аннексию не признал. На всей территории Эфиопии развернулась партизанская война. Более 60% территории Эфиопии находилось под властью партизан.
Началась Вторая мировая война. 10 июня 1940 года открылись военные действия между Англией и Италией. В январе 1941 года англичане вместе с эфиопами начали наступление на Сомали и взяли Могадишо, затем Харер, Дыре-Дау, а 6 апреля – Аддис-Абебу.
5 мая Хайле Селассие с эфиопскими войсками и партизанами вступил в Аддис-Абебу. Но освобожденная Эфиопия с трудом преодолевала анархию. То одна, то другая провинция объявляли свои территории независимыми от власти императора. Особенно сильны были силы сепаратистов в провинциях Оромо, Тигре. И все же к концу Второй мировой войны Хайле Селассие восстановил власть над страной. Губернаторы лишились права иметь войска, вступать в дипломатические отношения с другими державами. Положительное сальдо во внешней торговле и добыча золота укрепили эфиопскую экономику. Довоенные реформы были продолжены. В 1951 году было ликвидировано рабство, реформирована налоговая система, чиновники и военные начали получать твердое жалование из государственной казны. Тяжелым оставалось положение крестьян, страдавших от безземелья и неурожаев. Крестьяне платили налоги государству, местным феодалам, их обирали старосты, администрация, суды, полицейские.
К середине ХХ века Эфиопия оказалась самой отсталой страной Африки. В 1950—1980-х годах были почти полностью уничтожены уникальные эфиопские леса, занимающие половину территории страны. Фактически имела место экологическая катастрофа.
Во внешней политике Хайле Селассие боролся против колониализма, выступал за мир. В 1952 году император добился воссоединения Эритреи с Эфиопией согласно решению ООН. Страна получила выход к Красному морю, но среди жителей Эритреи, несмотря на создание федерации, преобладало недовольство. Объединение больно ударило по Эритрее (языковая дискриминация, упразднение демократических институтов), и, когда в 1962 году была ликвидирована автономия Эритреи, там началась полномасштабная вооруженная борьба за независимость. Провозглашение либеральных свобод в Конституции 1955 года на деле оказалось фикцией. В стране росло недовольство, перемен требовали армия и часть высших чиновников. В 1958—1959 годах страну охватил голод. Во время визита Хайле Селассие в Бразилию в стране произошла попытка государственного переворота. Но стоящего во главе переворота генерала Менгисту, армия не поддержала. Мятеж был подавлен, зачинщики казнены, но брожение усилилось. Император затем простил ряд заговорщиков, были выделены большие средства на армию, повышены оклады, но заговоры и бунты продолжались. В 1968—1969 годах прошли большие студенческие выступления.
Еще в 1958 году в Эритрее было создано Эритрейское освободительное движение (ЭОТ). В сентябре 1961 года в Эритрее разгорелась война. Был создан фронт освобождения Эритреи (ФОЭ). В 1970 году от него откололся народный фронт освобождения Эритреи (НФОЭ). ФОЭ составляли и возглавляли мусульмане, в НФОЭ входили христиане. Группировки ставили своей целью получение независимости. Император держал в Эритрее 10-тысячную армию, сражавшуюся с повстанцами. Одновременно он старался решить ряд проблем мирным путем: отменял налоги, недоимки, выделял дотации для развития сельского хозяйства, много молодежи послал учиться за границу и в столицу. Но замирить эритрейцев не удавалось. Наличие в руководстве страны большинства амхаров (одной из многочисленных народностей Эфиопии) порождало волнения в других частях Эфиопии. Этническая раздробленность способствовала развитию сепаратистского движения.
К революции 1974 года Эфиопия подошла как государство с монархической формой правления. 90% населения составляло крестьянство. Господствующая этническая группа была амхара, а их религия – монофизическое христианство, которая являлась государственной религией. Эфиопия являлась одной из самых отсталых стран мира с точки зрения экономики, политического строя, жизненного уровня населения. Большинство населения составляют амхары (12%) и тиграи, официальный язык амхарский, широко используется английский.
Большую роль в жизни простых эфиопов играет церковь. В стране представлены три крупные мировые религии: христианство (35-40%), ислам (несколько меньше) и иудаизм (незначительная часть). Есть другие верования и культы. Церковная служба ведется на древнем языке геэс и на амхарском, сопровождается танцами и пением. В году около 250 постных дней. В постные дни запрещается есть пищу животного происхождения, а также есть что-либо до полудня (кроме субботы и воскресения). Эфиопские христиане свинину не едят. Основные церковные праздники – Пасха, Рождество, Крещение.

Толчком к революции стала большая засуха 1972—1974 годов, которая унесла жизни 100 тысяч человек. В ходе ее продолжалась грабительская эксплуатация населения, отправка зерна за границу, расхищение продовольствия, полученного в качестве гуманитарной помощи. Засуха особенно ударила по населению Эритреи, где началось всеобщее восстание. В январе-феврале 1974 года начались мятежи в воинских частях и демонстрации молодежи. Забастовали учителя, таксисты, народ вышел на улицы, громя богатые особняки, магазины, автомобили. Хайле Селассие обещал повысить зарплату военным, но те требовали отставку министров, либеральных свобод, пересмотра конституции. Выдвигая все новые требования, армия пошла на захват власти. 28 июня военные создали Координационный комитет вооруженных сил (ККВС) во главе с майором Менгисту Хайле Мариамом, представителем умеренного и радикального крыла. 22 июля ККВС отстранил нового премьера, пытавшегося противодействовать армии. 12 сентября император был низложен и арестован, создан временный военно-административный совет (ВВАС) во главе с генералом Тэфэри Банди. Первым заместителем стал майор Менгисту Хайле Мариам. На трон был возведен сын Хайле Селассие – Асфа. В августе 1975 года бывший император был тайно убит, а его сын лишен престола.
С 1 марта 1976 года государство стало называться Социалистическая республика Эфиопия. Часть армии, студенчество, профсоюзы, интеллигенция требовали передачи власти гражданским институтам, но ВВАС пресекало эти попытки, проводя чистки и расстрелы. В 1975 году сложилась марксистская эфиопская народная революционная партия (ЭНРП). В Лондоне создан эфиопский демократический союз (ЭДС) из монархистов и сепаратистов. Обе партии развернули борьбу против ВВАС. Менгисту Хайле Мариам возглавил режим в феврале 1977 года, тогда же объявил о раздаче оружия народу для пресечения террористической деятельности ЭНРП. Эфиопия разорвала дипломатические отношения с США, Англией, ФРГ.
В 1977—1978 годах произошел военный переворот в Сомали. К этому времени обе страны объявили о намерении строить социализм, обе являлись союзниками СССР. Вначале Сомали поддержало волнения в пограничной области Огаден, где основное население составляло сомалийская народность исса, а 23 июля 1977 года развязало против Эфиопии войну. Война приняла оттенок войны христианской Эфиопии и мусульманского Сомали.
Советское руководство приняло решение поддержать Эфиопию по нескольким причинам: правящий режим ВВАС был более прогрессивным и революционным, Эфиопия имела в Африке авторитет больше, чем Сомали, к тому же Сомали выступило в роли агрессора. Правительство Сомали разорвало отношения с Москвой (ноябрь 1977 года) и обратилось за помощью к США. Однако помощи США оказалось недостаточно. Вторгшиеся сомалийские войска (20 тысяч человек с авиацией и тяжелой техникой) продвинулись в районе Харэрге на 700 км, в Боле и Сидьмо на 300 км, заняли 90% территории Огаден, что составило пятую часть территории Эфиопии. Эфиопские войска, находясь в центральной части страны, усмиряя партизан и террористов, не смогли оказать серьезного сопротивления агрессору.
От полного поражения эфиопов спасла Куба. Фидель Кастро по воздуху (видимо, с помощью наших Ан-22) перебросил в Эфиопию большой воинский контингент (три механизированные бригады). Военную помощь оказали так же СССР и ГДР. В январе 1978 года кубинцы остановили сомалийцев на подступах к Харэреу, а в феврале-марте во взаимодействии с эфиопами наголову разбили сомалийцев у Дыре-Дау и Джиджиги. 9 марта Сомали заявило о прекращении войны и отводе войск. Однако сомалийские партизаны периодически создавали напряженность на южной границе Эфиопии. В районе Хараре продолжала дислоцироваться кубинская механизированная бригада.
20 ноября 1978 года был подписан советско-эфиопский договор о дружбе и сотрудничестве. На одном из островов архипелага Дахлак был создан пункт материально-технического обеспечения советского военно-морского флота, куда были доставлены плавдок, ремонтные плавучие мастерские, несколько вспомогательных судов, построен небольшой жилой городок для семей наших военных и гражданских лиц. На базе могли пройти и восстановительные, и планово-предупредительные, и доковые ремонты наши военные корабли и подводные лодки, несущие боевую службу в Индийском океане,
В Эфиопии же Эритрея продолжала борьбу. В провинции Тигре еще с 1970 года действовал народный фронт освобождения Тигре (НФОТ), фронт освобождения Оромо, все они боролись за получение независимости. И хотя к 1980 году эфиопским коммунистам удалось добиться победы над всеми крупными группировками, боевые действия повстанцев в провинциях продолжались
В этой краткой справке можно проследить основные этапы истории Эфиопии – истории постоянных войн за объединение государства, против сепаратизма и национальной междоусобицы, истории борьбы против колониального господства западных государств. Эфиопия так и не стала колонией, защитив свою независимость.
Борьба за независимость определила особый национальный характер этого многонационального народа. Для эфиопов характерна иносказательная, уклончивая манера излагать свои мысли, скрытность и зачастую неискренность при внешней вежливости. Их национальная гордость иногда переходит в надменность и пренебрежение к другим нациям. Эфиопы обидчивы и никогда не забывают обиды.
В этой стране мне пришлось работать, жить и общаться с людьми.

Глава 4. Отъезд из Союза

15 декабря 1984 года в 10-м Главном управлении нас собралось около 40 человек. Собрались те, кто через 10 дней должен был вылетать в Никарагуа, Южный Йемен, Анголу, Вьетнам, Эфиопию, на Кубу. Вначале с нами встретился заместитель начальника управления. Он рассказал о задачах советников и специалистов, объявил план нашей подготовки перед вылетом. В общей группе с нами провели ряд занятий. Прочитали лекции о международном положении в регионах и странах нашей будущей работы, о роли и месте военных советников в странах пребывания, об эпидемиологической обстановке и мерах по предупреждению различных заболеваний, о мерах безопасности и т.д.
С нами подробно разобрали случаи грубого нарушения дисциплины нашими специалистами и недостойного поведения за границей, гибели по личной недисциплинированности и нарушении правил безопасности, как военными товарищами, так и членами их семей. Мы повторно прошли медосмотр, сделали последние прививки от всяких экзотических болезней. Затем нас распределили по группам, то есть по странам нашей работы. Теперь с нами занимались направленцы по Эфиопии. Разговор шел о конкретной стране, ее особенностях, истории, современном положении, характере и национальном менталитете населения.
В 1981—1984 годах в Эфиопии в результате засухи разразился страшный голод. Он охватил большую часть провинций этой страны. Мы узнали о мерах, принимаемых международным сообществом и Советским Союзом, в частности, по оказанию помощи населению этой страны.
Наша группа «эфиопов» состояла из 8 человек. Нас, моряков, оказалось двое: я и начальник штаба бригады ОВР из Риги – капитан 2 ранга Игорь Чернявский. Остальные были армейские товарищи (они назначались непосредственно на фронты). Нам подтвердили наше распределение: Игорь шел в Массауа, я – в Ассаб. Нам дали общую характеристику ВМС Эфиопии. ВМБ Массауа располагалась в северной части провинции Эритреи, там базировались основные силы флота. ВМБ Ассаб находилась на юге этой же провинции и выполняла функции тылового базирования. Основным её подразделением была ракетно-техническая база, где хранились, готовились и поставлялись на ракетные катера крылатые ракеты класса «корабль-корабль» П-15. Более конкретный состав сил, их состояние нам предстояло узнать по прибытии на место.
С нами должен был отправиться в Эфиопию наш непосредственный начальник старший группы советников и советник командующего ВМС Эфиопии капитан 1 ранга Валентин Иванович Шейко. Однако он задерживался и должен был лететь следующим рейсом.
Последний день перед вылетом был посвящен получению штатской одежды и оформлению документов. В военном отделе ЦК КПСС мы сдали наши партбилеты. Персонально с каждым из нас беседовал товарищ в штатском – Герой Советского Союза. Беседа касалась нашей роли как проводников советского образа жизни, нашей ответственности и т.п.
На вещевой склад нас всех доставили автобусом, где мы подобрали себе штатскую одежду: костюм, плащ, несколько рубашек, шляпу. Обувь оставалась нашей. Те же, кто приехал в зимней одежде, мог оставить её там на хранение. У меня проблемы не было, я все лишнее оставлял у родственников. Самое интересное, что почти у всех оказались одного цвета костюмы и плащи как во французской комедии про полицейских. Главный принцип в армии – единообразие, этому следовали и в 10-м Главном управлении.

Глава 5. В путь!

Мои родственники Ира и Олег Чулковы за время пребывания в Москве помогли мне собраться и приобрести всё необходимое на первое время. Опыт они имели, так как дважды работали за границей. Собрали мне аптечку с необходимыми лекарствами, купили копченой колбасы, несколько баночек паштета, туалетные принадлежности и прочие необходимые вещи и мелочи.
Вылет был спланирован на вечер 24 декабря, билеты закуплены на Боинг-737 эфиопской авиакомпании, назначено время сбора вылетающих в аэропорту Шереметьево. Самолет вылетал с посадкой в Афинах и Каире. Родственники организовали мне машину, и я ехал в аэропорт налегке: в плаще, шляпе и легких туфлях, мороз же в Москве был около 20 градусов. Собрались все, осмотрелись, прошли таможню. Досмотра как такового не было – видно знали, кто, куда и зачем летит.
В самолете нас встречали красивые, стройные, как черные статуэтки, в белоснежных блузках, темно-зеленых форменных костюмчиках эфиопские стюардессы. Разговор вёлся на английском языке, и наши переводчики не преминули воспользоваться первой практикой. После взлета разносили напитки: наши воины навалились на пиво. В самолете были свободные места. По взаимной договоренности сторон в Аддис-Абебу летали два рейса в неделю: в понедельник и пятницу, чередуясь самолетами Аэрофлота и Эфиопских авиалиний. Аэрофлот старался загрузить свои рейсы, так что с эфиопами постоянно случались разборки.
Ночью садились в Афинах. Был штормовой ветер, дождь. В первый заход посадка не получилась, боковой ветер начал сносить самолет с посадочной полосы, и командир экипажа стал резко набирать высоту. Это почувствовали даже спящие пассажиры. Со второго захода приземлились нормально. После заправки и приема нескольких пассажиров взяли курс на Каир. Рано утром приземлились в Каире. Почему-то стоянка была оцеплена охраной, это мы видели из иллюминаторов. Из самолета никого не выпускали. Приняли группу пассажиров. Это была группа кенийских летчиков. Они следовали в свою страну через Эфиопию, по-видимому, после обучения. Все ребята молодые, высоченные, черные, как смоль. В белых рубашках и зеленой летной форме они были великолепны. Они внесли в салон запах отличного одеколона. Вот тебе и негры!
В 8 часов мы подлетели к Аддис-Абебе. Стояла чудесная погода, в небе ни облачка. Из иллюминаторов были видны горы, зеленые массивы эвкалиптовых рощ и белокаменный город, раскинувшийся на отрогах гор на высоте более двух тысяч метров над уровнем моря. Самолет сделал круг и пошел на посадку. Приземлился, подрулил к вокзалу. Мы вышли из самолета. Температура воздуха 18-20 градусов тепла, чувствуется запах каких-то цветов. Проследовали в здание вокзала. К нам подошли переводчики наших групп, помогли заполнить декларации. В зале четыре линии таможенного досмотра. Таможенники работали быстро, в вещах не копались, для них было ясно, кто мы и для чего здесь, так что досмотр был простой формальностью. После досмотра мы попали в зал.
Нас с Игорем встречал старший группы моряков капитан 1 ранга Иван Васильевич Василенко. Срок его пребывания в Эфиопии истек, и он ожидал прибытия своего сменщика. Мы представились. Прямо с аэродрома проехали в штаб командующего ВМС Эфиопии, там же размещался офис нашего старшего. Он состоял из двух кабинетов, в одном из них размещался Василенко, в другом советник начальника тыла флота капитан 1 ранга Беда и советник начальника политуправления. К сожалению, фамилию его не помню. Василенко сообщил о нашем прибытии командующему ВМС командору Тасфае Бархану и представил нас ему. Присутствовали при этом начальник штаба каптэн Белега Белети и начальник политуправления каптэн Тадессе Негалу. Беседа коснулась общих вопросов и проблем эфиопских ВМС, задач, которые решает флот. Эфиопские товарищи поинтересовались нашими семьями, количеством детей, пожелали нам успехов в нашей предстоящей работе, и мы отбыли.
Далее мы проследовали в офис Главного военного советника в Эфиопии генерал-полковника Амбаряна. Офис занимал территорию в несколько гектаров, огороженную высокой каменной стеной, за которой скрывалась взлетно-посадочная полоса и места стоянки самолета Ан-26 и вертолета Ми-4 – личного авиатранспорта Главного.
Сам же штаб размещался в двухэтажном здании. На первом этаже находились канцелярии, помещения связи, кабинеты помощников и советников видов вооруженных сил Эфиопии. Там же специальный класс, где работали с документами офицеры. В правом крыле здания размещалось кафе, где можно было отобедать или просто выпить пива или кофе; на втором этаже – кабинеты Главного военного советника, советника начальника Генштаба Эфиопии генерала-лейтенанта Александра Ивановича Киселева, советника начальника Главного политуправления Эфиопии генерала-майора Евгения Григорьевича Махросенкова. Там же были помещения специальной связи и конференц-зал.
Кроме тех, кто непосредственно исполнял обязанности советников, при штабе ГВС находилась масса офицеров, сверхсрочников и военнослужащих срочной службы, которые обслуживали аппарат Главного и весь советнический контингент. Был финансовый отдел с начальником полковником А.М. Усоком и его двумя помощниками (отдел занимался всем финансовым обеспечением всех наших в Эфиопии), был начальник отдела кадров полковник И.И. Боровых, начальник медицинской службы полковник В.А. Гринь, секретарь парткома полковник А.И. Капустин (партком работал на правах райкома КПСС). Рота охраны несла караульную службу и выполняла различные хозяйственные работы. Комендант следил за порядком в офисе, общежитии, организовывал несение внутренней службы. И много ещё было всяких обеспечивающих и помогающих, которые получали заграничные командировочные и согласно Постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 января 1983 г. являлись участниками боевых действий.
На территории военного городка было два больших сборных деревянных здания – общежития, где останавливались прибывшие из Москвы советники, ожидая отправки в войска, а также отпускники, другие военные, члены семей, прибывающие в Аддис-Абебу по разным причинам и с разными поручениями.
При офисе функционировал магазин с двумя продавцами. Был и начальник военного магазина. По заявке начальника из Москвы доставлялись продукты, не подлежащие длительному хранению: масло сливочное, колбасы, консервы-пресервы и т.п. Основные продукты, такие как мука, мясные и рыбные консервы, крупы, мучные изделия, средства гигиены, парфюмерия и прочее доставлялись контейнерами морским транспортом через порт Ассаб. Продукты можно было брать в кредит. За продуктами приезжали с фронтов и из гарнизонов.
В общем, народу в офисе было много и разного. Кроме общежитий, на жилой территории было оборудованы несколько индивидуальных жилых домиков, в которых могли разместиться семьи, особенно с детьми. Там можно было даже приготовить еду. Всё это мы увидели и узнали при первом посещении офиса Главного.
Мы с Игорем заселились в общежитие, пообедали в кафе и продолжили знакомство и общение с нашим старшим. Провели мы в Аддис-Абебе два дня, получили аванс по 90 бырр (местная валюта). Половину последнего дня посвятили знакомству с Аддис-Абебой.

советские военные советники в Эфиопии

Советские моряки приобрели опыт, недоступный подавляющему большинству представителей других видов ВС СССР. Они не красили одуванчики в зеленый цвет, не занимались сельхозработами, а постоянно находились на передовой, в готовности в любой момент начать боевые действия против очень сильного и умелого противника.

Кручинин Ю.Л. Военный советник: Воспоминания. — Севастополь,: «Мистэ», 2011. — 320 с., ил

Комментировать

Ваш e-mail будет виден только администратору сайта и больше никому.